Петроградская пресса против танков Юденича

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на материалах петроградских газет рассмотрены особенности агитационной кампании, призванной развенчать «культ непобедимости» танков в составе Северо-Западной армии Н.Н. Юденича во время боёв под Петроградом осенью 1919 года.

Summary. On the basis of Petrograd newspapers’ materials, the article describes the features of the agitation campaign designed to discredit «the cult of invincibility» of tanks as part of the North-Western Army under N.N. Yudenich during the combats near Petrograd in the autumn of 1919.

Гражданская война

 

ЛЕВШИН Константин Викторович — заместитель директора по учебно-воспитательной работе ГБОУ СОШ № 401 г. Санкт-Петербурга, кандидат исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: petrograd84@mail.ru).

«ПУГАЛА НА БЕЛОМ ОГОРОДЕ»

Петроградская пресса против танков Юденича

 

Осенью 1919 года на страницах петроградских газет, в обывательских разговорах горожан, в окопах бойцов 7-й армии, защищавшей Северную столицу, появился новый демонизированный персонаж — «белый танк». «О танках в Питере заговорили недавно. Но зато заговорили сразу и много»1. В период ведения активных боевых действий на северо-западе России, связанных с попыткой захвата Петрограда армией генерала Н.Н. Юденича (с начала сентября по начало ноября 1919 г.), «красная пропагандистская машина» из всех агитационных калибров нанесла массированный удар по этим, неведомым доселе, «железным монстрам». Наибольшее внимание данной теме уделила советская, партийная, крестьянская и красноармейская пресса.

К моменту наступления на Петроград Северо-Западная армия Юденича имела четыре танка с англо-русскими экипажами. Для их сопровождения и поддержки был сформирован отдельный танковый ударный батальон2. Белогвардейские газеты заранее подняли большую шумиху вокруг прибытия в Эстонию нового вида вооружения — как несокрушимого средства в борьбе с большевизмом. Сведения о первом вступлении танков в бой, победы под Гдовом и Ямбургом, отступление частей 7-й армии, неотразимость механизированного напора внесли некоторую нервозность в действия оборонявшихся частей и вызвали определённую панику среди населения города.

Большевистские агитаторы немедля перешли в пропагандистскую контратаку. Уже на следующий день после первого столкновения с танками противника номер газеты политуправления 7-й армии «Боевая правда» вышел с лозунгом «Газета — наш красный танк. Она пробивает темноту. Она разит врага»3. Позднее Л.Д. Троцкий указывал на важнейшую роль агитации и просвещения в вопросе о вражеских танках под Петроградом: «Нужно было показать, что танки не больше как железный ящик, в котором сидят несколько человек…»4. Исследователь О. Файджес отмечал, что важнейшей задачей, которая стояла перед прибывшим в Северную столицу военным наркомом, было «высмеивание британских танков противника» и ужаса перед ними для поднятия боевого духа красноармейцев5.

К сентябрю 1919 года Красная армия имела опыт борьбы с «железными монстрами» лишь на юге России. В боях под Архангельском танки англичан не участвовали. Между тем Петроградский фронт до наступления Юденича имел для большевиков второстепенный характер. По «остаточному принципу» комплектовалась и снабжалась 7-я армия. Вследствие этого именно на данном участке психологический эффект от применения танков мог принести максимальные результаты. Как византийцы обращали в паническое бегство вражеские корабли с помощью «греческого огня», так и среднестатистический крестьянин-красноармеец приходил в ужас от огромного железного зверя, тем более что слухи кратно усиливали подобные страхи. Не будем забывать, что нередко такой боец, оторванный от сохи, был и сам не прочь покинуть боевые позиции, уйти в родную деревню, а танки противника использовать как аргумент для самооправдания в глазах своих домочадцев и односельчан.

На страницах газет танки стали настоящим символом помощи белогвардейцам со стороны Антанты и мирового империализма. В фельетоне «Деревенской правды» читаем: «И снится Антанте сон: Сидят друг против друга Англия и Франция… И видят друзья, как танки наступают на большевиков»6. Обыгрывалось даже само изначально чуждое, неместное происхождение танка: «танки-иностранки», «прикатили с заграницы», «танки-англичанки из железа людоеды» и т.д. 7 ноября 1919 года, выступая на объединенном заседании ВЦИК, Л.Д. Троцкий заявил: «У Юденича оказались танки. Кто привёз эти танки? Англия. Кто управлял этими танками? Квалифицированные английские специалисты военного дела»7. Интонации газетных публикаций о взаимоотношениях русской контрреволюции и мировой буржуазии были неизменно издевательски-саркастичные: «от щедрот своих англичане снабдили Юденича несколькими танками»; Юденич получил помощь от англичан «в виде их знаменитых танков»8.

Стремясь побороть страх красноармейцев перед наступавшим противником, развенчать культ непобедимости танков, газеты в русле общей агитационной политики (тон которой задавал Г.Е. Зиновьев) иногда «перегибали палку», представляя силы Юденича в слишком уж ничтожном виде. 20 сентября была опубликована беседа с комиссаром одной из дивизий 7-й армии, который рассматривал танки Юденича как скорую «боевую добычу» красноармейцев9. В «Боевой правде» из номера в номер кочевала одна и та же мысль: «полки противника ничтожны» (9 октября), «силы у белых жалкие» (14 октября), «белые наступают ничтожными кучками» (15 октября) и т.д. На заседании Петросовета 15 октября Зиновьев, призывая бороться со слухами и паникёрством, заявил, что у белых «не видно тяжёлой артиллерии и даже броневиков». Он назвал ложью сообщения об имевшемся у противника большом количестве танков: «Их нет. Более того, у них нет даже броневых машин»10. На следующий день за подписью председателя Петроградского совета было опубликовано и широко растиражировано воззвание «К красноармейцам, командирам». В нем, в частности, говорилось: «Опомнитесь! Перед кем вы отступаете? У белых банд никаких серьёзных сил нет. Число их в пятьдесят раз меньше, чем ваше число. У белых нет артиллерии. У белых нет тыла. У белых нет войска, у белых нет бронепоездов. Пресловутые танки белых существуют только в воображении дураков. Белые банды берут вас только на испуг…»11. Отметим, что за две недели до этого воззвания на страницах той же газеты танки Юденича характеризовались как мощное боевое оружие, «неуязвимое вследствие надёжного бронирования для ружейного огня и полевой артиллерии». Быстрое развитие ситуации на фронте под Петроградом, возникшая путаница, личные качества импульсивного председателя Петросовета (одновременно редактора «Известий») предопределили «разнобой» и в таком специфическом, но показательном вопросе.

Боевые качества танка зачастую оценивались прессой весьма низко. Их преподносили как сильное психологическое оружие, противостоять которому, однако, донельзя просто: преодолей свой страх, и танку конец. Главными препятствиями к эффективному использованию танков на фронте 7-й армии считались низкое качество дорог в болотистой и лесистой местности западных уездов Петроградской губернии и под Псковом, плохой обзор поля боевых действий. Одновременно передавался устойчиво сложившийся в массовом сознании образ танка: «…нечто всесокрушающее, огнедышащее, громоизвергающее, какой-то движущийся земной ад»12. В газетах печатались рассказы красноармейцев, прибывших с других фронтов и сталкивавшихся с танками, заметки о борьбе с ними на юге России. Такие материалы носили не характер советов и рекомендаций, а были, скорее, демонстрацией того, что такие же бойцы, рабочие и крестьяне, не только отражают атаки врага с применением танков, но и захватывают эти «блестящие длинные чудовища».

Целый ряд заметок о танках в петроградской прессе строился по схожему плану, несмотря на разность стилей и сюжетов (спор паникера-«френча» с опытным красноармейцем, ретроспективный рассказ «раньше и теперь», страх перед боем в ожидании танков и радость победы с ноткой разочарования в сказочном могуществе «железного зверя»). В начале повествования (и, кстати, стихотворений) обычно следовало гиперболическое описание: «Танки — это такие громадные лодки с гусиными ногами, всё забронировано, и нет для него никакой преграды». Далее эти слухи (досужие разговоры, страхи) разбивались практически (сражением) или развеивались бойцом, знакомым с войной не понаслышке: «Танк — это большой автомобиль… и уязвим он очень — влетит в него снаряд — вот он и готов»13.

«Деревенская правда» в разгар боёв под Петроградом вышла под лозунгом «Товарищ-красноармеец, если кто-либо начнёт пугать тебя в бою танками, знай — это провокация наёмника Юденича, который хочет взять тебя подлостью, потому что не может взять силой»14. Подобное «низвержение» зачастую приобретало гиперболический характер. Время от времени на страницах газет всё же всплывали оговорки: «Конечно, он [т.е. танк] стреляет не горохом… Никто не скажет красному солдату, что танк — это, дескать, пустяки»15. Но чаще применялись иные тезисы: танк — «уловка белых» с целью вызвать панику, «обманка», враг маскирует под танк любую телегу, повозку, автомобиль.

Подобные пропагандистские уловки нередко производили необходимый эффект. Так, храбрость курсантов при атаке на танки А. Куприн объяснил тем, что большевистская пропаганда лгала, рассказывая, что это — «дерево-де, выкрашенное под цвет стальной брони»16. Слова писателя дословно перекликаются с заметкой Н. Кудрявцева «Еловые танки», где рассказано о разбитом бронеавтомобиле белых, многочисленные пробоины которого были заложены досками, а «дерево было выкрашено под цвет брони»17.

В дни перелома военной обстановки под Петроградом несколько красноармейских броневиков были оборудованы «специальными гусеничными приспособлениями», которые улучшили их проходимость и, что главное, сделали их похожими на танки. Этот хитроумный ход не только повысил боевой дух бойцов, но и стал поводом для публикации сообщений о вводе в бой «первого красного танка», сконструированного на петроградских заводах. Колпинский рабочий, командир бронеотряда С. Васильев писал: «Путиловский завод выпустил новые автобронемашины марки “Остин” с системой “Кегресса” — вездеходы, а Ижорский завод надел на них броню. Три машины-танка были переданы моему автобронеотряду»18.

Для поднятия боевого духа в газетах массово публиковались профессиональные и любительские красноармейские стихотворения о недопустимости и глупости животного, дремучего страха перед танками. Лейтмотивом этих виршей был популярный в то время лозунг: «Танки — пугала на белом огороде. Издали страшен». Статья Л.Д. Троцкого «Танки» стала образцом для подобных стихов и ряда других материалов на эту тему. Он сравнил «бессмысленный» страх перед танками с реакцией лошади, впервые увидевшей автомобиль: «Лошадь начинает хрипеть, глаза наливаются кровью, передние ноги вверх, задом лошадь напирает на телегу». Но, продолжает Троцкий, «человеку даны не лошадиный разум и не лошадиное сердце», потому ничего, кроме стыда и раскаянья, трус ощущать не может19.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Красная газета. 1919. 1 ноября.

2 Подробнее см., напр.: Малышев Н. Броневые части Северо-Западной армии в 1919 году // Белая Гвардия. Альманах. № 7. Белое движение на Северо-Западе России. М., 2003.

3 Боевая правда. 1919. 12 сентября.

4 Троцкий Л. Речь на объединённом заседании ВЦИК 7 ноября 1919 г. // Бой за Петербург. Две речи. Пг., 1920. С. 46.

5 Figes O.A People’s Tragedy: The Russian Revolution. London, 1997. P. 673.

6 Деревенская правда. 1919. 9 октября.

7 Троцкий Л. Указ. соч. С. 38.

8 Красная газета. 1919. 26 октября; Известия Петросовета. 1919. 1 октября.

9 Петроградская правда. 1919. 20 сентября.

10 Деревенская правда. 1919. 16 октября.

11 Известия Петросовета. 1919. 16 октября.

12 Боевая правда. 1919. 13 сентября.

13 Деревенская правда. 1919. 23 октября.

14 Там же. 26 октября.

15 Красная газета. 1919. 26 октября.

16 Куприн А. Купол Святого Исаакия Далматского // Белая борьба на Северо-Западе России. М., 2003. С. 632.

17 Деревенская правда. 1919. 28 октября.

18 Васильев С.В. Ижорский автобронеотряд // Героическая оборона Петрограда в 1919 г. (воспоминания участников). Л., 1955. С. 278.

19 Известия Петросовета. 1919. 25 октября.