Освобождение Смоленщины как составная часть коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье показаны особенности ведения боевых действий на смоленском направлении в 1943 г., в период коренного перелома в Великой Отечественной войне.

Summary. The article shows the features of warfare in the direction of Smolensk in 1943, during the period of radical change in the Great Patriotic War.

Великая Отечественная война 1941—1945 гг.

 

КОМАРОВ Дмитрий Евгеньевич — заместитель директора филиала ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет технологий и управления имени К.Г. Разумовского» (г. Вязьма), доктор исторических наук, профессор

(г. Вязьма. E-mail: buffel1943@mail.ru).

 

«Противник… осуществил повсеместно глубокие прорывы»

Освобождение Смоленщины как составная часть коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны

 

Осенью 2013 года страна отметила 70-летие освобождения Смоленской области от немецко-фашистских захватчиков в ходе Великой Отечественной войны. Наступательные действия 1943 года на территории Смоленщины, находившейся в стороне от основных крупных битв коренного перелома в ходе войны (Сталинградская битва, битва на Курской дуге, прорыв ленинградской блокады, битва за Днепр), наглядно показывают процесс перехода стратегической инициативы к Красной армии.

Несмотря на то, что активные наступательные действия на западном стратегическом направлении начались ещё в ходе советского контрнаступления под Москвой в ноябре 1941 года и практически беспрерывно продолжались на протяжении всего 1942 года, переломить общую стратегическую обстановку на этом участке фронта не удалось. Противник понёс серьёзные потери и был отброшен от столицы, но это отнюдь не означало, что он был полностью разбит и израсходовал имевшиеся резервы. Враг отступил и закрепился на новых позициях, которые ему удавалось удерживать до февраля 1943 года.

Борьба на западном направлении в период с января 1942 года по февраль 1943 года характеризовалось интенсивностью боевых действий. В течение года советское командование провело здесь около десятка наступательных операций в масштабе фронтов и армий, но следует отметить, что все они не принесли ожидаемого результата, и советские войска понесли значительные потери. Однако именно эта тактика, тактика практически беспрерывной атаки вражеских позиций, не давала возможности германскому командованию накопить силы и провести крупное наступление на этом направлении. Больше года гитлеровцы имели прекрасную позицию для наступления на Москву — ржевско-вяземский плацдарм, но во многом тактика действий наших войск не позволила им подготовить и осуществить широкомасштабное наступление. Кроме того, самоотверженные и проводившиеся ценой больших потерь наступательные действия Красной армии на западном направлении способствовали улучшению обстановки на других участках фронта, а в отдельных случаях — и успешному проведению широкомасштабных наступательных операций. Например, операция «Марс» (Ржевско-Вяземская. — Прим. авт.), осуществлявшаяся войсками Калининского и правого крыла Западного фронтов, оказала огромное влияние на победоносное завершение Сталинградской битвы. В данный момент в исторической науке вокруг операции «Марс» развернулись многочисленные дискуссии. Многие специалисты считают эту операцию не вспомогательной, как утвердилось в советской историографии, а равноценной операции «Уран» (Сталинградская. — Прим. авт.) и даже более того. Но развитие ситуации на всём советско-германском фронте в конце 1942 года — начале 1943 года расставило всё по своим местам и определило приоритеты. Исторический ход событий показал, что «Марс» — сопутствующая, вспомогательная операция. Хотя, безусловно, планируя и готовя её, советское командование возлагало на эту операцию большие надежды.

Изменение стратегической обстановки на западном направлении связано с началом общего коренного перелома в ходе войны. Уже через несколько недель после ликвидации окружённой под Сталинградом группировки противника началась Ржевско-Вяземская наступательная операция (2—30 марта 1943 г.). Победа в Сталинградской битве ознаменовала собой новый этап Великой Отечественной войны. Перевес в силах и стратегическая инициатива неуклонно переходили к Красной армии. На смоленском направлении это выразилось в непростом для германского командования решении оставить ржевско-вяземский плацдарм, мощный форпост для осуществления нового наступления на Москву. Однако ввиду осложнившейся обстановки (поражение под Сталинградом и образовавшиеся бреши под Брянском и Орлом) вермахт был вынужден отвести войска, чтобы за счёт значительного сокращения линии фронта на центральном участке высвободить дополнительные силы для укрепления своих позиций на других участках.

Гитлеровское командование разработало детальный план операции по выводу войск с территории ржевско-вяземского плацдарма (операция получила кодовое наименование «Бюффельштелюнг» («Позиция буйвола»)), маршруты и время отхода частей1. В тылу 9-й армии генерал-полковника Моделя для обеспечения организованного отхода было построено 200 км шоссейных и 600 км полевых дорог, 1000 км железнодорожных путей, 1300 км проводных линий связи, 450 км дальнего кабеля и т.д.2 На маршрутах отступления противник подготовил и оборудовал многочисленные рубежи обороны с целью сбить темп нашего наступления и задержать продвижение советских войск. Например, части 31-й армии на протяжении 150 км преследования противника преодолели 12 промежуточных рубежей обороны; части 33-й армии, наступая на Вязьму, на протяжении 65 км преодолели 5 рубежей обороны гитлеровцев3.

Организованное отступление 16 своих дивизий по плану «Бюффельштелюнг» противник предполагал осуществить, начиная со второй половины февраля 1943 года. Это было известно советскому военному руководству4. В этих условиях Ставка ВГК поставила перед командованием Калининского и Западного фронтов задачу в ходе активных наступательных действий разгромить отходящего противника. Однако подготовить и организовать масштабное наступление в указанные сроки командование фронтов не смогло. Только 2 марта войска Калининского, а 4 марта 1943 года Западного фронтов перешли в общее наступление — началась Ржевско-Вяземская наступательная операция.

Войска Западного и Калининского фронтов имели численное превосходство над противником и перевес в вооружении и технике. Наиболее значительным, по данным советской стороны, это превосходство было в полосе 30-й армии: в живой силе — в 2,5 раза, в танках — в 6 раз, в артиллерии — в 2,5 раза; в полосе  5-й армии: в живой силе — в 2 раза, в танках — в 3 раза, в артиллерии — в 1,3 раза5.

Несмотря на вражеское отступление, инициатива оставалась в руках противника, и ситуация развивалась по планам германского командования. Чтобы исключить угрозу окружения своих войск, гитлеровское руководство отказалось от обороны крупных населённых пунктов, хотя на подступах к ним за 15 месяцев были созданы сильные оборонительные линии. Части вермахта заблаговременно покидали города, оставляя лишь отряды прикрытия, которые сдерживали наступление советских войск и давали возможность организованно провести эвакуацию военного имущества и грузов. Так было при овладении Сычевкой, Гжатском, Вязьмой и др. Отступая, противник широко использовал минирование местности. Мосты, железнодорожные пути, насыпи разрушались, населённые пункты в соответствии с тактикой «выжженной земли» превращались в пепел и груды развалин. На руку гитлеровцам была и весенняя распутица.

Отступавшие части прикрытия осуществляли свой отход перекатами: пока одни подразделения задерживали продвижение советских войск, другие отрывались и закреплялись на заранее подготовленном тыловом рубеже обороны, после чего уже отряды прикрытия, ведущие бой, отходили через занятый рубеж на следующую промежуточную, заранее подготовленную позицию6. Косвенным доказательством того, что нашим войскам в период преследования не удалось перерезать пути отхода и окружить значительные силы противника, является минимальное количество пленных, взятых в ходе операции. Так, 20-й армией были пленены 29 гитлеровцев, 5-й — 80 и т.д.7

Нашим войскам в течение всего наступления так и не удалось переломить обстановку и вырвать инициативу из рук противника, окружить и разгромить центральную группировку немецких войск или отдельные её части. Темпы преследования в целом оказались низкими и составляли лишь 6—7 км в сутки. Вместо стремительного рывка в тыл противника и выхода на его коммуникации и пути отхода войска фронтов фактически двигались за ним и занимали то, что он оставлял.

Советские войска, и прежде всего командный состав, несмотря на значительный перевес в силах на участке наступления фронтов, оказались не готовы к проведению решительной операции такого масштаба. Если опыт ведения оборонительных боёв, где главный упор делался на стойкость, героизм и мужество, в войсках имелся, то опыта и навыков проведения наступательной операции по преследованию и разгрому поспешно отступавшего противника не было. Войска Калининского и Западного фронтов оказались не в состоянии вести решительное преследование противника, перерезать его коммуникации, расчленять отходившие группировки немецких войск и бить их по частям.

Переломить ситуацию могло введение в бой двух «сталинградских»8 танковых корпусов (1-го и 5-го) в середине марта 1943 года на южном фланге наступления. Именно применение подвижных механизированных соединений в районе Сталинграда позволило прорвать оборону противника и замкнуть кольцо вокруг вражеской группировки. Но оба корпуса поставленную задачу не выполнили. Их многочисленные атаки были безрезультатными и привели к большим потерям. За несколько дней боёв, по нашим данным, танковые корпуса потеряли 132 машины9.

К 22 марта 1943 года противник силами 17 дивизий занял заранее подготовленный и укреплённый рубеж по рекам Вопец, Днепр, Осьма, на линии западнее Духовщины, Дорогобужа, Спас-Деменска. Опираясь на развитую сеть траншей и ходов сообщения полного профиля, большое количество дзотов и бронеколпаков, сплошные проволочные заграждения и обширные минные поля, неприятель перешёл к обороне. Попытки прорвать эту линию оказались безрезультатными10. Командующий группой армий «Центр» после завершения операции доложил главнокомандующему сухопутными войсками: «Манёвр проведён планомерно. Противнику не удалось помешать отходу… Это — выигранное сражение»11. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

 

1 Полный текст приказа на проведение операции по отводу войск с территории Ржевско-Вяземского плацдарма, подписанный Гитлером 17 февраля 1943 г., см.: Хаупт В. Сражения группы армий «Центр». М., 2006. С. 214—220.

2 Там же. С. 220.

3 Афанасьев Н.М., Глазунов Н.К., Казанский П.А., Фиронов Н.А. Дорогами испытаний и побед: боевой путь 31-й армии. М., 1986. С. 80; Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 388. Оп. 8712. Д. 476. Л. 42, 43; Ф. 1238. Оп. 1. Д. 1. Л. 4.

4 Штеменко М.С. Генеральный штаб в годы войны. М., 1981. Кн. 1. С. 169.

5 ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 2605. Л. 5; Д. 2606. Л. 24.

6 Там же. Ф. 388. Оп. 8712. Д. 476. Л. 88.

7 Там же. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 2605. Л. 124; Д. 2006. Л. 52.

8 5-й и 1-й танковые корпуса принимали участие в Сталинградской битве и в конце февраля были переброшены на западное направление. См: Список управлений, войсковых соединений и частей, принимавших участие в обороне Сталинграда с 12 июля по 18 ноября 1942 года // Воен.-истор. архив. 2002. № 8(32). С. 134.

9 Великая Отечественная война 1941—1945. Военно-исторические очерки: В 4 кн. Кн. 2. М., 1998. С. 241. По немецким данным, потери советских танковых соединений были намного больше. Так, в германских документах отмечалось: «…В течение 17—18 марта в районе Дюки противник потерял убитыми 2000 солдат и офицеров. В 8 танковых бригадах, участвовавших в боях 18 марта, по предварительным данным, 370 танков, из них 257 подбито». См: ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 561. Л. 123, 130, 134.

10 Операции советских Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне 1941—1945. Военно-исторические очерки. Т. 2. М., 1953. С. 178.

11 Хаупт В. Указ. соч. С. 227.