Лёгкая конница, которую мы называем гусарами, — это второй род войск

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматривается вопрос происхождения и этимологии слова «гусар».

Summary. The article discusses the origin and etymology of the word «Hussar».

ТОЧКИ ЗРЕНИЯ, СУЖДЕНИЯ, ВЕРСИИ

 

ЦВИРКУН Виктор Иванович — генеральный секретарь Постоянного Международного секретариата Организации Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), доктор исторических наук, доктор педагогических наук

(г. Стамбул, Турция. E-mail: tvircun_viktor@yahoo.com).

 

«ЛЁГКАЯ КОННИЦА, КОТОРУЮ МЫ НАЗЫВАЕМ ГУСАРАМИ, — ЭТО ВТОРОЙ РОД ВОЙСК»

 

Вопреки несомненному интересу к колоритному образу гусара, воспетому в стихах, романах и художественных кинофильмах, история происхождения и сам термин «гусар» продолжают оставаться одной из наименее изученных тем современной историографии.

Относительно времени и места появления первых гусарских формирований, а также значения самого слова существует множество гипотез и версий. На протяжении столетий российские и зарубежные исследователи традиционно придерживались мнения, что гусары как особый вид кавалерии впервые появились в середине XV века в Венгрии во времена правления Матеаша (Матьяша) Хуньяди Корвина1. При этом слово «гусар» произошло от венгерского husz — двадцать и ar — по́дать, так как комплектовались эти конные отряды по принципу выделения групп вооружённых всадников от каждых 20 дворянских дворов2.

Однако этимология данного слова значительно сложнее, впрочем, как и история возникновения этого вида кавалерии. Так, венгерские исследователи склоняются к тому, что слово «гусар» уходит корнями в латинский язык, где оно звучало как cursor или futoszora — быстро передвигающийся. В странах восточной части Средиземноморья в XIV—XV вв. словом «cursor» называли легковооружённого всадника. На Балканах того же времени оно трансформировалось в слово «хусар» или же «гусар»3. «Гусары, — писали о них современники, — слово, пришедшее из сербского языка, которое возникло из позднелатинского “cursarius”, то есть “хищник”, “грабитель”, “мародёр”. Латинское слово проникло во многие языки в бассейне Средиземного моря и на Балканах, и хотя оно звучало по-разному, однако сохраняло то же значение. Венгерское слово “huszar” непосредственно заимствовано из сербского языка и соответствовало ему по значению»4. С этим согласны польские исследователи истории гусар Я. Чиховский и А. Шулчинский5, а также сербский историк Душан Бабац6. Сходной точки зрения придерживается и румынский историк К. Резакевич7. Правда, в отличие от своих коллег он считает, что проникновение термина «гусар» в европейские страны проходило через Византийскую империю, и в греческом языке слово обозначало «бандит, разбойник, нападающий исподтишка»8. Автор данной статьи склонен придерживаться первой версии, хронологически более ранней. Однако в любом случае все упомянутые авторы схожи во мнении, что изначально гусарами называли людей, живших грабежом и разбоем. Их боялись и преследовали как с той, так с другой стороны границы. Примерами могут служить предпринятые против гусар действия властей и Сербии, и Венгрии. Так, в 30-е годы XIV века великий князь Сербии Стефан Душан издал закон, согласно которому пойманного гусара следовало казнить, повесив вниз головой9. В Венгрии король Лайош I в 1378 году приказал Темешскому бану (правителю) «укротить этот служилый люд, известный под названием “хунзар”, поскольку они разбойничают в Эбрешском лесу, за что должны понести суровое наказание»10.

Действовали подобные шайки в основном на Балканах, где границы Османской империи во второй половине XIV века уже вплотную подошли к венгерским владениям. Ситуация в приграничном регионе сложилась такая: из-за кордона опустошительные набеги совершала лёгкая турецкая конница, а изнутри нападали гусары, которые затем быстро исчезали, скрываясь на сопредельной территории. Впрочем, они и там не сидели сложа руки, а нападали на местное население, из-за чего часто вступали в стычки с турецкими войсками, что способствовало накоплению боевого опыта и получению профессионального мастерства. Постепенно становилось ясно, что в борьбе с турками большую роль сыграли бы подвижные отряды лёгкой конницы, обладающие «гусарскими» качествами и способностями.

Впервые попытку создать похожие конные отряды предпринял венгерский король Жигмонд Люксембургский (1387—1437), он же король Чехии как Сигизмунд I. В 1396 году по его распоряжению Государственное собрание в Темешваре (в настоящее время г. Тимишоара в Западной Румынии) приняло закон о так называемых тягловых солдатах, согласно которому каждые 100 крестьянских наделов должны были выставить трёх хорошо снаряжённых конных лучников11. В случае исполнения намеченного плана венгерское войско получило бы 12 тыс. воинов лёгкой конницы, так необходимой для защиты границ. Однако планам короля Жигмонда сбыться было не суждено. Гусары же по-прежнему оставались вольными наездниками.

Потребовалось ещё несколько десятилетий, чтобы в армии Венгрии появились регулярные гусарские подразделения, и слово «гусар» перестало навевать страх на обывателей.

Будучи выдающимся политическим деятелем и талантливым полководцем, король Матьяш Хуньяди Корвин в полной мере оценил и использовал боевые качества лёгкой кавалерии, способной осуществлять стремительные набеги на неприятеля, проникать к нему в тыл и разрушать коммуникации, изматывать его в авангардных и арьергардных боях. В конце 50-х — начале 60-х годов XV века в венгерском войске были созданы первые гусарские отряды. В их состав входили как наёмные воины — секейские конные стрелки, вооружённые луком и стрелами, молдавские калараши (всадники), так и представители венгерского дворянского ополчения. Матеаш Корвин высоко оценивал боевые качества новых формирований. В одном из писем он отмечал: «…лёгкая конница, которую мы называем гусарами, — это второй род войск»12. Другими словами, король относил гусар к основным боевым силам, а не к иррегулярным, вспомогательным подразделениям.

Не прошло и десяти лет, как о гусарах Матеаша Корвина и их стремительных рейдах против неприятеля стали говорить при дворах владетелей европейских государств, а летописцы Венгрии начали заносить их ратные деяния на страницы своих хроник. Так, хронист Гашпар Хелтаи в описании войны между Венгерским и Польским королевствами отмечал, что «гусары врываются в Польшу, скачут по всей стране, поджигают одну за другой деревни и города… рубят всё подряд и со страшной свирепостью опустошают всё вокруг огнём и оружием»13.

Впервые в истории военного искусства нового времени Матеаш Корвин начал использовать лёгкую конницу в качестве существенного дополнения к «рыцарскому бою», как подспорье нападающей в сомкнутом строю тяжёлой кавалерии, что расширяло свободно передвигавшимися гусарами фронт конной атаки.

Успешное использование боевых качеств гусар в многочисленных сражениях привело к тому, что вслед за Венгрией гусарские отряды и полки стали возникать в армиях других европейских стран. В России первое упоминание о гусарах как о войсках иноземного строя относится к 1634 году, а в 1723 году были созданы первые гусарские части по образцу польских.

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Военная энциклопедия. СПб., 1911. Т. 8. С. 547; Энциклопедический словарь. 7-е изд. М., 1914. Т. 17. С. 407; Encyclopedia Amerikana. Washington; New-York; Chicago, 1956. Vol. 14. Р. 527; Andolenko C.R. Les Hussards Russes // Vivat Hussar. Tarbes, 1967. № 2. P. 31; Большая советская энциклопедия (БСЭ). М., 1972. Т. 7. С. 459, 460; Украинская советская энциклопедия (УСЭ). Киев, 1980. С. 219; Большая российская энциклопедия (БРЭ). М., 2007. Т. 8. С. 177; Беловенский Л.В. В российской гусарской службе // Вопросы истории. 1988. № 4; Дворянские роды Российской империи. СПб., 1993. Т. 1. С. 55, 56 и др.

2 Денисон Дж. История конницы. Кн. 1. 1-е изд. СПб., 1897; 2-е изд. М., 2001. С. 226; Энциклопедия военных и морских наук / Под гл. ред. генерал-лейтенанта Леера. СПб., 1885. Т. 2. С. 613; Дворянские роды Российской империи. Т. 1. С. 55; БРЭ. М., 2007. Т. 8. С. 177.

3 Uj Indok Lexikona (Энциклопедия новейшего времени). Budapest, 1939. Kotet 13—14. S. 3275, 3276.

4 Sagvarı G., Somogyı G. Nagy huszarkönyv (Большая книга о гусарах ). Budapest, 1999. S. 6.

5 Cichowski J., Szulczynski A. Husaria. Warszawa, 1977. S. 7, 8.

6 Душан Бабац. Српски хусар. Београд, 2010. С. 12, 13.

7 Rezachevici С. Despre evoluţia husarilor (hînsarilor) la români în Evul Mediu, în legătură cu instituţia similară la popoarele vecine. // Studii şi materiale de muzeografie şi istorie militară. № 4—5. Bucureşti, Muzeul Militar Central. 1971—1972. P. 79—94.

8 Ibid. P. 79, 80.

9 Sagvarı G., Somogyı G. Op. cit. S. 6.

10 Ibid.

11 Ibid. S. 6.

12 Ibid. S. 7.

13 Ibid.