«Ратная служба» кавказских здравниц

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье освещается лечебно-оздоровительная деятельность кавказских военных санаториев, отражённая в фалеристике.

Summary. The article highlights the therapeutic activities of Caucasian military sanatoriums, reflected in faleristics.

Военная символика

 

«Ратная служба» кавказских здравниц

 

ЦЫМБАЛ Александр Николаевич — старший преподаватель кафедры мобилизационной подготовки и медицинских катастроф СПб МАПО, полковник медицинской службы, кандидат исторических наук (Санкт-Петербург. E-mail: fgku442vkg.kdp@mail.ru).

Каждый современный человек слышал о здравницах Кавказа, в частности о Кавказских Минеральных Водах (КМВ), — бальнеоклиматических курортах мирового значения, на которых каждый год проходят лечение и оздоровление миллионы людей*. Основным лечебным фактором курортов являются разнообразные уникальные по своим целебным свойствам источники минеральной воды и лечебной грязи. Каждый из курортных городов КМВ (Кисловодск, Пятигорск, Железноводск, Ессентуки), специализируясь на лечении различных заболеваний, несёт, можно сказать, и «ратную службу», заботясь о здоровье военнослужащих.

Старейшим курортом по праву считается находящийся в Пятигорске Центральный военный санаторий. Здесь же расположен и координационный центр военного здравоохранения — санаторно-курортный комплекс «Северокавказский».

Начинался Пятигорский курорт с казачьих постов, обустроенных ещё в XVIII веке вблизи целительных источников, привлекавших внимание учёных, врачей, специалистов-гидрологов того времени. В 1780 году на реке Подкумок было выстроено Константиногорское укрепление. Солдаты гарнизона купались в ваннах, высеченных местными жителями в скальных породах около горячего источника. При этом отмечался выраженный лечебный эффект у «хворых», перенёсших травмы и ранения. Оценив его, учёные-медики рекомендовали использовать эти источники в комплексном лечении различных заболеваний. В последующем все курортные местности определялись как санитарно-лечебные станции. Распределение лечебно-оздоровительных мест в них регулировалось чиновниками здравоохранения по округам согласно «Правилам» выработанным в первой половине XIX века. Открытие и закрытие станций при этом разрешалось Военным советом, учреждение их менее чем на 50 человек не допускалось. Согласно другому документу (Правила «О пользовании офицеров и гражданских чинов и православного духовенства военного ведомства и студентов Императорской военно-медицинской академии на санитарно-лечебных станциях»; 1869 г.) распределение мест на лечение осуществлялось вплоть до революционных событий 1917-го. Так, на 1 сентября 1915 года в Кавминводах были открыты лечебные учреждения на 3864 койки. Под лазареты использовались частные дачи с автономным отоплением для круглогодичного лечения раненых воинов. Всего за годы Первой мировой войны (1914—1918 гг.) на КМВ поправили здоровье более 30 000 воинов.

В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. в Пятигорске были развёрнуты 11 военных госпиталей на 5500 коек. В октябре 1943 года образованный здесь эвакогоспиталь был переименован в Центральный санаторий Красной армии и развёрнут на 200 коек.

Одна из старейших кавказских «ратных здравниц», Кисловодский центральный военный санаторий, функционирует с 1922 года, как и Ессентукский, тоже старинная и вместе с тем современная здравница (в 1999 г. её полностью реконструировали).

Символика кавминводских военных здравниц**, изображённых на дополняющих данную статью значках, тесно привязана к существующей исторической (герб КМВ) и географической геральдике (гора Эльбрус, другие горные вершин Кавказа, курортные города). На многих изображениях запечатлены архитектурные объекты (основные здания санаториев) и медицинская символика (чаша со змеёй, красный крест). Вместе с тем представлена элементная военная символика — эмблема Вооружённых сил (красная звезда), что в совокупности является неотъемлемой частью геральдики современной военно-медицинской службы. Все указанные знаки имеют памятную, юбилейную направленность. Представлен также обобщающий знак, посвящённый 80-летнему юбилею военного санаторно-курортного дела. На его заднем плане композиция двух перекрещённых алебард — символ Тыла Вооружённых сил, в составе которого в 2002 году находилась военно-медицинская служба.

Представленную фалеристику советского периода дополняет современная символика Пятигорского центрального военного санатория, разработанная и изготовленная под руководством начальника санатория полковника медицинской службы Э. Копылова: эмблема Пятигорского ЦВС, флаг санатория, знак по принадлежности военнослужащего санатория (носился на нагрудном левом кармане рубашки и куртки), нарукавная нашивка (шеврон) и другие.

Из вымпелов, доступных автору, предлагается представительский вымпел Ессентукского центрального военного санатория (односторонний, с гербом города по центру, наложенным на не совсем удачно вписывающиеся в композицию и смысл вымпела «синие» перекрещённые мечи). Выполнен он в технике шелкографии. Представительский вымпел Пятигорского центрального военного санатория — односторонний, тоже воспроизведён техникой шелкографии в классическом стиле, с современной эмблемой. При этом соблюдены каноны и законы геральдики за исключением цвета канта ленты (чёрный) с наименованием санатория.

* Более подробно см.: Копылова Е.Э., Краснокутская Л.И. Становление и развитие военно-медицинской службы на Кавказских Минеральных Водах (1803—2007 гг.). Ессентуки: «Издательский дом», 2007.