Семь месяцев эпопеи Малой земли

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье анализируются боевые действия на Малой земле и дается оценка значению этого плацдарма в борьбе за Новороссийск в 1943 году.

Summary. The article analyzes combat actions at the Malaya Zemlya and assesses the value of this bridgehead in the struggle for Novorossiysk in 1943.

Киселёв Илья Викторович — преподаватель кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин филиала Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина», кандидат исторических наук

(г. Краснодар. Е-mail: kiselev-istfak@yandex.ru).

 

Cемь месяцев эпопеи Малой земли

 

Высокая динамичность и большой размах боевых действий являлись отличительными чертами многих операций Великой Отечественной войны, но были в её истории и сражения, которые велись длительное время на небольшом пространстве. Подчас именно в таких сражениях упорство противоборствующих сторон достигало своего предела, а обоюдные потери имели крупномасштабный характер. И решались в них если не исход всей войны, то по крайней мере судьбы крупных городов и стратегических операций. Так было в Одессе, Севастополе, Сталинграде. В этом ряду стоит и противостояние советских и немецких войск под Новороссийском, прежде всего — на Малой земле.

Оценка борьбы за Новороссийск в послевоенной отечественной историографии складывалась на основе изучения всего хода битвы за Кавказ 1942—1943 гг. В частности, о значении Малой земли говорилось следующее: «Захватив и удержав плацдарм, десант создал реальную угрозу правому флангу немецкой обороны, отвлёк на себя значительные силы с других участков Черноморской группы войск Северо-Кавказского фронта, полностью исключил возможность использования противником Новороссийского порта и создал благоприятные условия для проведения операции по освобождению Новороссийска в сентябре 1943 года»1.

Однако с начала 1970-х годов история плацдарма переплелась с военной биографией Л.И. Брежнева, воспроизведённой в небезызвестном произведении «Малая земля»2. Усиленное (до навязчивости) внимание ко всему ходу новороссийского сражения позволило сделать немало полезного: глубже исследовать события на Малой земле, увековечить память о её защитниках, наконец, способствовало принятию решения о присвоении Новороссийску звания «Город-герой», вполне им заслуженного. Но обратной стороной этого процесса стала мифологизация данной страницы Великой Отечественной войны. Когда же в конце 1980-х годов политическая ситуация в нашей стране изменилась, под сомнение были поставлены значимость борьбы за Новороссийск и подвиг малоземельцев. Дошло до откровенной иронии и издевательства над самим понятием «Малая земля»3. Так сложились два совершенно противоположных взгляда на историю малоземельского плацдарма, которые продолжают существовать и поныне.

Таким образом, бои на Малой земле никак нельзя назвать «белым пятном» в истории Великой Отечественной войны. Однако представляется необходимым устранить возникшую противоречивость оценок борьбы на Малой земле, обратившись к объективному анализу событий, которые разворачивались на южной окраине Новороссийска с 4 февраля по 16 сентября 1943 года. Комплексное изучение архивных документов, мемуарной литературы, достижений отечественной и зарубежной историографии позволяет уточнить важные детали борьбы за малоземельский плацдарм и дать взвешенную оценку его значению.

Возникновение Малой земли связано с наступательной операцией «Море», подготовленной силами Черноморской группы войск (командующий — генерал-лейтенант И.Е. Петров) Закавказского фронта при содействии Черноморского флота (командующий — вице-адмирал Ф.С. Октябрьский). Её первым этапом должно было стать освобождение Новороссийска войсками 47-й армии (командующий — генерал-лейтенант Ф.В. Камков, с января 1943 г. — генерал-лейтенант К.Н. Леселидзе) и силами десанта из района Южной Озерейки. Затем планировалось овладеть Таманским полуостровом и отсечь пути отступления немецкой 17-й армии с Кавказа4.

К сожалению, реализовать эти планы в начале 1943 года советскому командованию не удалось. Несколько раз сроки наступления 47-й армии под Новороссийском переносились, а когда оно всё-таки началось (случилось это в конце января), то оказалось безуспешным. В начале февраля, надеясь сломить немецкую оборону, командование Черноморской группы войск Закавказского фронта решилось на высадку десанта, хотя это предполагалось сделать лишь после достижения успеха в полосе 47-й армии5.

Результат хорошо известен: по целому ряду причин основные силы десантного отряда так и не были высажены в Южной Озерейке в ночь на 4 февраля. Оказавшиеся на берегу десантники (около 1,4 тыс. человек), возглавляемые капитаном 3 ранга О.И. Кузьминым, 5—6 февраля были разбиты противником, несмотря на ожесточённое сопротивление. На таком фоне результаты действий вспомогательного отряда морской пехоты численностью всего 260 человек стали исключительной удачей. Той же ночью 4 февраля этот десант во главе с майором Ц.Л. Куниковым сумел высадиться на берегу Цемесской бухты южнее Станички, захватив плацдарм протяжённостью 1,5 км и глубиной до полукилометра.

Эта удача имеет вполне рациональное объяснение. Высадка демонстративного десанта на берегу Цемесской бухты оказалась неожиданной для противника, чьи солдаты и офицеры фактически бросили свои укреплённые позиции на берегу. Отряд Ц.Л. Куниковым был набран исключительно из опытных добровольцев и прошёл всестороннюю усиленную подготовку. Куниковцам удалось сохранить контроль участков высадки и установить надёжную связь с Большой землёй. Благодаря этому в ту же ночь на захваченный плацдарм переправился пулемётный батальон Новороссийской военно-морской базы (610 человек), а десантники получили эффективную поддержку артиллерийским огнём с восточного берега Цемесской бухты. Всего этого очень недоставало главным силам нашего десанта у Южной Озерейки.

Тем не менее 4—5 февраля судьба отряда Ц.Л. Куникова висела на волоске. В ночь на 5 февраля он получил лишь 200 человек пополнения из состава 31-го парашютно-десантного полка — высадить больше помешала штормовая погода. К тому же командование Черноморской группы войск и флота не сразу решилось переориентировать основные силы десанта, возглавляемые полковником Д.В. Гордеевым, с Южной Озерейки на Станичку. Соответствующее боевое распоряжение № 019/оп было отдано И.Е. Петровым только днём 5 февраля. В нём говорилось: «Используя захваченный плацдарм, полковнику Гордееву свой десантный отряд последовательно сосредоточить в р-не Станичка… В последующем по мере наращивания сил десанта штурмовыми группами очищать г. Новороссийск…»6.

Перевозка войск была возложена на Новороссийскую военно-морскую базу (командир — контр-адмирал Г.Н. Холостяков), которой были приданы 3 канонерские лодки, 4 тральщика и 15 сторожевых катеров. В интересах отряда Ц.Л. Куникова стала действовать и морская авиационная группа ВВС Черноморского флота (137 самолётов), которая ранее поддерживала десантников, высадившихся в Южной Озерейке7.

Первыми в ночь на 6 февраля на плацдарм были высажены 255-я бригада морской пехоты и часть сил 165-й стрелковой бригады. Затем ночью с 8 на 9 февраля прибыли 83-я морская стрелковая бригада, 29-й истребительно-противотанковый полк, оставшиеся подразделения 165-й стрелковой бригады и 31-го парашютно-десантного полка.

Всего с момента высадки куниковцев по 9 февраля на Малую землю были доставлены 15,5 тыс. солдат и офицеров, 6 орудий и 5   120-мм миномётов, 436 т грузов8. Десантным частям, объединённым в оперативную группу под командованием Д.В. Гордеева, за 6 дней боёв удалось полностью овладеть поселками Станичка, Алексина и Мысхако, надёжно закрепив за собой захваченный плацдарм, расширенный до 28 км2. Но решить такую задачу, как освобождение Новороссийска, группа не смогла.

Поэтому 10—14 февраля по решению генерал-лейтенанта И.Е. Петрова на Малую землю отправились дополнительные силы — 51-я и 107-я стрелковые бригады, 897-й горнострелковый полк 242-й горнострелковой дивизии. Одновременно произошла и реорганизация управления — стрелковые бригады вошли в состав 16-го стрелкового корпуса полковника Г.Н. Перекрёстова, а морская пехота и парашютисты — в 20-й стрелковый корпус генерал-майора А.А. Гречкина. С согласия Ставки ВГК руководство ими передавалось управлению 18-й армии (командующий — генерал-майор К.А. Коротеев, с марта 1943 г. — генерал-лейтенант К.Н. Леселидзе), прибывшей 19 февраля в Солнцедар из-под Краснодара. Сама армия стала именоваться десантной9. В числе прибывших на плацдарм частей был и 290-й полк НКВД, нёсший комендантскую службу в районе высадки, в том числе боровшийся с дезертирством10.

Советские войска столкнулись на Малой земле с множеством трудностей. В их распоряжении имелись лишь стрелковое оружие, миномёты и незначительное количество орудий калибром 45—76 мм. Тяжёлая артиллерия и тылы продолжали оставаться в районе Геленджика. Противовоздушную оборону плацдарма обеспечивал лишь один дивизион 574-го зенитного артиллерийского полка (12 единиц 37-мм орудий и 20 пулемётов ДШК)11. Не имелось на Малой земле и танков, целая рота которых была потеряна во время выгрузки 11 февраля12. Десантники испытывали нехватку продовольствия и боеприпасов13.

Переправить на захваченный плацдарм всё необходимое было крайне тяжело, так как Черноморский флот не располагал специальными десантно-транспортными судами, способными обеспечить высадку и снабжение войск на необорудованном побережье в любую погоду. Наконец, нормальному снабжению малоземельцев мешали организационные недостатки. В приказе генерал-майора А.А. Гречкина от 12 марта 1943 года говорилось: «Прибытие судов, разгрузка грузов и людей, эвакуация больных и раненых производятся крайне неорганизованно…»14. Лишь со второй половины марта, когда было отлажено взаимодействие тыла 18-й армии и управления Новороссийской военно-морской базы, снабжение советских подразделений на плацдарме стало более-менее регулярным.

Впрочем, противник тоже не тратил времени даром, в течение февраля его противодействие десантникам заметно возросло. Если в первые дни месяца основные усилия 73-й немецкой и 10-й румынской пехотных дивизий были нацелены на разгром десанта в Южной Озерейке, то в последующем всё изменилось. Командир немецкой 73-й дивизии генерал-лейтенант Р. Бюнау, руководивший обороной Новороссийска, командование 5-го армейского корпуса и 17-й армии противника осознали угрозу со стороны Малой земли и постарались как можно скорее ликвидировать её. Действовавшая против высаженных советских частей группировка Бюнау 5 февраля была усилена 229-м егерским полком (из состава 101-й лёгкопехотной дивизии) и 93-м моторизованным полком (из 13-й танковой дивизии), 8 февраля к ним присоединился 305-й гренадерский полк (из 198-й пехотной дивизии)15. 11 февраля в бой с десантными войсками на малоземельском плацдарме вступили первые подразделения 125-й пехотной дивизии, а через четверо суток южнее Новороссийска сражалась уже вся эта дивизия. Здесь же отметился и 191-й дивизион штурмовых орудий16. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Кирин И.Д. Черноморский флот в битве за Кавказ. М.: Воениздат, 1958. С. 165.

2 Брежнев Л.И. Малая земля. М.: Изд-во политической литературы, 1979. 48 с.

3 Нехамкин С. «Малая Земля, великая земля» // Известия. 5 сентября 2005 г.

4 Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВГК: Документы и материалы. 1943 год. Т. 16 (5—3). М., 1999. С. 262

5 Юрина Т.И. Новороссийское противостояние: 1942—1943 гг. Краснодар: «Книга», 2008. С. 205.

6 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 276. Оп. 811. Д. 164. Л. 22.

7 Минаков В.И. Под крылом — Цемесская бухта. Краснодар: Краснодарское кн. изд-во, 1979. С. 81.

8 Боевая летопись Военно-морского флота. 1943. М., 1993. С. 400.

9 Восемнадцатая в сражениях за Родину. Боевой путь 18-й армии. М.: Воениздат, 1982. С. 179, 180.

10 ЦАМО РФ. Ф. 276. Оп. 811. Д. 164. Л. 78.

11 Воронин Н.М., Лаврентьев К.Г. Артиллеристы Малой земли. Краснодар: Краснодарское кн. изд-во, 1983. С. 93.

12 Кондратенко Г.Ф. Танки штурмуют доты. Краснодар: Краснодарское кн. изд-во, 1981. С. 38.

13 Фонды Новороссийского исторического музея-заповедника. Ф. 5. Оп. 1. Д. 73а. Л. 20.

14 ЦАМО РФ. Ф. 371. Оп. 6367. Д. 165. Л. 49.

15 Тике В. Марш на Кавказ. Битва за нефть 1942—1943 гг. М.: Эксмо, 2005. С. 388.

16 Карель П. Восточный фронт: В 2 кн. Кн. 2. 1943—1944. М.: Эксмо, 2003. С. 130.