Должны служить пожизненным и тихим для раненых воинов пристанищем

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматривается явление военной инвалидности в российском историко-культурном пространстве, акцентируется внимание на некоторых нравственных проблемах войны и эволюции отношения государства и общества к военным инвалидам.

Summary. The article deals with the phenomenon of military disability in the Russian military-historical-and-cultural space, focusing on some moral issues of war and the evolution of relations between the state and society to the war-disabled.

Армия и общество

 

БАРИНОВА Галина Викторовна — доцент кафедры «Философия, социология и история» Российской открытой академии транспорта Московского государственного университета путей сообщения (МИИТ), кандидат педагогических наук

(п. Нахабино Московской обл. E-mail: galina1759@mail.ru).

«Должны служить Пожизненным и тихим для раненых воинов пристанищем»

История Российского государства знает немало войн, каждая из которых имеет свою философию. Бесспорно, война является великим злом, несёт неисчислимые бедствия, перекраивает жизнь народа, перестраивая его сознание. Воины, вернувшиеся с полей сражений, оставшись в живых, долгие годы могут находиться в плену своих переживаний и воспоминаний. Люди, получившие на войне ранения и тяжёлые увечья, это особая категория инвалидов. Повреждённый орган или потерянная часть тела человека до конца жизни будет напоминать ему о самых трагических событиях в жизни. Поэтому наряду с политическими, экономическими, правовыми, собственно военными проблемами существовали и будут существовать нравственные проблемы войны.

Одна из них — это нравственное отношение к инвалидам войны. Эта проблема в российском обществе обсуждается крайне редко. По неписаным законам морали инвалиды войны должны занимать особое место, так как они утратили своё здоровье, выполняя приказ государства. Соответственно именно государство должно проявлять особую заботу об инвалидах войны. Люди, воевавшие за свободу нации, суверенитет государства, — это заслуженные воины. А потому ещё со времён Древней Греции военного человека, а особенно человека, покалеченного войной, не бросали на произвол судьбы. Ветеранов боевых действий либо содержали из казны государства, либо наделяли землёй. В эпоху Средневековья в европейских странах ветеранов призревали монастыри. Во Франции, например, обители, содержавшие солдат-инвалидов, получали государственную компенсацию, выплаты которой прекратили в конце XVII века в связи с открытием в Париже первого в Европе дома инвалидов на 4000 человек.

Первые госпитали и богадельни за государственный счёт в России были открыты при царе Фёдоре Алексеевиче, который в 1682 году издал соответствующий указ. Причём рекомендовалось в госпитали помещать излечимых больных, а в богадельни — воинов с тяжёлыми ранениями, покалеченных и изуродованных, о чём писалось в указе: «…для бедных и отставных солдат, кои, будучи изуродованы на службе царской, не могли уже пропитать себя. Богадельни сии должны служить пожизненным и тихим для раненых воинов пристанищем»1. Призрением солдат и офицеров также занимались монастыри. В документах 1682 года уже упоминалось об увечных воинах, находившихся на содержании обители. Так, в челобитной Симонова монастыря архимандрита Гавриила на монастырское содержание отставных солдат надворной пехоты говорится о 47 ветеранах, размещённых в монастырских кельях.

В России термин «инвалид» начали употреблять в обиходе со времён Петра I. Значительное увеличение количества увечных в ходе Северной войны (1700—1721 гг.) и распространение нищенства вынудили российского самодержца обратиться к проблеме инвалидов. Именно в петровские времена старых солдат, не способных к строевой военной службе вследствие заболевания, ранения или увечья, а также из-за преклонного возраста стали называть инвалидами, направляя их для «дослуживания» на штатские должности.

Пётр I развил тему монастырей и призрения воинов, его заботой стало устройство госпиталей для увечных воинов и престарелых солдат, не имевших возможности содержать себя самим2. В изданном в 1712 году Указе «Об учинении во всех губерниях гошпиталей» говорится: «Учинить гошпитали для самых увечных, таких, которые ничем работать не смогут, ни стеречь, также зело престарелым…»3. В одной Москве были построены 90 таких заведений, где содержались около 4000 человек.

При Елизавете получила развитие система инвалидных домов. В 1761 году ею был подписан указ о создании солдатских богаделен, которые чуть позже были открыты в Петербурге, Москве и Казани приблизительно на 5000 мест.

Императрица Екатерина II сделала упор на отправку отставников «в выгодные места» на поселение с наделением их жильём и деньгами. Так в русских городах возникли инвалидные команды. Военные ветераны превращались в нечто среднее между полицейскими и народными дружинниками. Гвардейские ветераны были определены в Муром, остальные — распределены по 30 другим городам. Военным ветеранам было назначено денежное содержание в сумме от 120 рублей в год армейским подполковникам и до 10 рублей — нижним чинам. Первый призыв инвалидных команд составил свыше 4000 солдат и офицеров.

Екатерину II волновала также проблема содержания солдатских жён и вдов. Женщины, не способные работать, отправлялись в богадельни, на поселение или в женские монастыри. Все расходы на содержание солдатских жён и вдов брало на себя государство. Во второй половине XVIII века увеличилось и количество инвалидных домов, поэтому монастыри окончательно освободились от обязанности предоставления крова и содержания инвалидов. Заслуга Екатерины II в деле призрения ветеранов и военных инвалидов состоит в том, что она сделала заботу о людях, получивших на войне ранения и тяжёлые увечья, делом государственной политики. Если с 1764 года за 35-летнюю службу военным ветеранам выплачивали только половину жалованья, то в начале XIX века специальная комиссия решила: за 20 лет беспорочной службы офицеру полагается инвалидное жалованье, за 30 лет — половинное, за 40 лет — полное. А военных, ставших не способными к службе в результате боевых ранений и контузий, обеспечивали приличным содержанием независимо от выслуги лет.

Сын и наследник Екатерины II император Павел I поставил на поток организацию инвалидных команд. Первоначально ветеранские роты одна за другой возникали при гарнизонных батальонах. И только перед Отечественной войной 1812 года проявились главные результаты павловских инициатив. Первыми за организацию инвалидных рот взялись гвардейские полки. В 1809 году инвалидные роты были учреждены при Преображенском, Семёновском, Егерском, Кавалергардском, Конном и Гусарском полках. Вскоре к процессу присоединились гвардейские драгуны и уланы. С одной стороны, солдаты-старики и инвалиды получали призрение в родных полках, с другой — полки обзаводились прислугой для работы в казармах, конюшнях, полковых храмах, лазаретах, кухнях, цейхгаузах и т.п. Важным решением был Указ от 27 марта 1811 года «О устройстве инвалидных рот и команд и составлении из них подвижных инвалидных рот и служащих инвалидных команд»4. Инвалидные роты и команды получили чёткую организацию, принцип градации вытекал из самих названий разрядов. Все состоявшие в ротах и командах инвалиды отныне стали называться военными инвалидами и подразделялись на 3 разряда: первый — это подвижные роты, второй — служащие, третий — неспособные. Первые составили 35 рот, из которых 18 распределили в армию для обслуживания госпиталей. Из служащих инвалидов в городах формировались команды в составе двух обер-офицеров (один из них командир), пяти унтер-офицеров, 40 рядовых и одного барабанщика, подчинявшиеся командиру гарнизонного батальона. Неспособные инвалиды жили на квартирах, но с обязательством в течение трёх лет переселиться на отведённые им земли (под постройку дома из казны единовременно выделяли 50 рублей).

Благодаря государственной политике призрения ветеранов и военных инвалидов начиная с 1803 года бывших офицеров без средств к существованию, в принципе, не осталось. Пособие получали даже те офицеры, кто был уволен из армии по суду.

Особое внимание вопросам призрения военных инвалидов стало уделяться после Отечественной войны 1812 года. Поскольку российский император Александр I сам долгое время находился в действующей армии и видел непоказную сторону Отечественной войны, огромные страдания своего народа, тяжёлое положение раненых воинов и их семей, то он и основал одно из крупнейших учреждений, занимавшееся вопросами социальной помощи военным. Такой организацией стал «Комитет, Высочайше учреждённый в 18 день Августа 1814 года», который был создан «для оказания материальной помощи офицерам и солдатам, пострадавшим во время войн, и их семьям». Несколько позже он был переименован в Комитет о раненых, затем в Александровский Комитет о раненых.

Следует подчеркнуть, что помимо целенаправленной государственной политики по вопросам призрения военных-инвалидов самое непосредственное и деятельное участие в этом деле принимали общественные организации и отдельные лица, поддерживая, главным образом финансово, столь важное начинание государя. По сути, Комитет о раненых существовал на благотворительные пожертвования. Исследователь и писатель Т.П. Трифонова в своей статье пишет: «В Комитет ежегодно поступал один процент из дохода столовых; каждый театр раз в год обязан был давать бенефис; перечисляли средства содержатели клубов, организаторы концертов, маскарадов, музыкальные общества. В Комитет перечислялись 10 процентов от всех конфискаций при таможенных изъятиях; были обязательны отчисления от неполученных наследств, определённый процент от призовых денег, сборы от заграничных паспортов»5.

Приняв эстафету царствования, Николай I после событий на Сенатской площади, воспринятых им как влияние западных идей, во внутренней политике сделал упор на национальную идеологию, базирующуюся на истории, культуре и военной славе России. В этой связи для героев минувшей Отечественной войны были созданы две крупные военные богадельни: в 1830 году недалеко от Санкт-Петербурга Чесменская военная богадельня, рассчитанная на 20 офицеров и 400 нижних чинов, и в 1850 году — Измайловская богадельня, где первоначально призревались всего 99 нижних чинов, и 4 обер-офицера. Главным образом, это были участники Отечественной войны 1812 года и Кавказской войны, которые служили в Измайловском, Преображенском, Павловском, Семёновском, Гренадёрском, Литовском, Конном, Кирасирском, Драгунском, Гусарском и других полках. Обе они просуществовали практически более полстолетия, предоставив кров и пищу сотням обездоленных, искалеченных войной людей.

Таким образом, и государство, и российская общественность, и отдельные лица принимали деятельное участие в судьбе инвалидов Отечественной войны 1812 года, отдавая через эту заботу дань уважения всем тем, кто положил свои жизни и здоровье на алтарь Отечества. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Быков М. Старая Гвардия. Фонд «Русский мир», 2009. См.: Интернет-ресурс: http://www.russkiymir.ru (дата обращения 1 апреля 2014 г.).

2 Полное Собрание Законов Российской Империи (ПСЗ РИ). Собр. 1. Т. V. СПб., 1830. C. 202.

3 Указ Петра I от 31 января 1712 г. «Об учреждении во всех Губерниях гошпиталей» // ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. Д. № 2447. C. 791.

4 Указ от 27 марта 1811 г. «О устройстве инвалидных рот и команд и составлении из них подвижных инвалидных рот и служащих инвалидных команд» // ПСЗ РИ. Т. XXXI. № 24568.

5 См.: Трифонова Т.П. Николаевская Измайловская военная богадельня. Традиции благотворительности и милосердия // «На память будущему». 2011.