Проблемы учёта женского состава вооружённых сил страны в годы Великой Отечественной войны

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматриваются особенности системы воинского учёта женщин в годы Великой Отечественной войны, в том числе в частях и соединениях Северо-Кавказского и Сталинградского фронтов.

Summary. The article considers the peculiarities of the system of the military account of women during the Great Patriotic War, including in the units and formations of the North Caucasus and Stalingrad Fronts.

ЖЕНЩИНЫ В АРМИИ

 

КАМЕНЕВА Галина Николаевна — доцент Ставропольского государственного педагогического института, кандидат исторических наук

(г. Ставрополь. E-mail: KamenevaGN@mail.ru).

 

ПРОБЛЕМЫ УЧЁТА ЖЕНСКОГО СОСТАВА ВООРУЖЁННЫХ СИЛ СТРАНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

(НА МАТЕРИАЛАХ ЮГА РОССИИ)

 

Победа советского народа в Великой Отечественной войне для современного российского общества является важной опорной точкой национального самосознания, доказательством многогранного потенциала России. Несмотря на то, что человеческие ресурсы занимают особое место среди факторов Победы, в вопросах учёта и численности личного состава Красной армии (КА) сохраняются «белые пятна», нестыковки и противоречивые оценки. Наименее изученным остаётся вопрос, касающийся женского состава в армии.

Долгие годы архивные данные по Великой Отечественной войне не были доступны исследователям. В 1990-е годы часть документов оказалась рассекречена. По оценкам Генерального штаба ВС РФ, всего в ходе войны в армию и на флот были привлечены 34 млн 476 тыс. 700 человек (мобилизованы 29 млн 547 тыс. 900, из них в РСФСР — 21 млн 187 тыс. 600 человек). На восполнение потерь и поддержание общей списочной численности советских Вооружённых сил (ВС) (с 1943 г. и до конца войны) в пределах 10—11,5 млн человек (в том числе в действующей армии и на флоте 5—6,5 млн) из запаса призывались миллионы людей1. Выявить общую численность мобилизованных в ВС СССР женщин до сих пор не удалось: в историографии назывались различные цифры — от 500 до 800 тыс. человек2. Кроме того, не исследованы вопросы, касающиеся количества пленённых, погибших, раненых, демобилизованных, ставших инвалидами женщин, соотношения мужского и женского состава КА и др.

Учёт численности призванных и мобилизованных в военное время основывается на данных не полностью сохранённых алфавитных «Книг призыва» военных комиссариатов (военкоматов). Последние переформировывались и упразднялись во время и после войны, и не все документы в полном объёме передавались укрупнённым или вновь создававшимся военкоматам. Кроме того, для исследователей проблемы «Книги призыва» — это вторичные источники, первичными должны были являться учётно-призывные карты (УПК) новобранцев, военнообязанных запаса и рядового состава РККА, но на сегодняшний день их почти не осталось (за исключением фондов НКВД) — уничтожены по причине «истечения срока хранения». В связи с этим у многих исследователей возникает вопрос: почему вторичные документы хранили 75 лет, а первичные — меньше? Следует также учитывать, что одни работники военкоматов переносили данные из УПК в «Книги призыва», фиксируя максимум данных — ФИО, год рождения, домашний адрес, место работы, дату призыва, звание, номер военно-учётной специальности (ВУС), номер команды или наименование части, место направления и дату отправки мобилизованного и даже некоторые сведения о его дальнейшей службе; другие же не всегда записывали даже год рождения, дату призыва и адрес будущих военнослужащих (нередко данные о них — учтённых бывшими местными Советами в «Сводных перечнях воинов» — в «Книгах призыва» отсутствуют).

Среди причин запутанной ситуации с показателями личного состава Вооружённых сил страны были и политические мотивы советских руководителей, не муссирующих информацию об огромных безвозвратных потерях в годы войны, — их диапазон колебался от 7 млн (И.В. Сталин)3 до 27 млн (М.С. Горбачёв) человек4. Да и объективно выяснить реальную картину военных потерь было трудно в связи с тем, что перепись населения СССР была проведена лишь спустя 15 лет после окончания войны (1959), а к работе по созданию «Всероссийской Книги Памяти 1941—1945 гг.» приступили только в конце 1980-х годов. В первые послевоенные десятилетия в стране было много других, более срочных, дел по восстановлению народного хозяйства.

Руководство страны, не озвучивая, в том числе и по причине их отсутствия, полные данные о людских потерях, уж тем более не хотело подчёркивать, что Победа завоёвана в том числе ценой здоровья и жизни сотен тысяч женщин, сражавшихся на передовой. Показательна в этом плане произнесённая перед членами ЦК ВЛКСМ речь председателя Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинина, рекомендовавшего демобилизованным женщинам не хвалиться своими военными заслугами5. Официальная пропаганда работала над формированием другого образа женщины — труженицы тыла, партизанки, медика. Постепенное «воскрешение» в массовом сознании образа женщины-фронтовички наблюдалось лишь во второй половине 1960-х годов.

Трудности, связанные с учётом женского состава в армии, объясняются и тем, что согласно документу Управления мобилизации и комплектования КА Народного комиссариата обороны (НКО) СССР «По вопросу комплектования войск Красной армии людскими ресурсами» от 1944 года «вопрос призыва и комплектования частей женщинами в мирное время отработан не был» (выделено авт.), впрочем, как и многие другие проблемы, связанные с нахождением в армии представительниц слабого пола6. Их массовый добровольческий порыв в деле защиты Отечества был одобрен государством, однако документы учёта личного состава не предполагали графы «женщины». В 1941 — первом квартале 1942 года отдельный учёт женщин в военных округах и на фронтах не вёлся. По состоянию на 1 января 1943, 1944, 1945 гг. в Красной армии (без ВМФ) находились на должностях военнослужащих от 340 до 460 тыс. женщин (см. табл. 1).

 

Таблица 1

Количество женщин в Красной армии (без ВМФ) по состоянию на 1 января 1943, 1944, 1945 гг.

 

 

Год

Численность женщин-военнослужащих
Всего

в Красной армии

Из них

в частях действующих фронтов

1943 348 309 239 954
1944 473 040 308 109
1945 463 503 318 980

 

См.: Великая Отечественная война без грифа секретности. Книга потерь. Новейшее справочное издание / Г.Ф. Кривошеев, В.М. Андронников, П.Д. Буриков, В.В. Гуркин. М.: Вече, 2009. C. 38.

 

 

Приведённые данные не отражают всего объёма женского состава КА — динамика ежемесячного изменения списочной численности и потерь (безвозвратных, санитарных и иных) остаётся за кадром. Сведения о вольнонаёмном составе, представлявшиеся в Генштаб, были без демографических характеристик, однако в подавляющем большинстве он был женским. С весны 1942 года были изданы более десятка приказов НКО СССР о замене мужчин женщинами по ряду должностей в частях и учреждениях КА с зачислением в кадры, и прежде всего по вольному найму. Это позволило высвободить мужчин для перевода их во фронтовые части.

Сотни тысяч женщин заменили мужчин в армейских учреждениях (санчасти, ветеринарные учреждения, базы снабжения фронта, артиллерийские и другие склады, учреждения органов местного военного управления), тыловых частях и частях военного обеспечения (военно-медицинские, продовольственные, вещевые, банно-прачечные, ремонтные и другие учреждения). В перечне должностей были бухгалтеры, делопроизводители, счетоводы, секретари, адъютанты, писари, заведующие складами, радиотелеграфисты, телефонисты, лаборанты, казначеи, портные, шофёры, слесари автомастерских, врачи, аптекари, разведчики зенитных батарей и др. Среди всех женщин, находившихся в КА в 1943—1945 гг., вольнонаёмные составляли 40—60 проц., в частях действующих фронтов их было до 50 проц.

Для исследования рассматриваемой темы интерес представляет мобилизационный процесс, происходивший на Юге России (Сталинградская, Ростовская области, Ставропольский и Краснодарский края, Дагестанская, Кабардино-Балкарская, Калмыцкая, Чечено-Ингушская, Северо-Осетинская республики). Речь идёт о ресурсах Северо-Кавказского (СКВО), Сталинградского (СтВО) и Закавказского (ЗакВО) военных кругов. В период вторжения немецких войск на территорию региона военкоматы неоккупированных районов отдельных субъектов вошли в состав ЗакВО, как, например, с 1 октября 1942 года часть военкоматов Кабардино-Балкарской, Северо-Осетинской и Чечено-Ингушской АССР.

Первые руководящие указания мобилизационного управления Главупраформа (Главное управление формирования резервов) КА штабам военных округов по учёту женщин-военнослужащих были даны весной 1942 года — после состоявшихся в регионе массовых женских призывов. Женщин направляли на Воронежский, Донской, Закавказский фронты, в распоряжение Приволжского, Уральского, Южно-Уральского и других военных округов. Однако в пределах СКВО одновременно в тесной оперативно-стратегической связи проходили две великие битвы: Сталинградская (17 июля 1942 г. — 2 февраля 1943 г.) и за Кавказ (25 июля 1942 г. — 9 октября 1943 г.), поэтому мобилизованных в регионе женщин во многих случаях направляли на Северо-Кавказский и Сталинградский фронты7.

В документах учёта личного состава по форме № 3 численность женщин-военнослужащих стали показывать (знаменателем) в графах с третьей по восьмую, а женщин-вольнонаёмных — в графе 9, однако при этом нередко происходили недоразумения. Так, в указании по учёту и комплектованию штаба СКВО от 12 мая 1942 года говорилось, что число женщин не должно включаться в общее количество военнослужащих и вольнонаёмных, в соответствующем же указании от 9 июня 1942 года уже предписывалось обратное8. При представлении сведений о списочной численности воинских частей на 20-е число каждого месяца по форме № 20 женщин-военнослужащих необходимо было указывать в 1—6 графах, а женщин-вольнонаёмных — в графе 8. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Великая Отечественная война без грифа секретности. Книга потерь. Новейшее справочное издание / Г.Ф. Кривошеев, В.М. Андронников, П.Д. Буриков, В.В. Гуркин. М.: Вече, 2009. C. 39—40, 42.

2 Великая Отечественная война 1941—1945 гг. Словарь-справочник. М.: Политиздат, 1988. С. 269; Польская А.М. КПСС — организатор трудовых подвигов Советских женщин в годы Великой Отечественной войны. Автореф. дис. … д-ра. ист. наук. М., 1972. С. 4; Мурманцева В.С. Советские женщины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. М.: Мысль, 1974. С. 125; Иванова Ю.Н. Храбрейшие из прекрасных. Женщины России в войнах. М.: Росспэн, 2002. С. 173; Сенявская Е.С. Психология войны в XX веке: исторический опыт России. М.: Росспэн, 1999. С. 165.

3 Правда. 1946. 13 марта.

4 Известия. 1990. 9 мая.

5 Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. М-1. Оп. 1. Д. 245. Л. 28.

6 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 7. Оп. 881806. Д. 192. Л. 62.

7 Там же. Д. 131. Л. 3.

8 Там же. Ф. 144. Оп. 13189. Д. 119. Л. 152, 274, 296.