Мусульманские части Азиатской конной дивизии в 1919—1920 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья на основе архивных документов, впервые вводимых в научный оборот, и воспоминаний очевидцев освещает особенности сформированных из представителей мусульманских народов полков Азиатской конной дивизии Белой армии и их участие в боевых действиях в Забайкалье в 1919—1920 гг.

Summary. This article, based on archival documents for the first time introduced into the scientific revolution and eyewitnesses’ reminiscences, highlights the features consisting of representatives of the Muslims, which served in the White Army Asian Cavalry Division’s regiments and their participation in hostilities in the Transbaikalia region in 1919-1920.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

 

КАСАТОЧКИН Денис Романович — аспирант кафедры истории России средних веков и нового времени Московского государственного областного университета

(Москва. E-mail: denis-diderot@yandex.com).

 

МУСУЛЬМАНСКИЕ ЧАСТИ АЗИАТСКОЙ КОННОЙ ДИВИЗИИ В 1919—1920 гг.

 

Азиатская конная дивизия сформирована 23 сентября 1918 года как Отдельная Туземная конная бригада. Её командиром был назначен барон Р.Ф. Унгерн. В 1919 году переформировывалась в корпус, бригаду, 7 февраля 1920 года — в Азиатскую конную дивизию. Участвовала в боях в Забайкалье и Монголии. Расформирована в октябре 1921 года в Приморье1.

В Азиатской конной дивизии служили представители монгольской группы народов и выходцы из Средней Азии, татары и башкиры, забайкальские казаки и китайцы, японцы, корейцы, тибетцы и значительно меньше представителей других народов.

В дивизии были национальные части. Мотивация к службе в них была различной. Для бурятов бурятские части были своими национальными, монголо-бурятские — панмонгольскими, для представителей Внутренней Монголии — национально-освободительными панмонгольскими силами, мусульмане считали магометанские части национальными в составе Белой армии.

Первые мусульманские части из татар, башкир и представителей других народов появились в Азиатской дивизии в августе 1919 года. Генерал Л.В. Вериго воспоминал: «У Унгерна появляется новое увлечение — формирование татарских частей. Но все эти формирования обыкновенно ограничивались тем, что являлись какие-то люди, магометане, брали у Унгерна деньги, где-нибудь торговали, послав ему три—четыре человека татарчуков»2.

На самом деле причины появления мусульманских формирований были иными. На Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД), в частности, в Хайларе была крупная татарская община3. Местное магометанское население Забайкалья, прежде всего духовенство и торгово-промышленные круги, поддержало власть атамана Г.М. Семёнова. Добровольцы и мобилизованные магометане направлялись в Азиатскую конную дивизию4.

В приказах по дивизии от 17 августа 1919 года впервые упоминается команда формировавшегося Татарского полка. Тогда в ней было более 30 человек5, 1 сентября — 49, к 15 сентября прибыли ещё 156 и 30 сентября приказом по дивизии № 184 было объявлено: «Команде формируемого Татарского полка с 1-го октября с/г именоваться «Татарским конным полком» и руководствоваться временным штатом кавалерийского полка 4-х эскадронного состава»7. Его временным командиром был назначен полковник Б.П. Резухин.

Офицеров в новый полк назначали из других частей дивизии. Он пополнился и военнопленными красноармейцами — татарами и башкирами. Из пленных русских набирали отдельную команду под началом сотника А. Еремеева*.

25 октября в Отдельной Азиатской конной бригаде, в которую была переформирована дивизия выделением из неё Отдельной Монголо-Бурятской конной бригады, появился 2-й Татарский конный полк. В него был переименован 2-й Бурятский полк. Командиром стал полковник Б.П. Резухин8. В тот же день в полк были зачислены 258 солдат, прибывших в Даурию9.

В ноябре 1919 года полки были трёхсотенными. 22 ноября отряд сотника В. Маркова (охранный взвод) влился в 1-й Татарский полк, образовав его 4-ю сотню10.

Наряду с башкирами и татарами в полках служили забайкальские казаки и буряты. Полностью бурятской была 5-я сотня 2-го конного Татарского полка11. Полки пополнились офицерами и солдатами, в том числе монгольскими12 из Монголо-Бурятской бригады, пришедшими в начале 1920 года из Верхнеудинска. Военнослужащие разных национальностей были и в Татарском конно-артиллерийском дивизионе. Офицеры — преимущественно русские, а также несколько татар и башкир.

В дни мусульманских праздников занятия в татарских полках не проводили, выдавали усиленное питание, выходной переносили с воскресения на пятницу13.

Форма татарских конных полков Азиатской дивизии отличалась жёлтой выпушкой по обшлагу рукава у офицеров и жёлтой тесьмой у солдат, зелёным кантом шароваров у 1-го Татарского конного полка и красным у 2-го, а также погонами. В 1-м они были у офицеров — с зелёным просветом и жёлтым кантом, у солдат — зелёные с жёлтым кантом, во 2-м у офицеров — зелёные с красным просветом и красным кантом, у солдат — зелёные с красным кантом14.

Начальник штаба Азиатской дивизии полковник К.И. Клуге, познакомившись в Чите с одним из лидеров башкирского национального движения М.Г. Курбангалеевым рассказал ему о башкирских частях Азиатской дивизии15. В апреле 1920 года Курбангалеев и бывший член Башкирского военного совета Г.Г. Таган по приглашению начальника Азиатской конной дивизии барона Унгерна отправились в Даурию. «Пробыв там два дня и осмотрев первый и второй Татарские полки и башкирские сотни включённые в эти полки, и будучи довольными от примерной обстановки дела, обмундированием, пищей, устройством казарм, мечети и познакомившись с командирами полков, среди которых был командир 2-го Татарского полка капитан16 Мусаев, отъехали в Харбин»17. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

______________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 40138. Оп. 1. Д. 2. Л. 3. Л. 6; Ф. 39454. Оп. 1. Д. 7. Л. 47.

2 Вериго Л.В. Обзор деятельности атамана Семёнова с 1917—1920. Характеристики / Три атамана / Сост. В.В. Марковчин. М., 2003. С. 194.

3 Мелихов Г.В. Белый Харбин. М., 2003. С. 248.

4 Василевский В.И. Забайкальская белая государственность в 1918—1920 годах: Краткие очерки истории. Чита, 2000. С. 96.

5 РГВА. Ф. 39454. Оп. 1. Д. 2. Л. 191.

6 Там же. Л. 212.

7 Там же. Л. 216.

8 1-м Татарским полком командовал есаул Мусаев, Затем Б.П. Резухин стал командиром 1-го, а Мусаев — 2-го Татарского полка.

9 РГВА. Ф. 39454. Оп. 1. Д. 2. Л. 246.

10 Там же. Л. 279.

11 Там же. Д. 7. Л. 97. Л. 104.

12 Там же. Л. 96.

13 Там же. Д. 2. Л. 218 об.

14 Романов А.М. Особый Маньчжурский отряд атамана Семёнова. Иркутск, 2013. С. 281, 282.

15 Валиди Тоган А.-З., Инан А., Таган Г. Служение: сборник трудов башкирских учёных-эмигрантов — лидеров национально-освободительного движения 1917—1920 годов / Сост., пер. А.М. Юлдашев. Уфа, 2007. С. 21.

16 Звание Мусаева — есаул.

17 Валиди Тоган А.-З., Инан А., Таган Г. Указ. соч. С. 21.