Морские стратегические ядерные силы СССР: 50 лет на защите Отечества

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье раскрывается содержание процесса острого противоборства между СССР и США за обладание превосходством в области создания и развития стратегических сил сдерживания.

Summary. The article reveals the process of acute confrontation between the Soviet Union and the United States for superiority in creating and development of strategic deterrence forces.

Национальная безопасность

 

ТАШЛЫКОВ Сергей Леонидович — доцент кафедры военной стратегии Военной академии Генерального штаба ВС РФ, капитан 1 ранга в отставке, доктор исторических наук

(Москва. E-mail: stashlykov@yandex.ru);

КОРЯКОВЦЕВ Алексей Анатольевич — профессор кафедры строительства и применения ВМФ Военной академии Генерального штаба ВС РФ, капитан 1 ранга, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: 6711989@yandex.ru).

 

 

Морские стратегические ядерные силы СССР: 50 лет на защите Отечества

 

В 2015 году Морские стратегические ядерные силы России отмечают сразу две знаменательные даты. Во-первых, 60 лет назад был произведён первый в мире старт морской баллистической ракеты с подводной лодки. Во-вторых, прошло полвека, как советские подводные лодки впервые заступили на боевую службу, которую сегодня продолжают нести российские атомные ракетоносцы. Именно этой злободневной теме на новой волне холодной войны, в очередной раз поднятой Соединёнными Штатами Америки, теперь уже против Российской Федерации, и посвящена статья уже известных нашим читателям авторов.

Развёртывание отечественных Морских стратегических ядерных сил (МСЯС), их дальнейшее развитие во многом способствовали достижению паритета между СССР и США в области стратегических ядерных вооружений. Вместе с тем этот процесс сопровождался острой конкурентной борьбой, в которой каждая сторона пыталась вырваться вперёд. Несмотря на то, что первая морская баллистическая ракета была создана и испытана в СССР, в последующие годы в этой области нашей стране была отведена роль догоняющей. Только к середине 1970-х годов мы сумели превзойти американцев по такому показателю, как дальность полёта морских ракет, а затем добиться равенства по другим параметрам. Надёжная эксплуатация и поддержание высокой боеготовности подводных ракетоносцев и их оружия стали возможными благодаря выдающимся достижениям наших учёных, конструкторов ракетного оружия, кораблестроителей, выучке и профессиональному мастерству военных моряков-подводников, совершенствованию всей обеспечивающей МСЯС инфраструктуры ВМФ

Создание первого отечественного наземного ракетного комплекса (РК) с ракетой Р-1 (8А11) и её успешный пуск, произведённый 10 октября 1947 года1, стали предметом внимательного изучения перспективы использования этого оружия в советском ВМФ. В 1953 году руководители флота, создатели ракет и судостроители предложили правительству оснастить часть новых дизельных подводных лодок (ПЛ) баллистическими ракетами (БР). Идею одобрили, и 26 января 1954-го было принято постановление Совета министров СССР «О проведении проектно-экспериментальных работ по вооружению подводных лодок баллистическими ракетами дальнего действия и разработке на базе этих работ технического проекта большой подводной лодки с ракетным вооружением», положившее начало крупномасштабным исследованиям в этой области2.

Вместе с тем создание комплекса морских баллистических ракет требовало решения сложнейших проблем, специфичных только для корабельного оружия: обеспечение старта ракеты с движущейся и произвольно качающейся платформы, обеспечение безопасной эксплуатации ракет в условиях повышенной влажности и ударных нагрузок, выбор ракетного топлива и др. Для их решения потребовалось объединить усилия многих научных организаций, коллективов промышленности и флота3.

Разработка первой баллистической ракеты Р-11ФМ для ВМФ велась под руководством главного конструктора С.П. Королёва. Выпуск конструкторской документации и освоение серийного производства ракет были переданы специальному конструкторскому бюро № 385, главным конструктором которого назначили В.П. Макеева. С его именем связана разработка всех последующих комплексов баллистических ракет для ВМФ СССР. Одновременно с ракетой шло создание её носителя — подводной лодки. Главным конструктором будущего ракетоносца, проекту которого присвоили индекс В-611, стал Н.Н. Исанин.

Первый надводный старт ракеты Р-11ФМ был произведён из морского района стрельбы с ПЛ Северного флота (СФ) Б-67 (командир капитан 2 ранга Ф.И. Козлов). На её борту находились члены государственной комиссии во главе с главным конструктором проекта ПЛ Н.Н. Исаниным и главным конструктором РК С.П. Королёвым (он находился в боевой рубке у перископа и руководил предстартовой подготовкой). Неординарность ситуации в отличие от полигонных условий заключалась в близости пусковой установки от боевой рубки, поэтому аварийная ситуация на старте могла повлечь за собой гибель членов государственной комиссии и экипажа ПЛ. Но всё обошлось благополучно. В 17 ч 58 мин. 16 сентября 1955 года ракета стартовала с подводной лодки и, пролетев заданное расстояние, приземлилась в расчётном месте боевого поля.

В последующие годы проверялись эксплуатационные возможности ракет при длительном нахождении ПЛ в море, герметичность шахт в длительном походе, в том числе в штормовых условиях и на большой глубине. По результатам проведённых лётных испытаний в 1959 году ракетный комплекс Д-1 с ракетой Р-11ФМ был принят на вооружение ВМФ4. В результате Советский Союз стал первой страной, в составе подводных сил которой находились ПЛ с БР.

Однако стрельба этими ракетами была возможна только из надводного положения. К тому же дальность стрельбы составляла всего 150 км (в два раза меньше, чем у БР «Фау-2» образца 1944 г.) при круговом вероятном отклонении (КВО) около 8 км. Это позволяло применять её только для стрельбы по крупным площадным целям из районов, максимально приближённых к побережью противника. В этой связи одновременно с проводимыми испытаниями Р-11ФМ (под руководством С.П. Королёва, а затем В.П. Макеева) разрабатывалась новая ракета Р-13 с увеличенной более чем в четыре раза дальностью полёта (до 650 км) и улучшенной точностью стрельбы. Тем не менее Р-13, как и Р-11ФМ, могла стартовать только из надводного положения, поэтому фактически устарела в момент принятия на вооружение ракетного комплекса Д-2 в 1961 году5.

Вместе с тем за эти годы наш вероятный противник сумел достичь больших успехов в решении проблем применения баллистических ракет с подводных лодок. Необходимо отметить, что в отличие от Советского Союза Соединённые Штаты Америки не сразу определили перспективу использования морских БР (по американской терминологии 1950-х гг. — УРС средней дальности). Первоначально их планировалось устанавливать на крупных надводных кораблях, в том числе авианосцах. Кроме того, основные положения военной доктрины, определявшие в то время принцип преимущественного развития американской стратегической авиации, привели, как отмечал в своих мемуарах бывший президент США Д. Эйзенхауэр, к недооценке нового средства доставки ядерного заряда к цели6.

В ВМС США до 1957 года на разработку баллистических ракет «Поларис» выделялось в шесть раз меньше средств, чем на создание УРС других типов7. И только запуск Советским Союзом 4 октября 1957 года первого искусственного спутника Земли вынудил военное руководство США принять срочные меры для ликвидации отставания в этой области. При этом основные усилия были сосредоточены на организации производства межконтинентальных баллистических ракет (МБР) «Титан» и «Атлас», а в целях недопущения распыления средств министр обороны США Ч. Вильсон рекомендовал министерствам армии и ВМС прекратить разработку других типов БР. Однако американское военно-морское руководство, не желая, чтобы флот оставался в роли второстепенного вида вооружённых сил, всё же добилось решения правительства на продолжение ускоренного выполнения программы «Поларис»8, что позволило провести форсированную доработку ракет9.

Положительные результаты испытаний в ВМС США первых атомных подводных лодок стали главным аргументом при окончательном выборе их в качестве носителя баллистических ракет. Для сокращения сроков создания первого американского носителя БР в конце 1958 года началась перестройка корпуса атомной торпедной ПЛ «Скорпион» с врезкой дополнительного (ракетного) отсека. В результате в 1960-м в строй была введена атомная подводная лодка с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) «Джордж Вашингтон», вооружённая 16 БР «Поларис А1» с подводным стартом и большей по сравнению с советской Р-13 дальностью стрельбы.

В Советском Союзе работы над первой БР с подводным стартом Р-21 начались ещё в 1959 году. Спустя четыре года новая ракета была принята на вооружение. Дальность стрельбы была вновь увеличена более чем в 2 раза при улучшении точности. Однако эти данные были вдвое хуже, чем у модернизированной американской морской баллистической ракеты «Поларис А2», принятой на вооружение в 1962-м. Более того, ракета следующей модификации — «Поларис А3» (принята на вооружение в 1964 г.) имела дальность стрельбы уже 4600 км.

Учитывая эти обстоятельства, в 1962 году советское руководство приняло решение начать разработку новой морской БР Р-27 (РСМ-25)10, первая модификация которой поступила на флот в 1968-м. Дальность стрельбы увеличилась до 2400 км (в последующих модификациях 1973 и 1974 гг. — до 3000 км), но по-прежнему была меньше, чем у «Полариса А3»11.

Одновременно с совершенствованием ракетных комплексов в Советском Союзе шла интенсивная работа по созданию новых носителей БР. Первоначально это были дизельные подводные лодки. Так, на основе первой ракетной ПЛ был выполнен уточнённый проект АВ-611, который и реализовали при строительстве небольшой серии из пяти единиц12.

Под комплекс Р-13 в СПМБМ «Малахит» (главный конструктор Н.Н. Исанин) был разработан специальный проект подводной лодки с баллистическими ракетами (ПЛРБ) — пр. 629 с тремя ракетными шахтами. Головная ПЛ вступила в строй в 1959 году. Всего до 1962-го их было построено 23 (проекта 629). Начиная с 1963-го 14 кораблей прошли модернизацию по пр. 629А, в результате которой они получили на вооружение ракеты Р-21 с подводным стартом13. Эти корабли долго оставались в строю, и только к началу 1990-х годов ввиду морального и физического устаревания были выведены из состава флота14. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Ракетные войска стратегического назначения: истоки и развитие / Общ. ред. Н.Е. Соловцова. М.: ЦИПК, 2004. С. 116, 117.

2 Летопись Российского флота. От зарождения мореходства в Древнерусском государстве до начала XXI века: В 3 т. Т. 3. 1946—2010 гг. СПб.: «Наука», 2012. С. 53.

3 К решению этих проблем были привлечены конструкторские коллективы, возглавляемые В.П. Макеевым, С.П. Королёвым, К.Д. Бушуевым, С.С. Ваниным, А.М. Исаевым, Н.Н. Исаниным, В.И. Кузнецовым, Н.А. Пилюгиным, Е.Г. Рудяком, Н.А. Семихатовым, И.Т. Скрипниченко, В.П. Арефьевым. См.: Родионов Б.И., Доценко В.Д., Костев Г.Г. и др. Три века Российского флота: В 3 т. / Под. ред. И.В. Касатонова. Т. 3. СПб.: «LOGOS», 1996. С. 271.

4 Петров А.М., Асеев Д.А., Васильев Е.М. и др. Оружие Российского флота (1696—1996) / Под ред. В.Д. Доценко, Б.И. Родионова. СПб.: «Судостроение», 1996. С. 198, 199.

5 Кузин В.П., Никольский В.И. Военно-Морской Флот СССР 1945—1991. СПб.: «Историческое Морское Общество», 1996. С. 324.

6 Мировая экономика и международные отношения. 1964. № 10. С. 124.

7 Гарин Г. Ассигнования на производство ракетного оружия в США // Военный зарубежник. 1958. № 6. С. 89.

8 Cale A.S., Goldberg A., Tucrer S.A., Winnacrer R.A. Defense Documents on Establishment and Organization, 1944—1978. Washington, 1978. P. 280—283.

9 Для этих целей конгресс США предусмотрел выделение на 1958 г. дополнительных ассигнований в размере 350 млн долларов. См.: Иностранная военная хроника // Военный зарубежник. 1958. № 9. С. 94.

10 В скобках обозначение советских морских БР даётся по тексту договоров ОСВ

11 Кузин В.П., Никольский В.И. Указ. соч. С. 324, 325.

12 После вступления в строй подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛРБ) следующего проекта все они были выведены из боевого состава флота.

13 Из числа остальных кораблей одна лодка прошла переоборудование с целью размещения 6 шахт для испытаний баллистических ракет типа PCМ-40. Другая — в начале 1960-х годов прошла переоборудование в опытовую для испытаний БР РСМ-25. Ещё одна ПЛ К-159 прошла модернизацию по пр. 619 в опытовый корабль для испытаний ракет РСМ-52.

14 Павлов А.С. Военные корабли СССР и России 1945—1995 г. Справочник. Вып. 3. Якутск: «Сахаполиграфиздат», 1995. С. 28; Кузин В.П., Никольский В.И. Указ. соч. С. 48.