К 100-летию создания Главного военно-метеорологического управления

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена малоизученному аспекту истории Вооружённых сил России в годы Первой мировой войны — деятельности Главного военно-метеорологического управления. Статья освещает историю создания управления, его персонал и содержание работы по гидрометеорологическому обеспечению армии, флота и авиации.

Summary. The article is devoted to the little-studied aspect of the history of the Armed Forces of Russia in the First World War — the activities of the Main Military Meteorological Administration. The article deals with the history of the Administration, its staff and work content on hydrometeorological support of the army, navy and air force.

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

 

ПРЯМИЦЫН Владимир Николаевич — заместитель начальника отдела Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, майор, кандидат военных наук

(119330, Москва, Университетский пр-т, д. 14).

 

«ОБСЛУЖИВАНИЕ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ И ФЛОТА В ОБЛАСТИ МЕТЕОРОЛОГИИ СООТВЕТСТВЕННО ЦЕЛЯМ, ПОСТАВЛЕННЫМ ВОЕННЫМ ВЕДОМСТВОМ»

К 100-летию создания Главного военно-метеорологического управления

 

В начале ХХ века Россия являлась одной из ведущих метеорологических держав мира. Она располагала своей сетью наблюдательных станций и обсерваторий, системой подготовки кадров, вела фундаментальные исследования в области метеорологии. Головным учреждением отечественной метеорологии являлась Николаевская Главная физическая обсерватория (ГФО), в которой под руководством известных учёных велась научная и методическая работа. Среди прочих подразделений ГФО было отделение морской метеорологии, укомплектованное морскими офицерами и содержавшееся за счёт Морского министерства. Отделение проводило исследования в области морской метеорологии, руководило деятельностью прибрежных обсерваторий и станций, несло службу штормовых предупреждений на морях1.

В 1913 году пост директора обсерватории занял один из основоположников сейсмологии выдающийся геофизик князь Борис Борисович Голицын. Учёный с мировым именем приступил к реформированию российской метеорологической отрасли. Совместно с крупнейшими отечественными учёными-метеорологами А.И. Воейковым и М.А. Рыкачёвым он разработал план значительного расширения сети метеорологических наблюдений России, однако реализации его планов помешало начало Первой мировой войны2.

C открытием боевых действий из учреждений военного ведомства в Главную физическую обсерваторию стали поступать запросы на предоставление всевозможных данных. Действующую армию в первую очередь интересовали сведения о времени замерзания и вскрытия водоёмов, о климатических особенностях театров боевых действий. Интересы обеспечения войск, а в особенности боевого применения авиации, потребовали от сотрудников обсерватории ежедневного составления прогнозов погоды на 2 суток вперёд3.

Подобная работа велась и по ту сторону фронта. В Германии, которая в отличие от России вступила в войну уже подготовленной в метеорологическом отношении, учёные широко привлекались к обеспечению нужд армии, флота и авиации. Примечательно, что Россия и Германия, будучи ведущими метеорологическими державами, вплоть до самого начала войны активно сотрудничали друг с другом. В частности, в 1914 году выдающийся русский математик А.А. Фридман совместно с немецким коллегой Т. Гессельбергом провёл исследование по применению уравнений гидродинамики к крупномасштабным атмосферным процессам4. Таблицы, созданные усилиями двух учёных, вошли в метеорологическую науку под названием Таблиц Фридмана — Гессельберга. Они были изданы в обеих странах всего за месяц до того, как метеорологи России и Германии оказались по разные стороны вооружённого противостояния.

Если в первые месяцы войны специалисты ГФО удовлетворяли потребности военных попутно со своей научно-исследовательской деятельностью, то к концу 1914 года обслуживание армии стало основным содержанием их работы. По соглашению с Генеральным штабом и Морским Генеральным штабом обсерватория стала направлять прогнозы в штаб Верховного главнокомандующего и главнокомандующим армиями Северо-Западного и Юго-Западного фронтов, в авиационные подразделения, отдельные армии, соединения Балтийского и Черноморского флотов, разведывательную службу. В декабре 1914 года ГФО предоставляла свои прогнозы уже 25 органам военного управления. Сложилась парадоксальная ситуация, когда сугубо гражданские люди трудились исключительно в интересах армии и флота, разрабатывая и передавая адресатам в действующей армии широкий спектр гидрометеорологической информации и поддерживая при этом режим секретности. «Новые задачи, — писал Голицын, — заставили отделение ежедневного бюллетеня сосредоточить всё внимание на предсказаниях для армии и флота, а отделению синоптических работ приложить добытые им для специальных сельскохозяйственных целей данные по расширению срока предсказаний к военным предсказаниям»5.

Благодаря усилиям Б.Б. Голицына удалось перевести работу обсерватории на военный лад. Его подчинённые напряжённо работали, создавая на основе многолетних данных довоенных наблюдений климатические обзоры по территории фронтов. В обзорах давались характеристики температуры воздуха и почвы, осадков, направления и скорости ветра, облачности, снегового покрова, метели, вскрытия и замерзания рек. Метеорологические элементы представлялись в виде таблиц и карт за каждый месяц с описанием климатических особенностей района. По требованию авиации предоставлялись сведения о ветре до высоты 3000 м и о характере облачности6.

Академик Б.Б. Голицын подключил к работе по написанию военно-климатических обзоров театров военных действий лучших учёных России, включая профессора А.И. Воейкова. Последний, будучи выдающимся климатологом, понимал невозможность создания в условиях военного времени полноценных фундаментальных трудов и предложил в интересах действующей армии «издать краткую климатологию, в которую войдут лишь главнейшие климатологические элементы по наблюдениям сравнительно ограниченного числа избранных станций». Предложение было принято, благодаря чему сотрудникам ГФО удалось составить и направить в войска 36 военно-географических описаний для разных районов ведения боевых действий7.

Однако в 1915 году в связи с переходом на зашифрованную передачу метеорологических данных и ещё большим углублением обсерватории в процесс обеспечения боевых действий стала очевидна необходимость создания военной метеорологической организации. Академик Б.Б. Голицын обратился с докладной запиской на имя Николая II, приложив к ней «Проект организации военной метеорологии». Он предлагал царю «ввести на время войны всю метеорологическую службу в военное ведомство, учредив для этого особую организацию, в которую включается лишь необходимый, главным образом старший персонал соответствующих отделений Обсерватории, как лица, непосредственно владеющие делами, составляющими военную тайну»8.

Все предложения директора ГФО были удовлетворены, и 22 декабря 1915 года император подписал Положение о Главном военно-метеорологическом управлении (ГВМУ), утвердив его штат9. Одновременно с ГВМУ, которое в официальных документах стали сокращённо именовать Главметом, утверждались штаты военно-метеорологического отделения при штабе армии и военно-метеорологической станции при авиационной роте, а также табель специального имущества для них10.

Согласно Положению Главное военно-метеорологическое управление становилось одним из органов полевого управления действующей армии и имело своей задачей «обслуживание в области военной метеорологии действующей армии и флота, авиационных и воздухоплавательных частей, химических команд». Убедившись на начальном этапе войны в том, какую роль играет погода в боевой деятельности авиации, заведывающий авиацией и воздухоплаванием действующей армии великий князь Александр Михайлович добился непосредственного подчинения ГВМУ своей канцелярии11. Несмотря на это, в ведении ГВМУ находилось «всё дело по военной метеорологии»12.

Главмет создавался на базе ГФО, а все его должностные лица были назначены из числа сотрудников обсерватории с совмещением новых военных и прежних гражданских обязанностей. В штате ГВМУ было всего 12 сотрудников, получивших с назначением на должности статус военных чиновников. Малочисленность управления объяснялась тем, что в своей деятельности оно опиралось на научный, технический и методический потенциал Главной физической обсерватории. Руководство структурными подразделениями ГВМУ поручили начальникам соответствующих структурных подразделений ГФО. Отдел службы предсказания погоды и местных военно-метеорологических органов возглавил коллежский советник Измаил Семёнов-Тян-Шанский, заведывающим отделом научной разработки методов предсказаний погоды стал надворный советник Борис Мультановский, инструментальный отдел возглавил надворный советник Владимир Попов13. Все трое были известными учёными-метеорологами.

С формированием и укомплектованием штатов Главмета содержание работы синоптиков ГФО практически не изменилось. Как и прежде, один раз в сутки около 18 ч они рассылали потребителям в войсках по списку телеграммы. Зашифрованная телеграмма содержала сводку наблюдений 28 станций (18 русских и 10 зарубежных) за 21 ч предыдущих суток и за 7 ч текущих, обзор атмосферных процессов и предсказание погоды на 24 часа, начиная с 07 ч следующих суток. Как правило, оно содержало сведения о температуре воздуха, колебаниях барометра, количестве облачности, осадках и ветре. Иногда включалась информация о туманах, грозах, вскрытии и замерзании рек… Предсказание излагалось в произвольной форме. При этом встречались формулировки, совершенно непривычные современному слуху: «ожидается в субботу колебание ветра в пределах западной половины, причём намечается отход его с севера к югу, колебание скорости ветра в пределах от трёх метров до одного, колебание облачности от полной до осадков»14.

Важнейшей задачей, к решению которой ГВМУ приступило с первых дней своего существования, стало формирование так называемых местных военно-метеорологических органов. Сотрудники Главмета развернули широкомасштабную деятельность по подбору в действующей армии, учебных заведениях и научных организациях кандидатов, подходивших для замещения должностей военных метеорологов в войсках. С прибытием в распоряжение Б.Б. Голицына первых кандидатов начали формироваться военно-метеорологические отделения и военно-метеорологические станции, которые по мере обучения персонала, снабжения приборами и документацией направлялись в действующую армию.

Насколько оперативно осуществлялось формирование таких подразделений, можно судить на примере военно-метеорологического отделения штаба 8-й армии. 1 марта 1916 года в распоряжение начальника ГВМУ прибыл прапорщик 3-й Финляндской стрелковой бригады Валерий Миронович, которому было предписано «приступить незамедлительно к формированию отделения и подготовке нижних чинов к производству наблюдений». Уже 4 апреля состоялся приказ по ГВМУ № 48: «§ 1. …прапорщик Миронович рапортом донёс, что порученное моим приказом формирование отделения при штабе армии закончено. § 2. Заведывающего военно-метеорологическим отделением прапорщика Мироновича назначаю при штабе 8 армии и предписываю ему отправиться к месту служения 6 сего апреля и об отбытии мне донести. Начальник ГВМУ Тайный советник, Академик князь Голицын»15. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Борисенков Е.П. Становление и развитие военной метеорологии в ГФО — ГГО // Военная метеорология и её роль в метеорологическом обеспечении военных действий в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. СПб.: Текст, 1995. С. 9.

2 Дроздов О.А., Заварина М.В. Проблемы исследования климата СССР // Метеорология и гидрология за 50 лет Советской власти. Л.: Гидрометиздат, 1967. С. 103.

3 Смирнов В.Г. Российские метеорологи и Первая мировая война (1914—1918 гг.) // Метеорология и гидрология. 2014. № 8. С. 85.

4 Дубов А.С., Юдин М.И. Численные прогнозы погоды // Главная Геофизическая обсерватория им. А.И. Воейкова за 50 лет Советской власти. Л.: Гидрометиздат, 1967. С. 19.

5 Пасецкий В.М. Метеорологический центр России. История основания и становления. Л.: Гидрометиздат, 1978. С. 232, 233.

6 Дроздов О.Л., Копанев И.Д., Коровченко А.С. Климатологи ГГО в годы Великой Отечественной войны // Военная метеорология… С. 121.

7 Отчёт о деятельности ГФО за 1915 год. С. 17, 18; Отчёт ГФО за 1916 год. С. 6.

8 Пасецкий В.М. Указ. соч. С. 233.

9 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 836. Оп. 1. Д. 6. Л. 1, 4, 4 об.

10 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 46. Оп. 1. Д. 8. Л. 176—178.

11 Елисеев С.П. Создание и совершенствование системы управления ВВС по опыту боевых действий 1914—1917 гг. // Воен.-истор. журнал. 2009. № 8. С. 6.

12 РГВА. Ф. 46. Оп. 1. Д. 8. Л. 172—174.

13 РГВИА. Ф. 836. Оп. 1. Д. 3. Л. 1, 1 об.

14 Шталь В.А. Развитие методов метеорологического обеспечения авиации в России в 1910—1940 гг. // Военная метеорология… С. 21.

15 РГВИА. Ф. 836. Оп. 1. Д. 3. Л. 29, 60.