Приамурский военный округ (1884—1918 гг.): страницы истории

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье анализируются проблемы истории Приамурского военного округа в контексте развития военно-окружной системы Российской империи и изменения внешнеполитической обстановки на востоке страны в конце XIX — начале XX века.

Summary. The article analyses the problems of the Priamur Military District’s history in the context of development of the military district system of the Russian Empire and changes of the foreign policy situation in the east of the country in the late XIX – early XX centuries.

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

АВИЛОВ Роман Сергеевич — научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, главный библиотекарь Научной библиотеки Дальневосточного федерального университета, кандидат исторических наук

(г. Владивосток. E-mail: avilov-1987@mail.ru).

 

ПРИАМУРСКИЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ (1884—1918 гг.): СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

 

Эта статья завершает вышедший в «Военно-историческом журнале» в 2013—2015 гг. цикл публикаций по истории военных округов в Сибири и на Дальнем Востоке России1. История Российской армии, история войн и история внешней политики России традиционно являются одними из важнейших направлений исследований в области отечественной истории. В последнее время каждое из этих направлений активно развивается, однако во многих случаях изолированно друг от друга. Исследователи истории военно-сухопутных сил на российском Дальнем Востоке далеко не всегда уделяют достаточное внимание анализу как общероссийских военных реформ, так и влияния внешнеполитической обстановки на принимаемые решения. Между тем история Приамурского военного округа — наглядный пример того, насколько сильно переплетаются между собой все указанные факторы и сколь важно их комплексное рассмотрение.

20 мая 1884 года* Александр III утвердил «Положение Военного совета об образовании из Восточного Сибирского военного округа двух военных округов — Иркутского и Приамурского»2. Причин формирования Приамурского военного округа было несколько. К началу 80-х годов XIX века созданный в 1865 году Восточный Сибирский военный округ, в состав которого к 1884 году входили территории Иркутской и Енисейской губерний, Приморской, Амурской, Забайкальской и Якутской областей, Владивостокского военного губернаторства и остров Сахалин, совершенно не отвечал требованиям времени. Неудобства, связанные с руководством из Иркутска восточными районами России, сказывались как на военном, так и на гражданском управлении (территория военного округа совпадала с территорией одноимённого генерал-губернаторства, а должности командующего войсками округа и генерал-губернатора занимал один и тот же человек). С увеличением численности населения и возрастанием стратегической роли Приморской области всё чаще требовалось оперативное принятие важных решений, которое могло происходить либо на месте, либо при быстром получении соответствующих распоряжений из Иркутска. Последнее было весьма осложнено по причине крайне слабого развития транспортной инфраструктуры региона и постоянных перебоев в работе телеграфа. Таким образом, вопрос об изменении системы местного военного и гражданского управления становился всё более острым.

Катализатором его решения стало обострение внешнеполитической ситуации. В 1882 году ухудшились отношения с Китаем из-за «Савёловского вопроса»: местные власти Гиринской провинции Китая, использовав в качестве предлога ошибку служившего в районе залива Посьета полковника М.В. Савёлова, который из-за необустроенности границы расположил «деревню своего имени» из корейских переселенцев на китайской территории, потребовали передать её под юрисдикцию Китая. При этом они высказали претензии на часть территории российского побережья в районе залива Посьета. Это грозило началом военных действий с Китаем, который к войне с Россией и отторжению от неё территорий активно подталкивала Англия. Параллельно обострялись русско-британские отношения из-за продолжавшегося присоединения к России территории Средней Азии3.

В такой ситуации в Петербурге пришлось резко форсировать обсуждение как проблемы создания Приамурского военного округа, дискуссии по которой тормозились вопросом о целесообразности включения в его состав Забайкальской области, так и реформы гражданского административно-территориального деления на российском Дальнем Востоке. Последняя вяло обсуждалась всё время существования Восточного Сибирского военного округа, т.е. более 20 лет.

Вопрос об административных преобразованиях бурно обсуждался в Особом совещании по Амурским делам на всех трёх заседаниях (18, 24 июня 1883 г. и 10 января 1884 г.), а окончательно был решён лишь на заседании Государственного совета 26 мая 1884 года, когда решение о разделении Восточного Сибирского военного округа на Иркутский и Приамурский всё-таки было принято4. Одновременно решили и «гражданский» вопрос: создали территориально совпавшее с новым военным округом Приамурское генерал-губернаторство5.

Приказ о создании нового военного округа последовал 14 июля 1884 года, а начать функционировать обе структуры должны были одновременно. По приказу следовало из «областей: Забайкальской, Амурской, Приморской, Владивостокского военного губернаторства и острова Сахалина образовать новый военный округ — Приамурский, подчинив все войска, военные управления и заведения, в названных местностях расположенные, Приамурскому генерал-губернатору на правах главного начальника военного округа»6. Наибольшее значение в Военном министерстве придавали именно Приамурскому военному округу, поскольку основные потенциальные угрозы видели со стороны Китая, постепенно наращивавшего свои силы на пограничных территориях, и Великобритании, которая могла угрожать российскому побережью с моря.

Все существовавшие военно-окружные управления Восточного Сибирского военного округа преобразовывались для создававшегося Приамурского, где должна была сосредоточиться основная часть войск упразднявшегося округа. Поэтому на первых порах новый округ, «столицей» которого стал город Хабаровка (с 1893 г. — Хабаровск7), где и расположились его штаб и окружные управления8, унаследовал большую часть особенностей структуры своего предшественника.

Характерными особенностями Приамурского военного округа были огромная площадь, большая меридиональная протяжённость и наличие крупной островной территории — Сахалина. Слабость транспортной инфраструктуры делала управление округом непосредственно из Хабаровки достаточно сложной задачей. По этой причине с самого начала была сохранена уже сложившаяся в Восточном Сибирском военном округе система, когда должность начальника местных войск области исполнялась её военным губернатором. Таким образом, непосредственное управление войсками в Забайкальской, Амурской и Приморской областях осуществляли военные губернаторы, которые по части гражданской подчинялись приамурскому генерал-губернатору, а по части военной — командующему войсками округа, т.е. одному и тому же лицу. Местные военные управления расположились соответственно: штаб войск Забайкальской области — в Чите, управление войск Амурской области — в Благовещенске, управление войск Приморской области — в Хабаровке.

Аналогичным образом было организовано управление войсками на острове Сахалин: 27 ноября 1884 года обязанности начальника местных войск возложили на начальника острова, подчинив его непосредственно командующему войсками Приамурского военного округа. При нём создавалось особое управление, в котором сосредоточивалась вся военно-административная деятельность на острове9. Таким образом, начальник острова Сахалин исполнял две должности: по военному и гражданскому ведомствам.

Меры, принятые по повышению обороноспособности российского Дальнего Востока, оказались очень своевременными, поскольку после официального присоединения 31 января 1884 года к России Мервского оазиса в Средней Азии и русско-афганского боевого столкновения на реке Кушка 18 марта 1885 года русско-британские отношения накалились до предела. Вероятность открытия военных действий на Дальнем Востоке против британских и китайских войск стала вполне реальной. Весной 1885 года британский ВМФ с целью создания базы для возможной высадки десанта в районе Владивостока или залива Посьета занял Порт-Гамильтон на островах Комундо у южного побережья Корейского полуострова10.

Что касается России, то для обороны собственной территории в случае начала крупномасштабных военных действий войск у неё было крайне недостаточно. По данным на 1 июля 1885 года, район залива Посьета прикрывали 2-я Восточно-Сибирская стрелковая бригада, 2-я Уссурийская конная сотня, 3-я горная и 4-я батареи Восточно-Сибирской артиллерийской бригады. Во Владивостоке же находились 1-й Восточно-Сибирский линейный батальон, Владивостокская крепостная артиллерийская рота и Восточно-Сибирская сапёрная рота11.

Из-за напряжённой внешнеполитической ситуации в округе в 1884—1885 гг. была проведена мобилизация, а весной 1885 года и выдвижение 1-й Восточно-Сибирской стрелковой бригады в район Владивостока (1-го батальона — из селения Раздольное, 2-го — из урочища Анучино, 3-го и 4-го — из селения Никольское), а 2-й Восточно-Сибирской стрелковой бригады — к заливу Посьета. Само сосредоточение было произведено достаточно быстро, несмотря на распутицу. Наглядным примером его быстроты может служить переброска Амурской конной сотни из урочища Анучино во Владивосток, которая «в течение 2½ суток успела собраться и сделать переход в 200 вёрст по страшной распутице, не оставив при этом в пути ни одного человека, ни одной лошади»12. Владивосток был объявлен на военном положении13.

Однако проблему удалось разрешить дипломатическим путём. 28 августа (10 сентября) 1885 года в Лондоне был подписан окончательный протокол по разграничению русской и английской сфер влияния в Афганистане14. Российско-китайские переговоры о границе завершились подписанием 22 июня (4 июля) 1886 года в урочище Новокиевское общего протокола, а в июне—сентябре и протоколов-описаний границ по участкам15. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Авилов Р.С. Восточный Сибирский военный округ (1864—1884 гг.): страницы истории // Воен.-истор. журнал. 2013. № 12. С. 3—9; он же. Сибирский военный округ (1899—1906 гг.): страницы истории // там же. 2014. № 7. С. 15—21; он же. Иркутский военный округ (1884—1899, 1906—1918 гг.): страницы истории // там же. 2014. № 12. С. 26—32; он же. Западный Сибирский военный округ (1865—1882 гг.): страницы истории // там же. 2015. № 4. С. 3—10. В печати находится статья об Омском военном округе (1882—1899, 1906—1918 гг.).

2 Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье (ПСЗ РИ III). СПб., 1884. Т. 4. № 2245.

3 Подробнее см.: Авилов Р.С. Создание Приамурского военного округа: внешнеполитический фактор (1882—1887 гг.) // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2011. № 3(15). С. 48—52.

4 Сборник главнейших официальных документов по управлению Восточной Сибирью. Т. I. Вып. I. Иркутск, 1884. С. 199—260.

5 ПСЗ РИ III. Т. 4. № 2324.

6 Приказ по военному ведомству № 215 от 14 июля 1884 г.

7 ПСЗ РИ III. Т. 13. № 9984.

8 Российский государственный исторический архив Дальнего Востока (РГИА ДВ). Ф. 702. Оп. 1. Д. 1. Л. 84, 87.

9 ПСЗ РИ III. Т. 4. № 2549.

10 Hamilton A.W. The Kŏmundo Affair // Korea Journal. June 1982. P. 21, 22.

11 РГИА ДВ. Ф. 702. Оп. 1. Д. 1. Л. 84—86 об.

12 Рагоза А.Ф. Краткий очерк занятия Амурского края и развития боевых сил Приамурского военного округа. Хабаровка, 1891. С. 143.

13 Матвеев Н.П. Краткий исторический очерк г. Владивостока, 1860—1910 гг. Владивосток, 1910. С. 110, 111.

14 Афганское разграничение. Переговоры между Россией и Великобританией 1872—1885. Ч. II. СПб., 1886. С. 379—381.

15 Нарочницкий А.Л. Колониальная политика капиталистических держав на Дальнем Востоке, 1860—1895. М., 1956. С. 393—395.