Русские эмигранты в боях на Халхин-Голе

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе архивных документов рассматриваются степень и характер участия русских эмигрантов из отряда Асано в военных действиях на Халхин-Голе в 1939 году.

Summary. On the basis of archival documents the article considers the extent and nature of participation of Russian emigrants from Asano’s detachment in hostilities at Khalkhin-Gol in 1939.

Смирнов Сергей Викторович — доцент кафедры новой и новейшей истории Института гуманитарных наук и искусств Уральского федерального университета имени первого Президента России Б.Н. Ельцина, кандидат исторических наук

(г. Екатеринбург. E-mail: smirnov_sergei@mail.ru);

Буяков Алексей Михайлович — помощник ректора по организационным и общим вопросам Морского государственного университета имени адмирала Г.И. Невельского

(г. Владивосток. E-mail: alex-b958@mail.ru).

 

Русские эмигранты в боях на Халхин-Голе

 

В мае 1939 года на территории Монгольской Народной Республики, в районе пограничной реки Халхин-Гол, начались боевые действия между вторгнувшимися в пределы Монголии войсками Японии и Маньчжоу-го и противостоявшими им советско-монгольскими частями. Боевые действия, вскоре переросшие в полномасштабное военное столкновение, окончились в сентябре того же года победой советских и монгольских войск. В исторической памяти стран — участниц этих событий они получили различное отражение — либо в качестве пограничного инцидента (Номонханский инцидент), либо — прелюдии Второй мировой войны, обеспечившей успешный исход военных действий для стран антифашистского блока на Дальнем Востоке. Локальный вооружённый конфликт 1939 года на Халхин-Голе изучен весьма обстоятельно. Однако до сих пор остаётся неясным вопрос о степени и характере участия в этих событиях русских эмигрантов, проживавших на территории Маньчжурии.

После вторжения в Маньчжурию в сентябре 1931 года частей императорской армии Японии (Квантунской армии) эта территория была отторгнута от Китая, а в апреле 1932 года здесь образовалось «независимое» маньчжуро-монгольское государство Маньчжоу-го, союзник Японской империи на континенте. Японские политики-радикалы отводили Маньчжоу-го важную роль в реализации паназиатской идеи создания «нового порядка» в Восточной Азии. Маньчжурия стала не только сырьевым и промышленным придатком Японии, но и моделью для апробации проекта «общего дома» для восточноазиатских народов1, а также плацдармом для дальнейшего расширения японского присутствия на континенте.

Основным стратегическим соперником Японии на суше выступал Советский Союз, являвшийся к тому же мировым центром коммунизма и объявленный японскими радикалами главным идейным врагом Страны восходящего солнца. Значительное место в японских планах борьбы против Советского Союза отводилось русским эмигрантам, несколько десятков тысяч которых в результате революции 1917 года в России и последовавшей за ней Гражданской войны оказались на территории Северо-Восточного Китая. Не останавливаясь на всех перипетиях взаимоотношений между СССР и Японской империей, отметим только то, что японские власти в Маньчжоу-го в середине 1930-х годов обеспечили консолидацию русской эмигрантской общины на политической антисоветской основе, поставив во главе её тесно связанного с ними бывшего казачьего атамана, активного деятеля Белого движения в Забайкалье и на Дальнем Востоке Г.М. Семёнова2. Из эмигрантов формировались военизированные подразделения двойного назначения, способные как нести охрану государственных и частных объектов, так и выполнять разведывательно-диверсионные функции. В районах компактного расселения казаков (в основном западная линия Китайско-Восточной железной дороги — КВДЖ) были созданы волонтёрские структуры, дававшие начальную военную подготовку эмигрантской молодёжи. При отдельных эмигрантских организациях функционировали военно-учебные структуры. Наконец, весной 1938 года была сформирована русская регулярная воинская часть, формально входившая в состав армии Маньчжоу-го. По фамилии командира части майора Макото Асано (есть и другие версии его фамилии) её именовали — отряд Асано (Асано-бутай)3. Отряд непосредственно курировался японской военной миссией (ЯВМ) в Харбине.

По широко распространённой версии отряд Асано принимал участие в составе японских войск в боевых действиях в районе реки Халхин-Гол и понёс здесь потери.

По-видимому, первым исследователем, изучавшим историю отряда Асано и его участие в халхин-гольских событиях, стал крупный американский историк-эмигрантовед Джон Стефан, чьи очень удачные в литературном исполнении работы тем не менее не могли похвастаться широкой источниковой базой4. Согласно сведениям Стефана многие бойцы «бригады Асано», которой командовал полковник Г.Х. Наголян, входили в состав 23-й пехотной дивизии генерала Комацубара Мититаро, составлявшей ядро японских сил на Халхин-Голе. Асановцы в основном выполняли функции разведчиков и переводчиков, и практически все они пали жертвами «невероятной бойни», учинённой советскими войсками5. Другим, уже отечественным, исследователем, изучавшим в начале 1990-х годов деятельность отряда Асано и его участие в боевых акциях против СССР, был Анатолий Кайгородов, писатель и краевед, знаток казачьего Трёхречья6. В частности, в статье «Маньчжурия: август 1945» Кайгородов указывает, что японцы, не доверяя эмигрантам из числа русских, опасались использовать отряд Асано на Халхин-Голе, несмотря на высокие боевые качества этого подразделения. Асановцы лишь единожды приняли участие в боевом столкновении, и то не с советскими частями, а с подразделением монгольской кавалерии. По версии Кайгородова, разъезд асановцев из эскадрона капитана Тырсина7 в скоротечном конном бою почти полностью вырубил аналогичный по численности отряд монгольских цириков, потеряв при этом убитым только одного человека — подпоручика Натарова8.

Литературное обаяние Стефана и Кайгородова, несмотря на отсутствие надёжной источниковой базы их исследований, оказалось настолько велико, что почти все исследователи, в той или иной степени обращавшиеся к истории русских воинских отрядов и их участия в борьбе против СССР, оказывались в плену их трактовок и оценок9. Между тем ситуация обстояла далеко не так, как это было описано Стефаном и Кайгородовым.

Обратившись к документам, имеющим непосредственное отношение к эмигрантам — участникам халхин-гольских боёв, служившим в отряде Асано и других японских подразделениях (биографические материалы и материалы следственных дел русских эмигрантов из Маньчжурии)10, авторы настоящей статьи предлагают иную версию характера и масштабов участия русских эмигрантов в событиях 1939 года на Халхин-Голе. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Японский паназиатизм, начавший формироваться в начале ХХ в., представлял Японию в качестве консолидирующей силы в Восточной Азии. Вокруг Японии, наиболее передовой страны данного региона, должны были объединиться другие восточноазиатские народы, что, в свою очередь, способствовало бы их освобождению от европейского колониализма. Государство Маньчжоу-го, многоэтничное по своему составу, стало своего рода лабораторией для реализации идеи объединения и совместного развития восточноазиатских народов при дружественном покровительстве со стороны Японии.

2 Подробнее см.: Аурилене Е.Е. Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи // Белая армия. Белое дело: Исторический научно-популярный альманах. Екатеринбург, 1996. № 1. С. 101—112; Аурилене Е.Е., Потапова И.В. Русские в Маньчжоу-Ди-Го: «эмигрантское правительство». Хабаровск, 2004; Онегина С.В. Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурии // Проблемы Дальнего Востока. 1996. № 5. С. 141—146.

3 Подр. см.: Смирнов С.В. Отряд Асано: русские воинские формирования в Маньчжоу-го, 1938—1945. Екатеринбург: Изд-во Урал. университета, 2012.

4 Stephan J.J. The Russian Fascists. Tragedy and Farce in Exile. 1925—1945. N.Y.: «Harper & Row», 1978; Stephan J.J. Russian Soldiers in Japanese service: The Asano brigade // Shikan. The Historical Review. Tokyo, 1977. № 95. P. 55—66.

5 Stephan J.J. The Russian Fascists… P. 198, 199.

6 Трёхречье — приграничный с советским Забайкальем район Маньчжурии в бассейне рек Дербул, Хаул и Ган, населённый преимущественно казаками Забайкальского казачьего войска.

7 Василий Тырсин в это время имел чин прапорщика и командовал артиллерийским расчётом в артиллерийской части отряда Асано. Об участии Тырсина в событиях на Халхин-Голе сведений нет.

8 Кайгородов А. Маньчжурия: август 1945 // Проблемы Дальнего Востока. 1991. № 6. С. 95.

9 См.: Балмасов С.С. Белоэмигранты на военной службе в Китае. М.: «Центрполиграф», 2007; Окороков А.В. Русские добровольцы. Неизвестные войны XIX—XX вв. М.: «Авуар консалтинг», 2004; Усов В.Н. Советская разведка в Китае: 30-е годы ХХ века. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2007; Яковкин Е.В. Русские солдаты Квантунской армии. М.: «Вече», 2014.

10 Авторами статьи были изучены биографии более 300 эмигрантов, служивших в русских воинских отрядах Маньчжоу-го.