Очистка местности от взрывоопасных предметов на северо-западе Российской Федерации. 1944—2014 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается об очистке местности от взрывоопасных предметов на северо-западе РФ в 1944—2014 гг.

Summary. The article describes cleaning of areas in the RF North-West from explosive devices in 1944-2014.

АРМИЯ И ОБЩЕСТВО

 

КОРШУНОВ Эдуард Львович — начальник Научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации, полковник (Санкт-Петербург. E-mail: himhistory@yandeх.ru);

РУПАСОВ Александр Иванович — ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории Российской академии наук, доктор исторических наук (Санкт-Петербург. E-mail: himhistory@yandeх.ru).

 

«ПОЛОЖИТЬ КОНЕЦ СТРАДАНИЯМ И НЕСЧАСТЬЯМ, ВЫЗЫВАЕМЫМ ПРОТИВОПЕХОТНЫМИ МИНАМИ»

Очистка местности от взрывоопасных предметов на северо-западе Российской Федерации. 1944—2014 гг.

 

После окончания Великой Отечественной войны на бывших полях сражений во многих регионах страны оставались миллионы мин и фугасов, неразорвавшихся авиабомб, снарядов и гранат, значительное число складов боеприпасов. Всё это представляло значительную опасность для передвижения войск, жизни людей, являлось серьёзным препятствием для восстановления и развития экономики страны. За тридцать пять послевоенных лет инженерными подразделениями на территории СССР были обнаружены и уничтожены «свыше 122 млн различных боеприпасов и около 58,5 млн инженерных мин на площади 1,5 млн квадратных километров»1. Смертельные находки нередки и в наши дни.

 

Международное сообщество на протяжении нескольких десятилетий выказывает свою озабоченность в отношении той опасности, которую несут сохранившиеся в земле неразорвавшиеся боеприпасы, — прежде всего гражданскому населению. Так, 3 декабря 1997 года Организация Объединённых Наций открыла для подписания Конвенцию о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении (т.н. Оттавская конвенция). К тексту конвенции прилагался протокол о запрещении и ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств. Из преамбулы конвенции следовало, что одна из её главных целей заключается в том, чтобы «положить конец страданиям и несчастьям, вызываемым противопехотными минами, которые каждую неделю убивают и калечат сотни людей, главным образом невинных и беззащитных гражданских лиц, и в первую очередь детей, препятствуют экономическому развитию и восстановлению, затрудняют репатриацию беженцев и лиц, перемещённых внутри страны, и порождают другие тяжёлые последствия в течение многих лет после их установки»2. 8 декабря 2005 года Генеральная Ассамблея ООН постановила провозгласить 4 апреля Международным днём просвещения по вопросам минной опасности и помощи в деятельности, связанной с разминированием, и отмечать его ежегодно.

На территории Северо-Западного региона Российской Федерации активные боевые действия велись на протяжении всей Великой Отечественной войны. Общая площадь, которую они затронули, превышает 250 тыс. км2 (40 проц. от всей площади региона). Опыт очистки территории Ленинградской области от взрывоопасных предметов (ВОП3) показывает, что территории, на которых велись боевые действия, имеют засорённость взрывоопасными предметами в среднем 4 единицы на 1 гектар, а в районах бывших линий обороны — до 150 единиц на 1 гектар4.

Процесс очистки территории Северо-Западного региона от ВОП по объективным причинам растянулся на десятилетия. Не приходится говорить о том, что к настоящему времени извлечены все взрывоопасные предметы. Тем не менее основная их масса была обнаружена и уничтожена ещё в 1944—1948 гг. В ходе последующих проверок отдельных площадей хотя и выявлялось значительное количество ВОП, однако несопоставимо меньшее, чем в вышеуказанный период.

Ещё перед началом Ленинградско-Новгородской стратегической наступательной операции (14 января — 1 марта 1944 г.) специальными войсками, в т.ч. инженерными, химическими, железнодорожными и др., проводилась соответственно инженерная, химическая и техническая разведка местности. Продвижение войск Ленинградского фронта делало крайне необходимым проведение ряда специальных, в большинстве случаев спешных мероприятий на освобождавшейся от противника территории. Применение немецкими войсками значительного количества мин, мин-ловушек, фугасов, взрывных заграждений делало вопрос очистки местности5 особенно острым. Случаи гибели личного состава и даже целых подразделений в войсковом тылу были трагической реальностью. Так, в отчёте о действиях химических подразделений 115-го стрелкового корпуса в период наступательных боёв с 16 января по 25 февраля 1944 года указывалось: «Во время взрыва мины замедленного действия в р[айон]е Луга целиком погибли взвод химзащиты 1066 сп 281 сд и взвод химзащиты 72 сд»6.

24 февраля 1944 года в войска поступил приказ начальника штаба Ленинградского фронта генерал-лейтенанта Д.Н. Гусева7. Этим приказом регулировался порядок расквартирования частей и подразделений. Среди требований, изложенных в нём, имелось и упоминание о тщательной инженерной разведке «во всех вновь освобождённых от противника населённых пунктах, принимая своевременные меры по разминированию и обезвреживанию всех объектов»8.

Поэтому сбор информации о минировании местности, захват карт минных полей противника стали приоритетными задачами войсковых разведчиков. Интересен следующий факт. В ходе боевых действий в Эстонии войсковым разведчикам 41-го гвардейского Эстонского корпуса не удалось захватить карты минных полей. Напротив, высланная в район имения Торма9 (район действия войсковой разведки) химическая разведка из состава отдельной роты химической защиты дивизии захватила среди прочих документов карты и схемы минных полей у побережья Финского залива от р. Нарвы до Таллина, за что командир группы был награждён орденом Красной Звезды, а ряд разведчиков — медалями «За отвагу»10.

26 июля 1944 года начальником Главного военно-химического управления Красной армии (ГВХУ КА) были изданы директивные указания о проведении занятий с личным составом подразделений и частей химзащиты по обнаружению и обезвреживанию минных заграждений противника11. И уже 10 сентября 1944 года начальник химического отдела Ленинградского фронта генерал-майор технических войск А.Г. Власов доложил начальнику ГВХУ КА о выполнении поставленной задачи, указав особо, что «взводы химразведки ОБХЗ и отделений ОРХЗ сд и взводов химзащиты сп для практических навыков включены в группы сапёр-разведчиков, работающих по разминированию тыловых рубежей»12.

Однако проводившимися мероприятиями в принципе не могла быть обеспечена полная безопасность войск и населения: сил и времени для достижения этой цели не хватало, глубоко залегавшие в почве неразорвавшиеся снаряды, мины и бомбы имевшимися в наличии техническими средствами далеко не всегда можно было обнаружить.

В начале 1944 года, выполняя постановление Военного совета Ленинградского фронта о сплошном разминировании территории и населённых пунктов, освобождённых от противника, приступили к работам специально выделенные для этой цели части и подразделения. Основное внимание уделялось коммуникациям и населённым пунктам. Так, сразу после освобождения от противника г. Пушкина 191-й батальон инженерных заграждений (командир батальона — майор Н.Н. Сухарев) провёл серию мероприятий по очистке от мин города, дворцовых ансамблей, технических, хозяйственных и жилых построек, а также дорог, связывавших Пушкин с Ленинградом.

Повторное (контрольное) разминирование Пушкина и его окрестностей проводилось более года спустя — в июне 1945 года — отрядом минёров 331-го батальона МПВО13 Ленинграда. В ходе повторного разминирования были проверены свыше 600 жилых домов и около 270 разрушенных зданий. Тщательно очищались от взрывоопасных предметов дворцы и парки Павловска и Петродворца, многие города и населённые пункты Ленинградской области. Бюро Ленинградского обкома ВКП(б), обеспокоенное продовольственным снабжением населения области, при рассмотрении в феврале 1945 года плана освоения земель пришло к выводу, что в первую очередь необходимо проверить свыше 17 тыс. км2 посевных площадей и очистить их от опасной начинки.

В 1944—1947 гг. для выполнения задач по разминированию командованием Ленинградского фронта (с 20 июля 1945 г. — Ленинградского военного округа) были привлечены свыше 50 тыс. человек. Вместе с воинскими частями очистку местности от взрывоопасных предметов производили подразделения Осоавиахима14 Ленинградской, Новгородской, Псковской областей и подразделения МПВО г. Ленинграда. Создавались специальные краткосрочные курсы подготовки гражданских лиц к участию в работах по разминированию. Как правило, это были рабочие ленинградских заводов и фабрик.

Только личным составом 4-го отдельного Краснознамённого инженерно-противохимического полка войск МПВО НКВД СССР в ходе работ по сплошному разминированию Ленинградской области за 2,5 месяца 1944 года были обнаружены и уничтожены до полумиллиона мин и других ВОП15. Пиротехники полка были заняты также обучением партизан и работников органов исполнительной власти методике разминирования16.

В феврале 1944 года штаб МПВО г. Ленинграда направил три полка для восстановления железных дорог, а с 1 апреля — пять батальонов МПВО для разминирования Колпино, Пулково, Урицка, Пушкина и Петродворца. До 5 августа 1944 года этими частями была очищена территория около 70 тыс. га. В ходе работ были извлечены более 7 млн взрывоопасных предметов, а при разминировании объектов Октябрьской железной дороги «было обезврежено только за 1944 год 29 авиабомб, 2043 снарядов и мин (миномётных), 7226 ПТ и ПП мин, 1259 фугасов и “сюрпризов”»17. .<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Инженерные войска / Под ред. П.И. Бирюкова. М.: ВИ МО СССР, 1982. С. 397.

2 Конвенция о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении. См.: интернет-ресурс: http://www.un.org; В 1980 г. ООН приняла Конвенцию о конкретных видах обычного оружия, ограничивающую применение некоторых его видов. Однако в протоколе II к тексту конвенции не давалось чёткого определения ряда терминов, в том числе и термина «мина», не проводилось чёткого различия между противопехотными и противотранспортными минами. Протокол фактически оказался недействующим. В 1996 г. ООН приняла новый вариант протокола. В нём давались детальные определения противопехотных мин, мин-ловушек, дистанционного управления и др. терминов, жёстко регламентировались требования к конструкции и способам применения, а также механизмы самонейтрализации и самодеактивизации. Российская Федерация присоединилась к этому протоколу, но Оттавскую конвенцию не подписала.

3 В официальных документах ООН также используется аббревиатура «ВОВ» — «взрывоопасные остатки войны», под которыми понимаются неразорвавшиеся боеприпасы и оставленные взрывоопасные боеприпасы.

4 Мякишев Б.А., Киселёв В.А., Притолюк А.А. Анализ существующих методов контроля качества очистки местности от взрывоопасных предметов // Военная мысль. 2009. № 11. С. 47—52.

5 Очистка местности от взрывоопасных предметов включает в себя проведение следующих мероприятий: разъяснительная работа среди населения по мерам безопасности и правилам поведения при обнаружении взрывоопасных предметов; организация разведки местности и объектов, нуждающихся в очистке; поиск и уничтожение взрывоопасных предметов; планирование и организация выполнения задач по выявлению и уничтожению взрывоопасных предметов; учёт и отчётность по выполненным задачам.

6 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 217. Оп. 1238. Д. 135. Л. 52—54.

7 См.: Труды научно-исследовательского отдела Института военной истории. Т. 8. Разминирование местности на Северо-Западе Российской Федерации (1944—2013 гг.): документы и материалы. СПб.: Политехника-сервис, 2014. С. 200—202.

8 ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1238. Д. 112. Л. 33.

9 На территории современной волости Торма, примыкающей к северо-западному побережью Чудского озера.

10 ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 976445. Д. 1. Л. 58—70.

11 Там же. Оп. 1238. Д. 105. Л. 86, 87.

12 Там же. Д. 111. Л. 26.

13 МПВО — Местная противовоздушная оборона. См. подробнее: По сигналу воздушной тревоги / Сост. О.М. Смирнова. Л.: Лениздат, 1974. 608 с.

14 Осоавиахим — Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству. См. подробнее: Анохин А.И. В труде и боях закалённое: (очерк истории оборонного Общества). М.: Магистр Лтд, 1998. 304 с.

15 Солдаты города-фронта / Под ред. В.Е. Ярмагаева. Л., 1994. С. 77.

16 См.: Воспоминания Г.В. Юркина «За секунду до взрыва» // Труды научно-исследовательского отдела Института военной истории. Т. 8. С. 421—442.

17 Солдаты города-фронта. С. 81—82.