Особенности организации управления и связи в 14-й армии в ходе оборонительных боёв на Мурманском и Кандалакшском направлениях в 1941—1942 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. Авторы анализируют особенности организации управления и связи в 14-й армии Северного (с 23 августа 1941 г. — Карельского) фронта в ходе оборонительных боёв на Мурманском и Кандалакшском направлениях в 1941—1942 гг.

Summary. The authors analyze the characteristics of the organization of control and communication in the 14th Army within the Northern (from 23 August 1941 the Karelian) Front in the course of defensive battles in the Murmansk and Kandalaksha areas in 1941-1942.

Свердел Василий Фёдорович — начальник связи — заместитель начальника штаба Западного военного округа, генерал-майор

(191180, Санкт-Петербург, Дворцовая площадь, д. 10);

Жарский Анатолий Петрович — старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ, полковник запаса, кандидат военных наук

(191180, Санкт-Петербург, Дворцовая площадь, д. 10);

Шептура Владимир Николаевич — профессор кафедры военного управления Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ, полковник, кандидат военных наук, доцент

(Москва).

 

 

Особенности организации управления и связи в 14-й армии в ходе оборонительных боёв на Мурманском и Кандалакшском направлениях в 1941—1942 гг.

 

В германских планах войны против СССР овладение Кольским полуостровом было одной из приоритетных задач. В рамках операции «Барбаросса» гитлеровское командование разработало план операции под кодовым наименованием «Чернобурая лиса». Её замысел предусматривал: за первые две недели войны разгромить войска 14-й армии1 (14 А); захватить незамерзающий порт Мурманск, в районе которого находилась главная военно-морская база Северного флота, и Кандалакшу; перерезать Кировскую железную дорогу, связывавшую Ленинград и Мурманск, тем самым обеспечив северный фланг германского фронта на Востоке. Для решения этих задач были задействованы силы немецкой армии «Норвегия», в которую также вошли 3-я и 6-я пехотные дивизии финнов.

Войска 14 А (командующие генерал-лейтенант В.А. Фролов2 (июнь—август 1941 г.), генерал-майор Р.И. Панин3 (август 1941 г. — март 1942 г.), генерал-лейтенант В.И. Щербаков4 (с марта 1942 г. до конца войны)), прикрывавшие мурманское и кандалакшское направления, численностью 51 828 человек должны были оборонять значительную полосу шириной 550 км.

В состав 14 А входили 42-й стрелковый корпус (командир генерал-майор Р.И. Панин), 14-я (генерал-майор А.А. Журба) и 52-я (генерал-майор Н.Н. Никитин) стрелковые и 1-я танковая (генерал-майор В.И. Баранов) дивизии, 23-й укреплённый район (комендант полковник Д.Е. Красильников), 1-я смешанная авиационная дивизия (полковник М.М. Головня), а также ряд артиллерийских и других частей. 24 июня 1941 года 14 А вошла в состав Северного (с 23 августа 1941 г. — Карельского) фронта.

Активные боевые действия в полосе 14 А начались 29 июня 1941 года. Главный удар противник наносил на мурманском направлении, вспомогательный — на кандалакшском. В первой половине июля войска 14-й армии, ведя тяжёлые оборонительные бои, остановили наступление немецко-финских войск и тем самым сорвали планы противника по захвату Мурманска и нарушению перевозок по Мурманской железной дороге.

К осени 1941 года стало ясно, что германскому командованию в Заполярье не удалось достичь ни одной из поставленных им целей. Там находился, пожалуй, единственный участок советско-германского фронта, на котором вражеские войска были остановлены в нескольких десятках километров от государственной границы СССР, а в отдельных местах захватчикам и вовсе не удалось её перейти.

На организацию оборонительных боевых действий войск 14 А наряду с суровыми климатическими условиями влияли следующие неблагоприятные факторы: малочисленная советская авиации была не в состоянии эффективно бороться с авиацией противника, низкая обеспеченность войск средствами противовоздушной обороны не позволяла решать задачи прикрытия тылов и линий связи 14 А от воздушного нападения.

До октября 1944 года соединения и части армии прочно удерживали занимаемые позиции, а также в сентябре, декабре 1941 года и в апреле—мае 1942 года для ослабления противника и улучшения положения во взаимодействии с силами Северного флота вели активные наступательные действия.

В армии были развёрнуты два пункта управления (ПУ) — командный (КП), который размещался в районе Ура-Губа, и тыловой пункт управления (ТПУ)5 в окрестностях Мурманска6.

Полевое управление армии7 эшелонировалось следующим образом. На КП (основном пункте управления армией), рассредоточенном на площади 2 х 2 км, размещались8 командование, отделы — оперативный, разведывательный, 8-й и связи, а также представители (направленцы) от отделов, находившихся на ТПУ9.

На систему связи армии как техническую основу управления войсками возлагались следующие задачи: передача приказов, распоряжений командования и штаба подчинённым войскам и получение от них боевых донесений; обеспечение связи взаимодействия между различными родами войск и с соседями; организация связи с тылом; организация связи оповещения войск о воздушной, танковой и химической опасности. Эти задачи решались комплексным применением электрических и подвижных средств связи. Основным видом связи была телеграфная, которая использовалась для передачи оперативных документов и прямых переговоров командования10. При этом использовались следующие телеграфные системы: для связи с Генеральным штабом и фронтом — Бодо, а с подчинёнными соединениями и взаимодействующими объединениями — СТ-35 и Морзе.

Основой системы связи армии в соответствии с довоенными взглядами на организацию связи в высших звеньях управления Красной армии должна была стать общегосударственная сеть проводной связи, базировавшаяся исключительно на постоянных воздушных линиях связи (ПВЛС).

Оборона на широком фронте и большая удалённость штабов подчинённых соединений требовали развитой проводной сети связи, которой на ТВД не было. В кратком обзоре состояния связи 14 А в тот период военинженер 1 ранга М.В. Евдаков11 отметил, что «театр военных действий в отношении связи был подготовлен неудовлетворительно. Так, линии связи, связывающие материк с полуостровами Средний и Рыбачий, проходили вдоль границы и в первые же дни войны были перерезаны противником, а линия, идущая на юг (к Ленинграду. — Прим. авт.), была построена вдоль Кировской железной дороги и очень часто повреждалась авиацией противника». Эти и другие недостатки пришлось устранять в ходе боевых действий. С учётом сложных условий Крайнего Севера при постоянном воздействии авиации противника это оказалось непростой задачей для войск связи, не имевших достаточного боевого опыта.

Кроме того, к началу боевых действий (29 июня 1941 г.) в распоряжении начальника отдела связи12 армии подполковника (позже — полковника) П.М. Екимова13 не было табельного армейского комплекта частей и подразделений связи. Отмобилизование войск связи армии проходило уже в ходе войны. Только в июле 1941 года удалось на базе 498-го отдельного батальона связи (обс) штата мирного времени развернуть 27-й отдельный полк связи (опс), предназначавшийся для развёртывания и боевого применения армейских узлов связи. В то же время проходило развёртывание линейных частей и подразделений связи: отдельного линейного батальона связи (олбс14), двух отдельных кабельно-шестовых рот (окшр15), двух отдельных телеграфно-строительных рот (отср16), одной отдельной телеграфно-эксплуатационной роты (отэр17) и армейской мастерской связи.

Так как обстановка в полосе 14 А с осени 1941 года стабилизировалась, начальник связи решил довести линии ПВЛС до КП каждого полка. При строительстве ПВЛС ямы для каждой опоры приходилось отрывать взрывным способом, затем для укрепления обкладывать их камнями. Значительное количество вспомогательных узлов связи (ВУС) давало возможность манёвра каналами связи.

Основной узел связи (УС КП) армии состоял из военно-телеграфной станции (ВТС), телефонной станции, группы радиостанций и ПС — пункта сбора корреспонденции, передававшейся с помощью подвижных средств (лыжников, оленьих упряжек, автомобилей). УС размещался в землянках облегчённого типа, так как грунт не позволял вкапываться глубоко (две под телеграф, одна для телефонной станции, одна для ПС и несколько для радиостанций)18.

К весне 1942 года была преодолена так называемая радиобоязнь, и УС КП обеспечивал устойчивую радиосвязь по радионаправлению с Генеральным штабом и работу во фронтовой радиосети. Кроме того, были организованы две армейские радиосети и сеть ВВС.

Радиосредства сыграли большую роль в поддержании бесперебойной связи с полуостровами Средний и Рыбачий. В течение первого года войны связь с гарнизонами Средний и Рыбачий поддерживалась исключительно по радио19.

На вооружении армейского полка связи были радиостанции РАТ для связи с Генеральным штабом, РАФ для работы во фронтовой сети, 11АК и РСБ для работы с подчинёнными штабами20.

Летом 1942 года возникли трудности в обеспечении проводной связи 14 А со штабом Карельского фронта (Беломорск). В то время авиация противника, особенно сильно воздействуя на Мурманскую железную дорогу, систематически разрушала единственную на этом направлении постоянную воздушную линию связи, построенную вдоль железнодорожной магистрали21.

Попытка начальника связи Карельского фронта своими силами построить обходную линию связи через Кандалакшский залив и далее по Кольскому полуострову на Мурманск окончилась неудачей. Для прокладки линии связи был использован обыкновенный небронированный кабель, который не обеспечивал связь по аппарату Бодо.

Надёжная телеграфная связь штаба Карельского фронта со штабами 14-й и 19-й армий была установлена только после прокладки в декабре 1942 года через «горло» Белого моря специального морского бронированного телеграфного кабеля. Его прокладка, проводившаяся в условиях суровой полярной зимы, потребовала сложных организационно-технических мероприятий. Для этого из Москвы была направлена специальная команда. Общей организацией и руководством прокладкой кабеля занималось управление связи Карельского фронта.

Морской кабель длиной 87 км доставили в Северодвинск и погрузили на специальное судно. Так как в то время Белое море было покрыто льдом, потребовалось привлечь ледокол «Литке», чтобы вывести судно с кабелем на чистую воду.

Трассу выбрали на участке Инцы — Пулонга. Направление прокладки кабеля корректировали представители Военно-морского флота. В ходе работ в 18 км от берега кабель соскочил с барабана, оборвался и упал в море. Потребовались значительное время, самоотверженная работа водолазов и других участников экспедиции, чтобы найти и поднять его. Только на сращивание оборвавшегося кабеля потребовалось более шести часов.

Успешная прокладка кабеля по дну Белого моря и оборудование трансляции в Онеге, Архангельске и Пулонге дали возможность установить надёжную прямую телеграфную связь штаба Карельского фронта с 14-й и 19-й армиями22, а также обеспечили Генеральному штабу прямую телеграфную связь со штабом Северного флота и Мурманским портом, который играл в то время особенно важную роль.

Таким образом, в сложных условиях Крайнего Севера при значительной полосе обороны военным связистам пришлось решать такие задачи, которые перед войной не рассматривались даже в теоретическом плане, а именно — создание на базе ПВЛС широкоразветвлённой проводной опорной сети связи, доведённой до стрелкового полка включительно, прокладка тяжёлого кабеля по дну Белого моря.

Эти мероприятия, а также умелое использование на отдельных направлениях (в частности, для связи с полуостровами Средний и Рыбачий) радиосредств позволили обеспечить командованию 14 А в ходе оборонительных боёв на мурманском и кандалакшском направлениях устойчивое и непрерывное управление войсками.

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 14-я армия была сформирована в октябре 1939 г. в Ленинградском военном округе. В ходе Советско-финляндской войны 1939—1940 гг. вела боевые действия на мурманском направлении, после её окончания прикрывала государственную границу СССР с Финляндией на севере.

2 Фролов Валериан Александрович (1895–1961) — генерал-полковник (1943). Участник Первой мировой войны (унтер-офицер). В Красной армии с 1920 г., окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе в 1932 г., командовал стрелковыми полком, дивизией, корпусом. С 23 августа 1941 г. по февраль 1944 г. — командующий Карельским фронтом. После войны командовал войсками Беломорского, Архангельского военных округов.

3 Панин Роман Иванович (1897—1949) — генерал-майор (1940). В Русской императорской армии с 1916 г., окончил военное училище в 1917 г. В Красной армии с 1919 г. После окончания курсов «Выстрел» (1924) командовал стрелковыми полком, дивизией, корпусом. Участник Советско-финляндской войны. С августа 1942 г. — старший преподаватель Военной академии имени М.В. Фрунзе, после войны (1945—1949) — начальник курса этой академии.

4 Щербаков Владимир Николаевич (1901—1981) — генерал-лейтенант (1943). На военной службе с 1919 г., окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе в 1938 г. Участник Советско-финляндской войны. Командовал стрелковыми батальоном, дивизией. С января 1941 г. — командир стрелкового корпуса, с августа 1941 г. — командующий 42 А, с сентября — командир дивизии, с марта 1942 г. — командующий 14 А. После войны командовал войсками Прибалтийского, Архангельского, Горьковского военных округов. В 1953—1957 гг. — заместитель командующего войсками Воронежского военного округа.

5 КП в годы войны чаще именовали 1-м эшелоном штаба, а ТПУ — 2-м эшелоном.

6 Евдаков М.В. Краткий обзор состояния связи 14 армии (август 1942 г.). См.: Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС). Ф. 10Р. Оп. 1. Д. 64. Л. 7.

7 Полевое управление армии в начале войны включало командование, штаб, отдел политической пропаганды, начальников родов войск (артиллерии, ВВС и автобронетанковых войск), специальных войск и служб (инженерных, связи и др.) а также отделов: устройства тыла, кадров, финансового, прокуратуры и трибунала. В ходе войны структура полевого управления 14 А неоднократно менялась. Так, в конце июля 1941 г. в соответствии с постановлением ГКО вместо отдела устройства тыла создано управление тыла во главе с начальником тыла — заместителем командующего войсками армии по тылу; отдел пропаганды преобразован в политический отдел, в мае 1942 г. упразднены отделы ВВС (их функции переданы создававшимся в тот период воздушным армиям).

8 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 10Р. Оп. 1. Д. 64. Л. 6.

9 Там же. Л. 11.

10 Абонентами дальней телефонной ВЧ связи с фронтом, обеспечивавшейся войсками НКВД, могли быть только командующий, начальник штаба и начальник политотдела армии.

11 Евдаков М.В. Указ. соч. Л. 2—4.

12 В отдел связи армии входили начальник, комиссар, два заместителя (по проводным средствам и по радио), три старших помощника (по проводным средствам, по радио и по снабжению), два помощника, зав. делопроизводством, три политконтролёра и машинистка. См.: Архив ВИМАИВиВС. Ф. 10Р. Оп. 1. Д. 64. Л. 18.

13 Екимов Павел Михайлович — подполковник, с 31 марта 1943 г. — полковник. В Красной армии с 1929 г. В 1932 г. окончил четырёхмесячные курсы подготовки младшего комсостава, в 1940 г. — курсы усовершенствования высшего начсостава при Военной электротехнической академии связи (ВЭТАС). В 1937—1938 гг. участвовал в гражданской войне в Испании. С 24 августа 1940 г. по 5 октября 1945 г. — начальник войск связи 14 А. После войны – заместитель начальника войск связи Беломорского военного округа, начальник войск связи Горьковского военного округа, старший инспектор Главной инспекции Министерства обороны СССР.

14 В состав олбс армейского типа входили: телеграфно-строительная, кабельно-шестовая и эксплуатационная роты связи. Основное назначение этого батальона — обеспечение проводной связи штаба армии по оси связи.

15 Окшр предназначались для установления проводной связи по направлению от ПУ армии к ПУ подчинённых соединений, а также могли использоваться для прокладки линий связи между КП и ТПУ армии.

16 Отср предназначались для строительства ПВЛС. Скорость строительства линии в условиях Крайнего Севера составляла не более 2 км в сутки.

17 Отэр использовались для организации линейно-эксплуатационной службы, могли обслуживать участок протяжённостью до 100—120 км.

18 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 10 Р. Оп. 1. Д. 64. Л. 11.

19 Там же. Л. 12.

20 Там же. Л. 15.

21 Там же. Л. 5.

22 Там же. Л. 13—17.