Информационно-пропагандистская работа в военных округах России во второй половине XIX — начале XX века

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье представлены результаты историко-педагогического анализа информационно-пропагандистской работы в войсках военных округов Российской империи в 1864—1917 гг., раскрыты её содержание, формы и тенденции развития.

Summary. The article presents the results of historical-pedagogical analysis of advocacy in the troops of Military Districts of the Russian Empire in 1864-1917, as well as discloses its content, forms and tendencies of development.

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

 

ЦИБИКОВ Виктор Александрович — начальник отделения управления по работе с личным составом Центрального военного округа, подполковник

(г. Екатеринбург. E-mail: rleah@yandex.ru).

 

ИНФОРМАЦИОННО-ПРОПАГАНДИСТСКАЯ РАБОТА В ВОЕННЫХ ОКРУГАХ РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX — НАЧАЛЕ XX ВЕКА

 

Информационно-пропагандистская работа как сложная системная деятельность в регулярной армии России берёт начало со времени её создания Петром I, а в военных округах Российской империи — с 1862 года, когда военный министр Д.А. Милютин инициировал военную реформу, а в 1864 году император Александр II именным указом ввёл в действие положения и штаты военно-окружных управлений. Хотя информационно-пропагандистскую работу в то время не выделяли как самостоятельный вид воспитания личного состава, ей были присущи многие современные направления и формы.

Специфика содержания информационно-пропагандистской работы была обусловлена системой комплектования войск. До введения в 1874 году всеобщей воинской повинности в войска поступали рекруты в основном из крестьян, которым были свойственны религиозность, преданность государю, трудолюбие и способность стойко переносить тяготы и лишения военной службы. А поступавшие в войска с 1874 года рабочие и другие городские жители были подвержены распространявшимся в России революционным настроениям. Их, как отметил генерал-майор В.И. Паруцкий в изданном в 1901 году «Пособии офицеру при ведении занятий с нижними чинами», оценивали как «загадочный элемент, тогда как крестьяне почти всегда бывают доброй нравственности, религиозны, послушны и привычны к труду»1.

Воинские коллективы состояли из представителей разных национальностей и вероисповеданий — православных, мусульман, иудеев, католиков. В состав армии входили бурятские казачьи части, Калмыцкое и Башкирское войска.

На содержание информационно-пропагандистской работы влияли Русско-турецкая, Русско-японская и Первая мировая войны, военные действия в Китае, участие войск в подавлении революционного движения. В планировании информационно-пропагандистских мероприятий учитывались социально-классовый состав и национальные особенности военнослужащих, их духовные потребности и обстоятельства поступления на военную службу, состояние дисциплины, политическая ситуация в стране и мире.

Анализ правовых актов, изданных военно-окружными управлениями в 1864—1917 гг., показывает, что информационно-пропагандистская работа включала военно-правовое, военно-медицинское и военно-историческое направления, информирование о необходимости соблюдения требований безопасности в ходе повседневной жизни и службы, о примерах мужества и героизма воинов в ходе боевых действий и в мирное время, доведение обращений императора, главы Русской православной церкви и командующих войсками военных округов, подписку на периодическую печать, издательскую деятельность, а также информационное обеспечение религиозной работы в войсках.

Самостоятельным направлением информационно-пропагандистской работы была нейтрализация влияния на военнослужащих революционных настроений в обществе. Как писал в своих воспоминаниях генерал-лейтенант А.И. Деникин, «ввиду таких народных настроений революционеры… подымали народ упрощённым бунтарским лозунгом — “Долой!”. А так как при наличии законопослушной армии поднятие восстания было делом безнадёжным, то все усилия их были направлены на разложение армии»2.

В войсках стали нормой указания о запрещённых для чтения нижними чинами книгах, изъятии из обращения частных изданий, не рекомендованных Главным штабом. Практически во всех военных округах проводились проверки фондов офицерских библиотек, обращалось внимание на более строгую проверку книг, доступных нижним чинам.

В 1917 году был создан институт военных комиссаров (политическое управление Военного министерства), который в короткий период своего существования наряду с другими выполнял задачи контрпропаганды.

Сравнительный анализ распорядительных документов командующих войсками военных округов об информационно-пропагандистской работе в подчинённых войсках показывает: содержание большинства из них было нетиповыми, не была установлена периодичность издания таких документов, что говорит об отсутствии общепринятых подходов и единых требований к их структуре и содержанию, бессистемности руководства этой работой со стороны командования военных округов.

Не во всех военных округах выполнялись требования распорядительных документов военного ведомства, в некоторых случаях акты военно-окружных управлений противоречили документам вышестоящего командования. Например, в утверждённом приказом командующего войсками Казанского военного округа в 1893 году Положении о Самарском офицерском собрании предусматривалось, что его председатель определял список литературы для библиотеки. А согласно указаниям Главного штаба от 1891 года права одобрения обращения или покупки книг в войсковые библиотеки принадлежали исключительно ему. Характерной особенностью материалов некоторых окружных газет и журналов были суждения о жизнедеятельности и обучении войск, которые не всегда совпадали с позицией официальных изданий военного ведомства «Русский инвалид» и «Военный сборник».

Информационно-пропагандистские мероприятия в войсках проводились отдельно с нижними чинами и офицерами в ходе заседаний офицерских собраний (батальонных, полковых и гарнизонных) в формах лекций, читок литературы, бесед и т.д. Для этого активно использовались полковые библиотеки с тематическими материалами, военно-исторические музеи. В качестве временных членов офицерских собраний в них допускались священники, что усиливало воспитательное влияние. Активно проводились религиозные церемонии с участием священнослужителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий.

Военно-учёный комитет Главного штаба составлял основной каталог для войсковых офицерских библиотек и тематику бесед в войсковом (офицерском) собрании. Как правило, они проводились по вопросам военной администрации и военно-профессиональным аспектам, проблемам воинского воспитания и укрепления дисциплины, истории войн и военного искусства, о биографиях великих полководцев.

В формировании духовно-нравственного облика русского офицера главное внимание уделялось духу, моральной силе и нравам. Основополагающими добродетелями офицеров считались воинская честь, преданность Отечеству, верность гражданскому и воинскому долгу, дисциплинированность.

В некоторых военно-окружных управлениях с офицерами проводились так называемые военные беседы (их можно считать прообразом современной профессионально-должностной подготовки в управлениях объединений) по разным отраслям военного дела, отчётные материалы которых затем издавались отдельными книгами. Целью «военных бесед» было распространение среди офицерского состава военно-теоретических и военно-технических знаний.

Особо следует выделить деятельность обществ ревнителей военных знаний, занимавшихся их распространением среди офицеров, в том числе по вопросам обучения и воспитания войск. Общества вели информационно-пропагандистскую работу в форме общих собраний, лекций, бесед, обсуждений спорных вопросов, выделяли своих представителей для участия в юбилейных мероприятиях. Эта деятельность была построена на общественных началах, регулировалась не только обществом ревнителей военных знаний армии и флота, но и военно-окружными управлениями. Уставы обществ утверждались приказами командующих войсками военных округов.

Основной формой информационно-пропагандистской работы с нижними чинами в системе боевой подготовки подразделений были занятия по словесности, которые включали в ротные расписания занятий и, как правило, проводили в послеобеденное время. Их целями было укрепление воинского духа и формирование религиозных чувств солдат и унтер-офицеров, чувства долга, преданности царю и Отечеству, понимания святости присяги, укрепление духа войскового товарищества, воспитание беспрекословного повиновения командирам и начальникам. Это достигалось объяснением сути воинского долга и значения молитв, содержание которых обязаны были знать и понимать нижние чины — христиане, военной присяги, изучением боевого пути части, освоением правовых знаний, касающихся военной службы. В рамках занятий по словесности священнослужители проводили духовные беседы.

В планировании занятий не было единой системы. Их содержание зависело от того, в какой обстановке находилось подразделение, от числа нижних чинов, результатов их обучения и т.д.

К обеспечению информационно-пропагандистской работы (что многократно повышало её эффективность) можно отнести занятия по грамотности, которые представляли собой обучение нижних чинов грамоте, письму на русском языке. Они проводились в свободное время и в общий расчёт учебных часов по предметам боевой подготовки не входили.

В числе основных форм информационно-пропагандистского воздействия на нижние чины вне системы боевой подготовки были обязательные, предусмотренные распорядком дня утренние и вечерние молитвы. В это же время священнослужители проводили беседы, солдатские чтения, в том числе в полковых музеях.

На общих собраниях всех чинов и построениях также велось информирование, включавшее и доведение указаний военно-окружных управлений.

Кроме того, личный состав обеспечивали памятками о порядке прохождения военной службы, правилах поведения солдата в разных ситуациях, порядке представления к государственным наградам и по другим вопросам. В ряде военных округов, в частности в Петербургском, нижним чинам предписывалось иметь солдатские записные книжки, был определён порядок их ведения.

При проверках состояния воспитательной работы в войсках, в том числе информационно-пропагандистских мероприятий, их эффективность оценивалась степенью нравственного, умственного и физического развития военнослужащих, их выправкой, опрятностью и здоровьем, что отражалось на репутации командиров.

Как следует из отчётов военного ведомства о проверках военных округов, критериями эффективности работы по информированию и пропаганде были субъективные оценки молодцеватости и мужественности вида войск, качества тактической подготовки и прохождения церемониальным маршем после манёвров, исполнения музыки, строевых песен, состояния духа, готовности «победить или умереть»3; результаты групповых бесед с офицерами, в том числе в ходе обедов проверяющих и проверяемых; оборудование казарм картинами, учебными наглядными пособиями, наличие солдатских читален; состояние воинских церквей, укомплектованность войск полковыми священниками по штатам; наличие офицерских собраний, инициативность командиров в организации их работы; качество занятий по грамотности и словесности.

В информационно-пропагандистской работе в войсках во второй половине XIX — начале XX века можно выделить следующие основные тенденции:

— ориентирование информационно-пропагандистских мероприятий в первую очередь на военнослужащих, исповедовавших православие, что было обусловлено особенностями комплектования русской армии и национальным самосознанием русского народа;

— овладение личным составом знаниями и формирование у военнослужащих убеждений, способствовавших реализации политических интересов Российского государства.

Вместе с тем этой работе не хватало согласованности. В некоторых случаях мероприятия проводились бессистемно, что, вероятно, было вызвано недостатками организации воспитательного процесса и управления им, в том числе низкой исполнительской дисциплиной, отсутствием системы контроля, а в ряде случаев — сознательным игнорированием и нарушением предписаний руководства округов, отсутствием чётких критериев оценки состояния воинского воспитания, эффективности информационно-пропагандистской работы.

 

__________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Паруцкий В.И. Пособие офицеру при ведении занятий с нижними чинами. СПб., 1901. С. 37.

2 Деникин А.И. Путь русского офицера. М.: «Современник», 1991. С. 179.

3 Отчёт о служебной поездке военного министра в Туркестанский военный округ в 1901 году. СПб., 1902. С. 41.