5-я Донская казачья дивизия в сражениях 1915 года

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе документов Российского государственного военно-исторического архива описывается боевой путь одного из донских казачьих соединений во время Первой мировой войны, в период с весны по осень 1915 года.

Summary. In the article on the basis of documents from the Russian state military Historical Archives describes the combat path of one of the Don Cossack formations during the First World War, in the period from spring to autumn of 1915.

ПОЛКОВАЯ ЛЕТОПИСЬ

 

БРИНЮК Надежда Юрьевна — научный сотрудник научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ; кандидат исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: brinyuk2013@yandex.ru).

 

5-я ДОНСКАЯ КАЗАЧЬЯ ДИВИЗИЯ В СРАЖЕНИЯХ 1915 ГОДА

 

В 1918 году прекратила своё существование Русская Императорская армия. Прославленные корпуса, дивизии и полки, некоторые из которых насчитывали более чем двухсотлетнюю историю, были расформированы. Прервалась и традиция составления полковой летописи, в особенности периода Первой мировой войны. Восполнить этот пробел пытались уцелевшие в эмиграции бывшие офицеры-фронтовики, но в их распоряжении были лишь собственные дневники и отрывочные воспоминания, не подкреплённые оставшимися в стране архивными источниками, что, несомненно, снижало степень достоверности подобных публикаций.

Современные историки имеют возможность на основе открывшихся архивных фондов доподлинно восстановить боевой путь отдельных частей, участвовавших в самой кровавой бойне начала прошлого столетия. В рамках настоящей статьи исследуется фронтовая история одного из казачьих соединений — 5-й Донской казачьей дивизии в наиболее трудные месяцы отступления — с весны до осени 1915 года.

5-я Донская казачья дивизия была сформирована в 1914 году в соответствии с мобилизационным планом 1910 года. В состав дивизии входили 27, 28, 29 и 33-й Донские казачьи полки. Боеспособность дивизии высоко оценивалась военными историками. В частности, А.А. Керсновский писал, что она «хорошо работала в Томашевском сражении, дралась под Лодзью и Шавлями»1.

Почти на всём протяжении войны дивизией командовал генерал-лейтенант Глеб Максимилианович Ванновский, племянник занимавшего в 1881—1898 гг. пост военного министра П.С. Ванновского. Г.М. Ванновский после окончания в 1891 году Николаевской академии Генерального штаба преподавал в Московском пехотном юнкерском (с 1906 г. — Алексеевское военное) училище. Молодой, красивый, уверенный в себе преподаватель казался своим питомцам идеалом офицера. К лекциям он относился ответственно: заранее готовился, читал их по конспекту, не позволяя себе отвлекаться на излишние разговоры2.

Впоследствии Глеб Максимилианович зарекомендовал себя как способный кавалерийский офицер, был участником подавления боксёрского восстания в Китае в 1901 году и Русско-японской войны 1904—1905 гг., во время которой за отличие получил в награду золотое георгиевское оружие. По мнению современного историка К.А. Залесского, «Ванновский пользовался в армии славой храброго кавалериста»3.

В сентябре 1914 года он одним из первых офицеров был удостоен ордена Св. Георгия 4-й степени. Эта почётная награда была пожалована за руководство действиями дивизии на Юго-Западном фронте у дер. Завалово, в районе Дубно, где она воевала в составе 5-й армии под командованием генерала от кавалерии П.А. Плеве. В бою 18 августа* 1914 года казаки Г.М. Ванновского атаковали обходную колонну австрийских войск, угрожавших тылу 19-го армейского корпуса. Колонна была разбита, уничтожены два эскадрона австрийцев. Кроме начальника, орденами Св. Георгия были награждены и отличившиеся в этом сражении офицеры4.

По воспоминаниям современников, генерал Ванновский был не только отважным воином, но и принципиально честным человеком. Проявляя героизм на поле боя, он вёл непримиримую борьбу с «доморощенными» вредителями. Во время Первой мировой войны Глеб Максимилианович «сильно преследовал казнокрадство, бывшее в армии в том или другом виде нередким явлением, а в казачьих войсках в особенности»5.

Начальником штаба дивизии в 1915 году был подполковник (с декабря того же года — полковник) Филипп Иванович Балабин; старшим адъютантом с февраля по октябрь 1915 года — капитан Генерального штаба Владимир Оскарович Каппель (в будущем широко известный участник Гражданской войны на востоке России). Бригадами командовали генерал-майор Константин Семёнович Поляков и генерал-майор князь Пётр Николаевич Мышецкий.

В начале 1915 года перед 1, 2 и 5-й армиями Северо-Западного фронта находилась 9-я германская армия в составе 25 пехотных дивизий6. 5-я русская армия стояла на позициях по р. Равке, имея соседями: на правом фланге — 2-ю армию, на левом — 4-ю армию Юго-Западного фронта.

В первые дни февраля 5-я Донская казачья дивизия была дислоцирована в окрестностях польского городка Рава (сегодня — Рава Мазовецка Равского повята Лодзинского воеводства), находясь в составе Сводного корпуса 5-й армии. Штаб пребывал в фольварке Эмилин, полки стояли в окрестных населённых пунктах, самый крупный из которых — Нове-Място (ныне известен как Нове-Място-над-Пилицой). Части дивизии поочередно выдвигались на боевое дежурство, охраняя мосты на р. Пилице.

20 февраля на левом фланге 5-й армии было замечено наступление германских войск, потеснивших с позиций сводную дивизию генерала Карцова**. По получении сведений о том, что русские войска отошли с занимавшихся ими позиций, донские казаки были приведены в боевую готовность, в район боёв направилась их разведка. Однако положение было восстановлено, и силами дивизии не воспользовались. Несмотря на это, Г.М. Ванновский на следующий день самостоятельно выдвинул своё соединение ближе к театру военных действий «вследствие проявленной деятельности немцев против левого фланга 5-й армии и малочисленности наших войск на этом участке […] с целью предотвратить возможность прорыва немцев вдоль левого берега р. Пилицы и своевременно оказать содействие пехоте»7.

21 февраля, «несмотря на то, что генералом Карцевым [так в тексте] решено было дивизию не вызывать, части дивизии в 7 часов утра выступили из пунктов своего расположения в д. Ольшова Воля с целью дальнейших действий в зависимости от обстановки»8. 27-й полк Г.М. Ванновский направил на р. Пилицу для обеспечения переправ. Данное решение было вполне своевременным: после установления связи со штабом генерала Карцова стало известно, что немцы достигли значительных успехов, заняв ряд населённых пунктов.

Выдвинувшись во фланг неприятелю, донские казаки вначале остановили отходивший с позиций сводный артиллерийский дивизион (5-я и 3-я батареи 30-й и 40-й артиллерийских бригад), в помощь которому затем были направлены дополнительно 27-я и 28-я (тверские) дружины государственного ополчения и две роты полка Офицерской стрелковой школы без офицеров. К полудню дивизия, действуя в спешенном строю и во взаимодействии с 70-м пехотным Ряжским полком, перешла в наступление.

28-й Донской казачий полк, усиленный ротой 8-го пехотного Эстляндского полка (оставшегося без офицеров), открыл огонь по цепям противника. Наступавшие подразделения поддержала огнём 12-я Донская конноартиллерийская батарея. Германские войска пошли в контратаку, но были остановлены. К 14 часам дня стороны окопались; в 18 часов спешенные сотни 28-го полка с пиками в руках пошли в очередную атаку и овладели ближайшим населённым пунктом.

Казаки 27-го Донского полка, оставленные для охраны переправ, с самого утра «удерживали наступавшие на них превосходные силы противника» вдоль р. Пилицы, пока не подошла пехота9. В 21 час 28-й полк, усиленный семью сотнями  29-го и 33-го полков, отбил у немцев тактически важный объект — господский двор в деревне Доманевице. Однако уже ночью он вновь перешёл под контроль противника.

Для проведения новой атаки в подчинение генералу Г.М. Ванновскому были переданы пехотные 70-й Ряжский и 187-й Аварский полки, а также 1-й Верхнеудинский казачий полк Забайкальского казачьего войска и Забайкальский конноартиллерийский дивизион. Весь день 22 февраля 5-я Донская казачья дивизия и приданные ей части продолжали вести упорные, но безуспешные бои за овладение населённым пунктом, практически полностью разрушенным артиллерией. Русские подразделения несли большие потери от ураганного огня немецких орудий. Ранения получили генерал-майор К.С. Поляков (командир 1-й бригады 5-й Донской казачьей дивизии), командир Аварского полка (в журнале военных действий имя не указано), войсковые старшины П.И. Тарасов (временно командовавший 27-м полком, с 13 апреля 1915 г. — командир этого полка) и Т.П. Краснянский; убит командовавший 1-м Верхнеудинским полком войсковой старшина Иван Спиридонович Цырельников. В результате господский двор всё же был занят казаками, после чего донские полки были в порядке ротации отведены с боевых позиций.

Проявленная Г.М. Ванновским личная инициатива по своевременному выдвижению вверенных ему частей в наиболее опасную зону боёв, стойкость полков дивизии позволили предотвратить «прорыв левого фланга 5 армии на Нове-Място» и выбить «противника из занятого им района Белины — Ленгонице — господский двор Доманевице»10. Были восстановлены утерянные русскими войсками позиции. В результате операции потери донцов составили 15 убитых, 50 раненых, 17 контуженых, 3 пропавших без вести. Среди раненых — один генерал и три офицера11.

В марте—апреле 1915 года дивизия дислоцировалась на прежнем месте — в районе Нове-Място, после чего была передана в подчинение командующего 2-й армией генерала от инфантерии В.В. Смирнова и заняла позиции по левому берегу р. Пилицы, к востоку от Нове-Място. На этом плацдарме ей в течение мая—июня предстояло вести тяжёлые бои, отбивая наступление австро-германских войск12. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Керсновский А.А. История Русской армии. Т. 4. 1915—1917 гг. М.: «Голос», 1994. С. 226.

2 Самойло А.А. Две жизни. 2-е изд., испр. и доп. Л.: Лениздат, 1963. С. 41.

3 Залесский К.А. Кто был кто в Первой мировой войне. М.: «Астрель»; «АСТ», 2003. С. 105.

4 Рубец И. Конные атаки Российской императорской кавалерии в Первую мировую войну // Гроза 1914. Великая война в воспоминаниях очевидцев. М.: «Вече», 1914. С. 20, 21.

5 Самойло А.А. Указ. соч. С. 41.

6 Зайончковский А.М. Первая мировая война. СПб.: «Полигон», 2002. С. 339.

7 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 5049. Оп. 1. Д. 477. Л. 1 об.—2 об.

8 Там же. Л. 2 об.

9 Там же. Л. 4, 4 об.

10 Там же. Л. 9.

11 Там же. Л. 9 об.

12 Там же. Д. 479. Л. 1.