Царские военспецы в РККФ. На примере береговых служб Черноморского флота

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье освещается вклад бывших офицеров императорских армии и флота в становление советских Вооружённых сил.

Summary. The article highlights the contribution of former officers of the Imperial Army and Navy in forming the Soviet Armed Forces.

Островская Инна Валериевна — заведующая отделом Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя (г. Севастополь. E-mail: ostrov-33@mail.ru).

 

ЦАРСКИЕ ВОЕНСПЕЦЫ В РККФ

На примере береговых служб Черноморского флота

 

Привлечение советской властью командного состава императорских армии и флота к новому военному строительству по причине нехватки, а то и полного отсутствия собственных кадров представляло на тот период (как и во все времена) острую проблему. Используя в ходе коренного реформирования Вооружённых сил знания и опыт военных специалистов «старой школы», к ним причисляли не только офицеров, но также армейских и флотских чиновников, призывавшихся на службу в Рабоче-крестьянскую Красную армию (РККА) и Рабоче-крестьянский Красный флот (РККФ; ВМФ) во время Гражданской войны и военной интервенции1. Тогда, сразу после Октябрьской революции, и появился этот термин — «военспецы», представители которых, впрочем, сами предлагали в большинстве случаев свои услуги Советской власти. Следует уточнить, что и «добровольцев», и «принуждённых» поначалу (с ноября 1917 по март 1918 г.) официально называли «военными экспертами (консультантами)», «инструкторами», «техническими» или «военными» руководителями и т.д., а «военными специалистами» — несколько позже (с марта—апреля 1918 г.), когда был принят «ленинский курс на создание регулярной армии»2. Применялся этот термин только к тем, кто в период Гражданской войны служил, как правило, на командных должностях в действующей Красной армии под контролем военных комиссаров. Спустя ещё несколько месяцев декретом Совета народных комиссаров (СНК; от 29 июня 1918 г.) вводилась мобилизация бывших офицеров и чиновников военного ведомства. Вынужденная мера была связана с возрастанием потребности в опытных военных кадрах вследствие увеличения численности войск, задействованных на фронтах Гражданской войны. В 1918 году военспецы составляли 75 проц. командного состава Красной армии, в 1919-м — 53, 1920-м — 42, 1921-м — 343.

Как происходил этот процесс, можно проследить на примере военного строительства Черноморского флота (ЧФ). Значительный вклад в его восстановление, особенно в укрепление и строительство береговой обороны, внесли именно военспецы, в первую очередь военные инженеры, артиллеристы, гидрографы, сапёры. Многие из них приобрели боевой опыт на фронтах Русско-японской и Первой мировой войн.

С установлением советской власти в Севастополе и Крыму бывшие царские офицеры после регистрации в Особом отделе и прохождения ряда проверок в 1921 году оказались на так называемом особом учёте. Но когда через три года в ходе реформы РККА командный состав Севастопольской крепости пополнился краскомами, необходимость использования бывших белых офицеров стала терять свою остроту. С этого момента крепостному начальству запрещалось привлекать их на службу с указанием составить списки лиц, находившихся на особом учёте. Вместе с тем дела особенно хорошо проявивших себя в работе специалистов отправили в Москву, где приказом Реввоенсовета СССР в феврале 1925 года часть из зарегистрированных офицеров сняли с особого учёта.

Но вернёмся к восстановлению ЧФ, то есть в 1921 год. На ту пору он практически перестал существовать, а оборону военно-морских баз (ВМБ) и побережья могла осуществить лишь береговая артиллерия, сокращённая втрое по сравнению с 1917 годом. Береговые батареи и сухопутные форты были либо уничтожены, либо находились в небоеспособном состоянии, арсеналы разорены. В этот период здесь ремонтно-восстановительные и строительные работы осуществляли управление начальника инженеров крепости Севастополь и управление инженер-строителя главного военного порта Чёрного моря.

Приказом крепостного коменданта от 6 августа 1921 года начальником инженеров Крымского сектора Севастопольского укрепрайона и самой крепости был назначен опытнейший военный инженер бывший генерал-майор О. Энберг. Однако, аттестуя его, начальник Крымского сектора отмечал: «Военный инженер — академик, бывший начальник инженеров Севастопольской крепости. Человек, хорошо знакомый с местными условиями, стар и теперь для работы в большом её масштабе малопригоден. Может быть использован для Севастопольской морской крепости или как помощник начальника инженеров». Трудно отрицать, что О. Энберг знал своё дело досконально. Ведь под его непосредственным руководством в предреволюционный период в крепости велось как военное, так и гражданское строительство, благодаря чему он был основательно знаком с полным циклом производившихся работ. Даже знаменитые символы Севастополя (памятник Затопленным кораблям, здание панорамы Ф. Рубо «Оборона Севастополя 1854—1855») проектировались и строились при непосредственном участии столь сведущего фортификатора, отдавшего Севастополю 30 лет жизни и талант военного инженера, строителя4.

Уместно привести некоторые подробности биографии О. Энберга. В 1924-м по ложному обвинению во вредительстве он попал в тюрьму. И хотя вскоре его освободили, в душе осталась незаживающая рана. Скорее всего, это и послужило причиной переезда семьи Энберга в Ялту, где он устроился в недавно образованное управление по борьбе с оползнями в Крыму. Так что можно сказать, что он стоял у истоков и этой отечественной области знаний. После очередной «партийной чистки» (1929 г.) Энберг был вынужден покинуть пост главного инженера управления и перейти на должность рядового проектировщика. Последний год его жизни связан с разворачивавшимся в Севастополе делом «о городском отделении Российского общевойскового союза» (РОВС). Переживания и горечь от несправедливых подозрений подорвали и без того ослабленное здоровье инженера. 12 октября 1937 года он умер на рабочем месте.

В 1925 году управление начальника инженеров крепости было реорганизовано в управление инженеров Береговой обороны Чёрного моря (БОЧМ), которое возглавил полковник В.Д. Фридель5. Перед новым подразделением, как и всеми инженерами Морских сил Чёрного моря (МСЧМ), на вторую половину 1920-х (годы первой пятилетки) была поставлена задача активизировать работы по укреплению БОЧМ, учитывая комплексный подход в строительстве объектов береговой обороны (от их закладки до сдачи в эксплуатацию войскам). В этих условиях особо ценным был опыт военных специалистов, принимавших ранее участие в укреплении боеспособности морских крепостей на восточных и северных рубежах России. С этой целью ещё в 1922 году на должность помощника начальника инженеров Севастопольской крепости был назначен бывший генерал-майор Б.Л. Бутлер6. Командование ЧФ ценило его знания, а молодые офицеры признавали в нём опытного специалиста по возведению приморских крепостей, называя его между собой «ходячей энциклопедией строительства». 25 декабря 1929 года Бутлера назначили начальником инженеров крепости и Крымского района. Помимо того он наряду с другими военспецами старой школы входил в технический совет инженерного управления БОЧМ, учреждённый для коллективного рассмотрения проектов, смет и принципиальных затруднительных вопросов. Один из участников этого рабочего органа, И.М. Цалькович, начальник управления берегового строительства МС ЧФ, вспоминал: «В области проектирования, выбора мест для строительства сооружений и комплексов, а также их привязки к местности, по сметно-финансовым и планово-экономическим вопросам я очень многому научился у моего помощника военного инженера с огромным опытом Бутлера Бронислава Львовича…»7.

Генерал Бутлер зарекомендовал себя не только умелым наставником, но и энергичным организатором. Такое сочетание качеств сказывалось повседневно. Он доподлинно знал обо всех «узких местах» ответственного задания. К примеру, на 30-й береговой батарее нередко возникали заторы, как и на всех «новостроях» или «достроях», в том числе и на 35-й. Глаз да глаз нужен был на не менее важных объектах — будущих зенитных батареях, командных пунктах дивизионов.

Конечно, самому начальнику было бы не справиться, если бы не надёжная его опора — другие специалисты старой школы, бывшие подполковники царской армии Б.К. Соколов и Г.Б. Аммосов. Свои обязанности они исполняли добросовестно, на высоком профессиональном уровне, в отпуска не ходили, старались не болеть.

В 1929 году главной задачей было завершение строительства уже упомянутой башенной батареи № 35, постройку которой прервали ещё в 1917-м. В 1928 году проектная группа инженеров БОЧМ, которую возглавил Б.К. Соколов, выполнила при участии начальника инженеров БОЧМ Б.Л. Бутлера проект её достройки с учётом развития артиллерии и других технических средств. Соколов же произвёл расчёт фортификационных конструкций и усиления мощности их сопротивления, что сделало «тело» батареи особо прочным8. Его знания и опыт оказались особенно ценными при возобновлении в 1932-м строительства батареи № 30. Он предложил своеобразную систему бетонирования военного сооружения. Характеризуя работу подчинённого, И.М. Цалькович отмечал: «Соколов над каждым чертежом работал кропотливо, долго, тщательно, но сроки готовности технической документации выполнял всегда, а то и перевыполнял»9.

В этот период обязанности помощника начальника инженеров Крымского района МСЧМ исполнял уже упоминавшийся бывший подполковник, а в дальнейшем генерал-майор, Аммосов10. Интеллигентный, образованный офицер, он имел особую тягу к научной деятельности, поэтому после создания в Севастополе в апреле 1931 года Военно-морского училища береговой обороны перешёл туда на преподавательскую работу. Открытие такого военного учебного заведения (вуза) позволяло выпускать высококлассных специалистов именно для военно-морской артиллерии с «береговым уклоном». Среди его первых преподавателей, обучавших курсантов инженерному оборудованию огневых позиций береговой артиллерии, и был Г.Б. Аммосов.

1 См.: Гражданская война и военная интервенция в СССР. М.: «Советская энциклопедия», 1983. С. 105.

2 Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республике Советов. М.: «Наука», 1988. С. 21.

3 Гражданская война и военная интервенция… С. 106.

4 Голикова Л.В. Военный инженер Ф.-О.И. Энберг // Историческое наследие. 2004. № 6—7.

5 Фридель Владимир Дементьевич — участник Первой мировой и Гражданской войн. В 1917 г. временно возглавлял отделение в управлении начальника инженеров 8-й армии. В   1919-м добровольно перешёл на службу в РККА.

6 Бутлер Бронислав Львович — известный фортификатор. Возводил крепостные сооружения в Хабаровске, Владивостоке, Порт-Артуре, Мурманске, Севастополе.

7 Цалькович И.М. Воспоминания // Хранилище Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя.

8 Инженерно-строительный комплекс Черноморского флота. Историческая хроника. Севастополь: «Фрэндком», 2007. С. 29.

9 Цалькович И.М. Указ. соч.

10 Аммосов Глеб Борисович — офицер-сапёр с почти 30-летним опытом военной службы. В годы Первой мировой войны командовал Севастопольским крепостным сапёрным батальоном, удостоившись ордена Святого Георгия и Георгиевского оружия. Отлично разбирался в боевой подготовке крепостных сапёрных рот, береговых минных боносетевых партиях, в инженерной подготовке частей береговой обороны Чёрного моря.