Мао Цзэдун: «Чтобы противостоять империалистической агрессии, мы должны строить сильный флот».

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследуются малоизвестные страницы военно-морского сотрудничества СССР и Китайской Народной Республики в первое десятилетие после окончания Второй мировой войны.

Summary. The article examines the little-known pages of naval cooperation between the USSR and People’s Republic of China in the first decade after the Second World War.

Из истории военно-политических отношений

 

ЗАЙЦЕВ Юрий Михайлович — доцент кафедры тактики, боевой подготовки и морской практики Тихоокеанского высшего военно-морского училища имени С.О. Макарова, капитан 1 ранга запаса, кандидат исторических наук

(г. Владивосток. E-mail: yuriy51zaytsev@yandex.ru).

 

Мао Цзэдун: «Чтобы противостоять империалистической агрессии, мы должны строить сильный флот»

Советско-китайское военно-морское сотрудничество (1945—1955 гг.)

 

9 августа 1945 года во исполнение решений Ялтинской и Потсдамской конференций Советский Союз вступил в войну с Японией, предварительно оповестив её правительство о невозможности продления Договора о нейтралитете, заключённого в 1941 году. Под стремительным натиском советских войск в Маньчжурии и после атомной бомбардировки американскими самолётами городов Хиросима и Нагасаки 6 и 9 августа император Японии Хирохито подписал (14 августа 1945 г.) эдикт о прекращении войны и принятии совместной Потсдамской декларации США, Великобритании и Китая1.

В этот же день в Москве были подписаны Договор о дружбе и союзе между СССР и Китайской Республикой (КР) и ряд соглашений, в том числе о Порт-Артуре. С советской стороны документы подписал В.М. Молотов, с китайской — Ван Шицзе (министр иностранных дел КР)2. Соглашение о Порт-Артуре предусматривало в целях «укрепления безопасности Китая и СССР и предотвращения повторной агрессии со стороны Японии» совместное использование Порт-Артура в качестве военно-морской базы (ВМБ), доступной только военным кораблям и торговым судам Китая и СССР. Для решения возникающих вопросов создавалась комиссия из трёх советских и двух китайских представителей. Оборона базы правительством Китая вверялась Правительству СССР, для чего на согласованной территории Порт-Артура советское командование самостоятельно определяло состав и дислокацию частей Военно-морского флота (ВМФ) и Военно-воздушных сил (ВВС). В статье VIII подписанного документа по истечении срока соглашения всё оборудование и общественное имущество, созданное СССР в данном районе, подлежало безвозмездной передаче в собственность китайского правительства. Соглашение (так же как и договор) заключалось на 30 лет и вступало в силу со дня его ратификации3.

24 августа оба документа были ратифицированы Верховным Советом СССР, но уже за два дня до этого одновременно из Владивостока и Мукдена в Порт-Артур и Дальний направились воздушные десанты под командованием заместителя командующего Забайкальским фронтом (ЗабФ) генерал-полковника В.Д. Иванова и генерал-майора А.А. Яманова, которые приняли капитуляцию японских гарнизонов. 23 августа в Порт-Артуре высадился и воздушный десант морских пехотинцев, возглавлявшийся командующим авиацией Тихоокеанского флота (ТОФ) генерал-лейтенантом Е.Н. Преображенским. В изменившихся геостратегических условиях нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов издал приказ об изменении структуры и дислокации ТОФ4, в котором предусматривалось создание Порт-Артурской ВМБ 1-го разряда. Основными соединениями, подлежавшими передислокации в Порт-Артур, были бригада подводных лодок (ПЛ; 4 ед.) типа «Щ» (Щ-121, -122, -123, -124); 2 — «С» (С-51, -52) и 6 — «М» (М-46, -47, -48, -49, -50, -51), бригада (54 ед.) торпедных катеров (ТК) советской и американской постройки, отдельный дивизион сторожевых кораблей (СК; 6 ед. типа «Такома», полученных ТОФ по ленд-лизу), отдельный дивизион новейших морских охотников (МО; 6 ед. типа «БО-1»), дивизион (6 ед.) тральщиков (ТЩ) охраны водного района базы, отдельная 305-мм железнодорожная артиллерийская батарея (ждартб), отдельный железнодорожный артиллерийский дивизион (ждартд; три 4-орудийные 130-мм установки), части и соединения береговой обороны, морской пехоты, противовоздушной обороны (ПВО), морской авиации, службы наблюдения и связи, гидрографии и инженерных войск, обеспечения и тыла. Кроме этого, в составе гарнизонов Порт-Артура и Дальнего находились части 39-й армии (39А), ВВС и ПВО. Командиром ВМБ Порт-Артур был назначен командир Владимиро-Ольгинской ВМБ ТОФ контр-адмирал В.А. Ципанович, представителем Наркомата ВМФ в обоих пунктах, а впоследствии начальником штаба Порт-Артурской базы — Герой Советского Союза капитан 1 ранга А.В. Трипольский5.

4-я бригада ПЛ (БПЛ) под командованием капитана 1 ранга Ф.Ф. Павлова состояла из двух дивизионов — 11-го («Щ» V-бис-2 серии и «С» — командир капитан 3 ранга Г.М. Обозов) и 12-го («Малютки» VI серии довоенной постройки под командованием Героя Советского Союза капитана 2 ранга С.П. Лисина). 28 сентября 1945 года первые корабли ТОФ прибыли к месту базирования и начали обустраиваться на новом месте. Ждартд прибыл в Порт-Артур своим ходом из Харбина ещё раньше.

Победа над Японией во Второй мировой войне вовсе не означала окончание её в Китае, где началась гражданская война между сторонниками Компартии (КПК) и партией Гоминдана (ГМД) под руководством Чан Кайши, поэтому советские моряки хотя и не участвовали в боевых действиях, но находились на переднем крае этой борьбы. Боевая подготовка порт-артурских соединений стала объектом пристального внимания со стороны советского командования. Так, в 1948 году были проведены крупные учения всех частей гарнизонов Порт-Артура и Дальнего под руководством командующего войсками Дальневосточного военного округа (ДВО) Маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского, которые проходили в два этапа. На первом отрабатывалось отражение морского десанта условного противника, а на втором — отражение нападения с воздуха.

В январе 1949-го советские войска в Порт-Артуре проинспектировал А.И. Микоян, прибывший в Китай под фамилией Андреев на переговоры с Мао Цзэдуном, в ходе которых был поднят и вопрос о Порт-Артуре. Микоян изложил позицию И.В. Сталина в отношении нахождения советской военно-морской базы на территории Китая. Она заключалась в том, что в случае прихода к власти коммунистов обстановка изменится в корне. «У советского правительства имеется решение изменить этот неравный договор и увести свои войска из Порт-Артура, как только будет заключён мир с Японией и, следовательно, американские войска уйдут оттуда. Однако если компартия Китая сочтёт целесообразным немедленный вывод советских войск из Порт-Артурского района, то Советский Союз будет готов исполнить это пожелание КПК», — уведомлял Сталин в телеграмме, направленной Мао Цзэдуну 5 февраля. Однако тот настаивал на сохранении советского военно-морского присутствия в Китае. «Было видно, что у него какие-то свои тактические соображения, которые он не раскрывал», — докладывал А.И. Микоян в записке в Президиум ЦК КПСС6. Тактические соображения председателя Мао стали более понятны после его следующего заявления в том же 1949-м: «Чтобы противостоять империалистической агрессии, мы должны строить сильный флот». Именно на помощь Советского Союза в постройке флота, подготовке кадров для него и был расчёт, когда китайский вождь настаивал на сохранении советского присутствия в ВМБ Порт-Артур.

В 1945—1949 гг. благодаря всесторонней поддержке СССР позиции КПК войска Народно-освободительной армии Китая (НОАК) одержали ряд важных военных и политических побед, вытеснив армию Гоминдана на о. Тайвань. 1 октября 1949 года была провозглашена Китайская Народная Республика (КНР). Советский Союз стал первой страной, признавшей новое государство. Он поставил в известность правительство Янь Сишаня в Кантоне о прекращении дипломатических отношений с Чан Кайши7. В декабре в Москву прибыла партийно-правительственная делегация КНР во главе с председателем КПК Мао Цзэдуном. Затем велись длительные переговоры о заключении новых соглашений, завершившихся (14 февраля 1950 г.) подписанием Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи министрами иностранных дел: от КНР — Чжоу Эньлаем, от СССР — А.Я. Вышинским8. В числе других вопросов, обсуждавшихся в ходе переговорного процесса, выделялся «особый» — подготовка кадров для китайских военно-морских сил в Порт-Артуре с последующей передачей Китаю части кораблей. Были признаны утратившими силу договор 1945 года и сопутствовавшие ему соглашения за подписью председателя Гоминдана. В новой редакции «обязательства по Порт-Артуру» предусматривали вывод советских войск из него после принятия мирного договора с Японией, но не позднее конца 1952 года. Его совместное использование для ведения «военных действий против агрессора» могло осуществляться в случае обострения военной обстановки или агрессии против одной из договаривавшихся сторон «по предложению правительства Китая и с согласия Советского правительства». Тем самым продлевалось пребывание советских войск на территории Порт-Артурской ВМБ. Вопрос о Дальнем (Далянь), который в соответствии с Ялтинскими договорённостями союзников был объявлен интернациональным портом, было решено рассмотреть тоже после подписания мирного договора с Японией.

До декабрьских переговоров в Москве Порт-Артур во главе большой правительственной делегации посетил премьер Государственного административного совета КНР Чжоу Эньлай, который встретился с командованием советских войск, дислоцированных на Ляодунском полуострове, где были ошвартованы подводные лодки и торпедные катера. На совместном собрании советских и китайских военнослужащих он выступил с большой речью, выразив благодарность СССР за помощь в создании военно-морских сил Китая.

В апреле 1950 года правительство КНР объявило о формировании «нового национального» флота — «Военно-морских сил Народно-Освободительной Армии Китая» (ВМС НОАК). Впрочем, на то время «старого» тоже не имелось, поскольку японские корабли, переданные американцами Чан Кайши, были уведены на о. Тайвань, а перешедшие на сторону КПК серьёзной боевой силы не представляли. Особенно остро стоял вопрос о создании «подводной составляющей» и её кадровом обеспечении (ранее ПЛ Китай совсем не имел).

Практическая реализация московских договорённостей о подготовке подводников для ВМС НОАК началась в 1950 году, когда в Даляне была образована «Группа по изучению подводного плавания». Набор будущих специалистов был поручен командиру дивизии НОАК Фу Цзыцзе — опытному военному, но не имевшему морской подготовки. В экипажи ПЛ набирались бойцы и командиры, отличившиеся в боях гражданского противостояния и войны с Японией, имевшие правительственные награды. О серьёзности значения, которое военное руководство Китая придавало подводным силам, говорит тот факт, что в упомянутую группу после тщательного отбора вошли молодые китайцы, получившие, что было редкостью, техническое образование за рубежом.

Одновременно с формированием группы подводников в Даляне создали военно-морское училище, где по схожему принципу осуществлялся набор курсантов для дальнейшей учёбы и службы в ВМС НОАК (преподавание и инструктажи вели советские и китайские специалисты). В Циндао при технической помощи СССР началось строительство ВМБ ПЛ.

Противоречивые события на Корейском полуострове, в которые оказались втянутыми США, КНР и СССР, в значительной степени оказали влияние на характер помощи Советского Союза Китайской Народной Республике. Она в 1951—1952 гг. снабжалась современной военной техникой и вооружением, закупленными на советские кредиты, предоставлявшиеся ей на сверхльготных условиях9. Близость войны ощутили и в Порт-Артуре: Тихоокеанский флот привели в повышенную готовность10. Будущий адмирал А.П. Михайловский, в ту пору дивизионный штурман 11-го (его ещё называли «щучьего») дивизиона 4-й бригады ПЛ, вспоминал: «Обстановка в Порт-Артуре посуровела. Многие офицеры начали отправлять семьи в Россию»11. Стала более напряжённой и насыщенной боевая подготовка экипажей с участившимися выходами в море, отработкой действий в тактических группах, выполнением практических торпедных и артиллерийских стрельб.

Между тем приближались сроки, по которым советские части надлежало вывести из Порт-Артура, однако с началом войны по предложению правительства КНР они были продлены. Следует отметить «неконструктивную политику» наших бывших союзников по антигитлеровской коалиции, из-за которой не были заключены мирные договоры СССР и КНР с Японией (один из важных пунктов, обусловливавших передачу ВМБ Китаю). О решении продления сроков нахождения советского ВМФ в Порт-Артуре правительства СССР и КНР обменялись 15 сентября 1952 года соответствующими нотами.

Крупная группировка ВМС США, действовавшая вблизи берегов советского Приморья и Китая, вынуждала держать наши объединения и их командование в постоянной готовности к использованию. Бывший начальник штаба 5-го ВМФ вице-адмирал В.А. Касатонов позднее вспоминал о трудностях, которые испытывали дислоцированные в Порт-Артуре части флота, особенно авиационные, о принятых мерах по дальнейшему развитию и усилению базы (Порт-Артурской ВМБ), ставшей важным звеном в системе обороны Дальнего Востока СССР и Северо-Восточного Китая12.

В середине 1951 года в бригаде подплава возникли слухи о скором прибытии для обучения сформированных экипажей китайских подводников, о передаче им лодок13. В 1952-м, закончив теоретическую подготовку, действительно в Порт-Артур прибыли выпускники «Группы по изучению подводного плавания». На ПЛ вследствие этого появилось по два экипажа. За неимением другой формы (или же в целях маскировки) китайские моряки были одеты в нашу. Отличие заключалось только в отсутствии погон и знаков различия у них. Но чтобы они могли самостоятельно управлять боевой техникой, грамотно и надёжно обслуживать её, наши специалисты приложили много времени, стараний, терпения и сил, в чём немалая заслуга контр-адмирала Н.Л. Луцкого (командир ВМБ Порт-Артур). Командующий ТОФ адмирал Ю.А. Пантелеев охарактеризовал её так: «Проделал [Н.Л. Луцкий] большую работу по организации всех видов обороны базы во взаимодействии с армейскими частями. Успешно выполняет задание правительства по подготовке специальных кадров…»14.

Бригадой подводных лодок, преобразованной в 1951 году в 125-ю (5-й ВМФ), к тому времени командовал контр-адмирал В.И. Головачёв. Он, по отзывам командования, «много работал» по организации и подготовке «подводников объекта 265», с поставленной задачей справлялся успешно. «Бригада подводных лодок, — запишут в его аттестации за 1952 год, — более качественно решала задачи боевой подготовки, повысилось качество манёвра, торпедных стрельб и тактической подготовки»15.

На Тигровом полуострове в казарме бывшей русской минной школы личный состав бригады ПЛ организовал учебный центр с классами и кабинетами для занятий по специальности, оборудованными макетами технических средств подводных лодок, чертежами и схемами. Руководителем учебного центра был назначен командир ПЛ «С-123» капитан 2 ранга Ф.И. Маслов16. К проведению теоретических занятий привлекались преподаватели Даляньского военно-морского училища (ВМУ) и все советские офицеры бригады ПЛ. Сложности в организации и проведении занятий заключались в языковом барьере и необходимости привлечения переводчиков, отсутствии в китайском языке многих технических терминов и понятий, использовавшихся на подводных лодках, и низком образовательном уровне обучаемых, в первую очередь матросов. Исходя из этих сложностей, подготовка руководителей к занятиям проходила в несколько этапов. Первоначально содержание учебного материала проверялось флагманскими специалистами и командиром бригады. После утверждения он переводился китайскими переводчиками и вручался преподавателям китайского военно-морского училища. Те изучали его, уясняли смысл и суть технической и морской терминологии в общении через переводчика с русским специалистом. Лишь после этого китайский преподаватель проводил занятия в присутствии советского инструктора, который мог дать разъяснения по возникавшим и трудным вопросам. Фактически приходилось обучать и преподавателей, и будущих подводников. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Сборник документов. Т. VI. Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трёх союзных держав — СССР, США и Великобритании (17 июля — 2 августа 1945 г.). М.: 1980. С. 382—384. (СССР присоединился к этой декларации только 8 августа, так как ранее в состоянии войны с Японией не находился).

2 Ван Шицзе — китайский дипломат и политический деятель, примыкавший к правому крылу Гоминдана (ГМД). Получил высшее образование в Лондоне и Париже. Член ЦИК партии ГМД (1942), заведующий отделом пропаганды и информации ЦИК ГМД (1942—1943, 1944—1945). Глава «миссии доброй воли» в Англии (1943—1944), министр иностранных дел с 30 июля 1945 г. Принимал участие в переговорах и подписании Договора о дружбе и союзе между СССР и Китайской республикой.

3 Красный флот. 1945. 22 августа.

4 Приказ НКВМФ от 8 сентября 1945 г. № 00186.

5 Трипольский Александр Владимирович (1902—1949). В ВМФ с 1924 г. Окончил класс водолазов Черноморского флота (1926), курсы усовершенствования командного состава (КУКС; 1930), прошёл обучение в учебном отряде подводного плавания имени С.М. Кирова (1936). Помощник командира ПЛ «Л-2» (1936—1937), командир ПЛ «Л-55» (1937—1938), «С-1» (1938—1940) Балтийского флота. Участник Советско-финляндской войны 1939—1940 гг. Звание Героя Советского Союза присвоено 7 февраля 1940 г. за успешные действия в районе порта Раума. Командир 13-го, 1-го (1940—1941) дивизионов, 1-й бригады ПЛ БФ. Командир бригады ПЛ (август 1941 — март 1942). Командир дивизиона ПЛ типа «С» ТОФ. Возглавил переход ПЛ типа «С» из Владивостока в Полярный (октябрь 1942 — апрель 1943). Командир дивизиона ПЛ Северного флота (СФ; 1943—1944), командир дивизиона ПЛ, принятых от Великобритании (1944), командир отдельного дивизиона ПЛ ТОФ (1944—1945), начальник штаба (НШ) Порт-Артурской ВМБ (1945—1947), НШ главной ВМБ 5-го ВМФ (1947—1948).

6 Цит. по: Лавренов С.Я., Попов И.М. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. М.: АСТ; Астрель, 2005. С. 690, 692, 693.

7 Внешняя политика Советского Союза. 1949 год. М., 1953. С. 172, 173.

8 Там же. (1950 г.). С. 58—60.

9 Подробнее см.: Сладковский М.И. История торгово-экономических отношений СССР с Китаем (1917—1974). М.: Наука, 1977. С. 199, 200.

10 В 1947 г. ТОФ разделили на два флота (5-й и 7-й), включив Порт-Артурскую ВМБ в состав первого из них. В 1953 г. произвели слияние обоих объединений.

11 Михайловский А.П. Вертикальное всплытие. Записки подводника. СПб.: Наука, 1995. С. 201.

12 Касатонов И.В. Флот выходит в океан. СПб.: Астра-Люкс, 1995. С. 109—119.

13 Михайловский А.П. Указ. соч. С. 202.

14 Лурье В.М. Адмиралы и генералы Военно-морского флота СССР: 1946—1960. М.: Кучково поле, 2007. С. 318, 319; Центральный военно-морской архив. Личное дело № 46734.

15 Лурье В.М. Указ. соч. С. 115.

16 По классификации 1949 г. ПЛ типа «Щ» были отнесены к подклассу средних подводных лодок, и все «щуки» получили тактические номера с буквенным обозначением «С».