Увековечение памяти М.В. Фрунзе в 1920-е годы

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья освещает деятельность комиссии Реввоенсовета СССР по увековечению памяти М.В. Фрунзе.

Summary. The article covers the activities of the USSR Revolutionary Military Council’s commission to perpetuate the memory of M.V. Frunze.

ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

 

РОДИН Анатолий Михайлович — старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ, полковник в отставке, доктор исторических наук, профессор

(Москва. E-mail: rodin.tolia@yandex.ru).

 

УВЕКОВЕЧЕНИЕ ПАМЯТИ М.В. ФРУНЗЕ В 1920-е ГОДЫ

 

90 лет назад, утром 31 октября 1925 года в 40-летнем возрасте после несложной хирургической операции в Кремлёвской больнице скончался председатель Реввоенсовета СССР, нарком по военным и морским делам Михаил Васильевич Фрунзе. Неожиданная смерть видного советского государственного и военного деятеля вызвала множество слухов, воспринималась как огромная потеря для страны, поскольку его имя в общественном сознании было связано с победоносным завершением Гражданской войны, развернувшейся военной реформой 1924—1925 гг. и борьбой с троцкизмом.

В тот же день состоялось заседание Реввоенсовета СССР и издан приказ об организации похорон полководца. 1—7 ноября в Красной армии и на флоте объявлены неделей траура.

2 ноября была создана комиссия Реввоенсовета (РВС) СССР по увековечению памяти полководца под председательством начальника Политуправления РККА, члена РВС СССР А.С. Бубнова.

Выбор председателя комиссии был продиктован не только политическими соображениями. Бубнова связывала с Фрунзе многолетняя революционная и военная деятельность, начавшаяся в 1905 году в иваново-вознесенской боевой дружине и переросшая в дружбу. Никто не мог знать жизнь и деятельность выдающегося полководца так, как Бубнов. Вместе они решали важнейшие задачи совершенствования военной организации государства. К примеру, говоря об одном из важных его направлений, Фрунзе отметил: «Абсолютно прав товарищ Бубнов… Мы с Бубновым дали указания об исправлении имеющихся уклонов при введении единоначалия…»1. Общность их взглядов проявилась и в работе над новыми воинскими уставами2, и во многих других делах.

Тон кампании по увековечению памяти Фрунзе задало опубликованное 1 ноября центральными газетами обращение ЦК РКП(б) «Ко всем членам партии, ко всем рабочим и крестьянам». В нём говорилось: «Не раз и не два уходил тов. Фрунзе от смертельной опасности… Он ушёл невредимым из героических битв гражданской войны… выдвинувшись в качестве вождя нашей победоносной Красной армии… Умер наш славный боевой товарищ… руководитель победоносных боёв Красной Армии… выдающийся её строитель».

В этом обращении, которое вряд ли могло выйти без санкции Генерального секретаря ЦК партии большевиков, Фрунзе посмертно удостаивался чрезвычайно почётного титула «вождь Красной армии», хотя до этого и Сталин, и сам Фрунзе выступали против его присвоения конкретным лицам.

Инициатором отмены подобного титулования за год до кончины Фрунзе выступил именно начальник Политуправления РВС* А.С. Бубнов. Он предложил вместо утверждённой ранее темы политзанятий «Вождь Красной армии тов. Троцкий» ввести тему «Вождь Красной армии — президиум РВС СССР». Поскольку Л.Д. Троцкий в то время был председателем Реввоенсовета СССР и членом Политбюро ЦК РКП(б), предложение было вынесено на обсуждение совещания начальников военных политорганов, которые дружно поддержали эту идею. Выписка из резолюции совещания поступила М.В. Фрунзе, тогда заместителю Троцкого, а тот направил её И.В. Сталину. Архивы сохранили их диалог по этому поводу.

«Сталин: Скажи своё мнение об этом документе.

Фрунзе: Узнать надо автора формулировки «Троцкий как вождь Красной армии» и наказать его. Заменить эту формулировку нужно обязательно.

Сталин: Формулировку, конечно, надо заменить, но мне не нравится и формулировка «Вождь — президиум РВС»… лучше говорить о партии как о вожде. О вождях же в узко-армейском смысле не говорить, просто ознакомить всю армию с биографиями лиц, стоящих во главе армии»3.

Официальное признание Фрунзе вождём Красной армии, содержавшееся в обращении ЦК РКП(б) к партии и народу определило направленность и политическую цель мероприятий по увековечению его памяти — устранение укоренившегося в общественном сознании представления о том, что вождём и строителем Красной армии был Троцкий.

Активный борец с троцкизмом Бубнов, выступая 1 ноября 1925 года с траурной речью в Военной академии РККА, не случайно назвал её: «М.В. Фрунзе — военный вождь». Она, как и обращение ЦК РКП(б), указывала предстоявшим мероприятиям по увековечению памяти полководца политический вектор — не только почтить умершего, но и использовать его имя в обострившейся борьбе за власть.

Признанием особых заслуг Фрунзе стало решение ЦК РКП(б) и Совнаркома СССР о его похоронах на Красной площади. В Москве и по всей стране проводились траурные собрания и митинги. В тысячах статей и воспоминаний о Фрунзе, опубликованных в советской печати и многих зарубежных СМИ он представлен выдающимся политическим и государственным деятелем, полководцем и организатором советских Вооружённых сил. Один из прославленных советских военачальников Г.Д. Гай писал: «Его… обожала Красная армия Восточного фронта. Он пользовался колоссальным авторитетом и доверием… Природа одарила Фрунзе громадным умом, гигантской волей, личным мужеством с той редкой простотой, которая свойственна только вождям человеческих масс»4. Наивысшая оценка прозвучала из уст Клары Цеткин: «Нет полководца, равного нашему Фрунзе, нет и не может быть во всем мире, ибо нет и не может быть во всём буржуазном мире полководца, с которым органически связаны мысли и чувства миллионов… Все его помыслы были обращены к армии: к практике её строительства, к теории…»5.

По всей стране покатилась волна переименований. Город Пишпек в Киргизии, в котором родился Михаил Васильевич, был переименован во Фрунзе. В его честь называли улицы, военные и гражданские учебные заведения, предприятия промышленности и сельского хозяйства, горную вершину на Северном Памире, морские суда, сотни пионерских дружин. Имя Фрунзе получила Военная академия РККА, начальником которой он был в 1924 году. К слову, присвоение имени Фрунзе воинским частям и учреждениям началось ещё при жизни полководца. В апреле 1924 года его получила Иваново-Вознесенская пехотная школа, в июне — авиаэскадрилья Московского военного округа. Вскоре после смерти Фрунзе ему были установлены памятники в Иваново-Вознесенске, Шуе, Пишпеке, Каховке, Москве и многих других городах.

Самым большим памятником военачальнику стал Центральный дом Красной армии. 2 ноября РВС СССР постановил: «Увековечить память тов. Фрунзе Михаила Васильевича постройкой в городе Москве Центрального Дома Красной армии имени товарища Фрунзе…»6. Это наименование было и не случайным и неоднозначным. Не случайным, потому, что инициатором организации ЦДКА был Фрунзе. По его предложению в марте 1924 года была образована комиссия по созданию головного культурно-просветительного военного учреждения, в неё вошли А.С. Бубнов (председатель), К.Е. Ворошилов, И.С. Уншлихт и другие видные деятели. Неоднозначность заключалась в том, что ЦДКА первоначально предполагалось назвать именем В.И. Ленина. В 1924 году началось создание окружных и гарнизонных Домов Красной армии, а создание ЦДКА затормозилось. О строительстве нового здания при мизерном военном бюджете не могло быть и речи, подобрать в Москве и подходящие помещения не удавалось.

После смерти полководца комиссия во главе с Бубновым, преобразованная в совет ЦДКА имени М.В. Фрунзе, активизировала работу. Его состав был усилен начальником штаба РККА М.Н. Тухачевским, начальником снабжения П.Е. Дыбенко и ещё шестью опытными и влиятельными работниками. К организации ЦДКА привлечено внимание общественности, партийных, советских и хозяйственных учреждений, военачальников, деятелей литературы и искусства. Моссовет удовлетворил ходатайство Бубнова о передаче для размещения ЦДКА здания № 2 на площади Коммуны (ныне площадь Суворова), которое занимали индустриальный техникум и общеобразовательная школа. Но смета переоборудования и частичной перестройки здания поставила комиссию в тупик. Требовалось до полутора миллионов рублей. Просить их из государственного бюджета в условиях развернувшейся в стране борьбы за строжайшую экономию не сочли возможным.

Совет нашёл выход, обратившись к начальствующему составу Красной армии с просьбой о ежемесячном отчислении одного процента денежного довольствия на реконструкцию ЦДКА. Одновременно был организован сбор средств среди рабочих и служащих Москвы, направлены просьбы о выделении по 300 тыс. рублей в Моссовет, Осоавиахим и другие организации.

На призывы совета ЦДКА откликнулась вся страна. О собранных средствах регулярно сообщали пресса и радио. Результаты этой кампании и отношение к ней общественности отражает мемориальная доска, установленная на первом этаже реконструированного здания: «Дом перестроен и оборудован на средства Наркомвоенмора, Моссовета, Осоавиахима, краевых, областных, губернских и окружных исполкомов, профессиональных и общественных организаций и добровольных отчислений красноармейцев и начальствующего состава РККА».

Торжественное открытие ЦДКА состоялось 23 февраля 1928 года. Новое учреждение быстро приобрело огромную популярность не только у военнослужащих, но и у гражданского населения. Число желавших заниматься в военных кружках и секциях ЦДК значительно превысило возможности Дома, вызвав обращения граждан с соответствующими просьбами к Бубнову и Ворошилову.

Центральный Дом Красной (Советской) армии имени М.В. Фрунзе внёс большой вклад в патриотическое, воинское и эстетическое воспитание, воинов советских Вооружённых сил и населения страны.

Комиссия по увековечению памяти М.В. Фрунзе видела свою главную задачу в том, чтобы донести до военнослужащих армии, флота и других граждан СССР его военно-теоретическое наследие, поскольку это способствовало решению задач военного строительства и устранению троцкистских взглядов на реформирование Вооружённых сил. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 9. Оп. 18. Д. 78. Л. 256.

2 Родин А.М. А.С. Бубнов. М., 1988. С. 119.

3 Большевистское руководство. Переписка 1912—1927. М., 1996. С. 298, 299.

4 Известия. 1925. 3 ноября.

5 Архангельский В.В. Фрунзе. М., 1970. С. 494.

6 ЦДСА имени М.В. Фрунзе. М., 1978. С. 11.