Организация всеобщего военного обучения в годы Великой Отечественной войны

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена одной из важнейших задач государства в условиях войны — подготовке населения к защите Отечества. В исследовании даётся всесторонний анализ системы всеобщего военного обучения, целей и задач, организации подготовки населения, масштабов, способов подготовки и т.д.

Summary. The article is dedicated to one of the most important tasks of the state in time of war – preparing the population to defend the Fatherland. The study is given as a comprehensive analysis of the system of universal military training, goals and objectives of the population’s training, the scope, methods of preparation, etc.

Воинское обучение и воспитание

 

Чернышева Наталья Викторовна — доцент кафедры социальной работы Вятского государственного гуманитарного университета, кандидат исторических наук

(г. Киров. E-mail: russkihnatalia@mail.ru)

 

Организация всеобщего военного обучения в годы великой отечественной войны 1941—1945 гг.

(по материалам архивных источников Кировской области)

 

Война ставит перед государством и обществом сложные задачи. Единство фронта и тыла как важнейшее условие победы в Великой Отечественной войне означало не только изготовление вооружения, боеприпасов, продовольственное снабжение, но и подготовку людских ресурсов, в том числе и всеобщее военное обучение (Всевобуч).

Общее руководство мобилизацией и контроль за формированием резервов были возложены на Главное управление формирования и комплектования войск Красной армии, а в военных округах эти функции выполняли военные советы. Исходя из сложившейся ситуации, Совет народных комиссаров (СНК СССР) и Центральный комитет Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) (ЦК ВКП(б)) 29 июня 1941 года приняли директиву, обязывавшую партийные и советские органы обеспечить организованное проведение мобилизации запасных1. Спустя два с половиной месяца (17 сентября 1941 г.) Государственный Комитет Обороны (ГКО) принял постановление «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР»2. «Необходимо, чтобы в нашей стране ни на минуты не ослабевала подготовка резервов на помощь фронту, — разъяснял задачу Всевобуча Верховный главнокомандующий И.В. Сталин. — Необходимо, чтобы все новые войсковые части шли на фронт ковать победу над озверелым врагом»3.

Для организации и руководства военной подготовкой населения было создано Главное управление всеобщего военного обучения (ГУВВО) (после окончания войны в 1946 г. оно было ликвидировано), которое возглавил Н.И. Пронин. В военных округах, областных, краевых и республиканских военных комиссариатах образовывались отделы, а в штат райвоенкоматов вводились по 2—3 инструктора Всевобуча.

Военный комиссариат Кировской области (облвоенком Г.В. Зубчанинов) выполнял различный спектр задач (в том числе и связанных со Всевобучем) в содействии с Кировским городским комитетом обороны, объединявшим под общим руководством первого секретаря обкома и горкома ВКП(б) В.В. Лукьянова гражданскую и военную власть в областном центре. В соответствии с требованиями дня военному делу должен был быть обучен каждый гражданин СССР, способный носить оружие. Будущему бойцу Красной армии предстояло овладеть пониманием особенностей воинского уклада и строя, научиться метко стрелять, метать гранату, вести штыковой бой, маскироваться, укрываться от артиллерийского и миномётного огня, пользоваться средствами противовоздушной и противохимической обороны (ПВХО) и пр.

На страницах газеты «Кировская правда» давалось следующее пояснение этим требованиям: «Обучение должно быть конкретным и ясным… Ни один час, ни одна минута занятий не должны пропасть даром. Большое значение имеет правильный подбор инструкторов. Необходимо привлечь самых знающих и подготовленных специалистов. Организации ОСОАВИАХИМА* обязаны для этого выделить свои лучшие силы»4.

Многие кировские организации с первого дня приступили к обучению своих работников (Машиностроительный завод, фабрика «Гармония» и др.). Уже к началу сентября, по неполным данным, разным специальностям обучались 790 жителей областного центра; например, на заводе «Кировский металлист» — 100 человек. Активно включились в оборонно-массовую работу труженики комбината «Искож», организовав кружки по изучению пулемёта, автомобиля, мотоцикла, кружки ворошиловских стрелков 1-й ступени. Способствовало оживлению дел во Всевобуче и утверждению организационных начал состоявшееся в конце октября областное совещание военкомов и заведующих военными отделами ВКП(б), на котором шёл конкретный разговор о состоянии обязательного военного обучения5.

С середины октября к военной подготовке начали привлекать граждан допризывного возраста, родившихся в 1923—1924 гг. и необученных военнообязанных запаса в возрасте до 45 лет. Занятия поначалу были организованы плохо. Так, в областном центре их по разным причинам не посещали из 7457 «учётных» человек почти 50 проц. (3883)6. Или другой пример: 4 октября 1941 года создали 875 учебных пунктов, охватив всеобщим обучением 51 734 допризывников 1923 и 1924 гг. рождения и запасных, в то время как по спискам значились 55 253 человека. Сложной оставалась ситуация и к середине ноября: планировалось подготовить 61 753 человека, а обучались 59 727 (96,8 проц.)7.

Большая проблема, как уже отмечалось, возникла в связи с обеспечением учебными винтовками (в разных местах лишь от 30 до 40 проц.) и наглядными пособиями. Из-за этого 4022 командира, проводившие занятия на 992 учебных пунктах, испытывали значительные затруднения8. И это при всё возраставшей необходимости в специалистах военного дела (исходя из развития событий на фронтах, контрольное задание по подготовке оборонных кадров на 1942 г. в Кировской области было увеличено). Так, повысили прежнюю «плановую цифру» по подготовке шоферов 3-го класса (до 300 человек), расширили техническую составляющую учебных пунктов9. Всего же к началу 1942 года намечалось обучить 1 206 430 человек с привлечением 19 439 инструкторов10.

Принятая программа выполнялась в определённые периоды (очереди): за зимний (1-я очередь) её освоили 28 352 человека (21 585 стрелков, 3133 ручных и 2294 станковых пулемётчика, 585 миномётчиков, 526 снайперов, 629 истребителей танков). Их, большинство из которых отправились на фронт, кроме общих пунктов, тщательно готовили также в специальных комсомольских молодёжных подразделениях (377 миномётчиков, 344 истребителя танков, 859 автоматчиков)11. По этому поводу красноармеец Буторин, бывший рабочий лесозавода № 1, прислал из действующей армии такой отзыв: «Приношу большую благодарность командирам и политработникам учебного пункта № 1 и особенно командиру Головину за те военные знания, которые получил на учебном пункте»12.

Высоких показателей по завершении 1-й очереди Всевобуча добились в учебных пунктах Слободского, Кировского и ряда других районов. К примеру, почти 50 проц. бойцов военно-учебного пункта Кировского района показали отличные результаты по всем видам подготовки13. Правда, о таких успехах могли доложить далеко не все и не по всем вопросам.

В упомянутом Слободском районе на пунктах Всевобуча отмечалась плохая посещаемость; подобное положение фиксировалось в Оричевском районе, а в Сталинском (областного центра), где обучению подлежали 3105 человек, посещали регулярно занятия лишь 1597, на Истобенском учебном пункте из 36 — 30.

Наблюдались и иные негативные моменты. В Молотовском районе г. Кирова на учебном пункте № 1 при изучении гранаты образца 1933 года командир группы вместо практического показа читал обучаемым инструкцию, поскольку не только не умел заряжать и метать «предмет», но и не знал порядок проведения занятия. Здесь же забыли об одиночной подготовке бойцов, прибегая лишь к групповому методу (штыковому бою обучали одновременно 60 человек), да и то, как видим, не всегда удачно14.

Командный состав военно-учебных пунктов был укомплектован в большинстве недостаточно квалифицированными кадрами (только около 20 проц. из них сами окончили военное обучение после призыва с хорошими показателями). Как правило, это были комиссованные фронтовики-инвалиды Отечественной и старики, снятые с воинского учёта по возрасту. Таким образом, плохое техническое оснащение военно-учебных пунктов усугублялось с недостаточно высокой подготовкой инструкторов.

С 15 марта 1942 года в Кировской области объявили о проведении 2-й очереди Всевобуча после предварительной подготовки: проверили готовность пунктов, определили число обучающихся и командный состав. Сроки этой очереди сжали до минимума (к 15 августа) в связи с весенними и летними полевыми работами. С посещаемостью тоже не всё было гладко: из 25 208 «плановых» человек обучались 20 647. Не охваченными оказались 5208 «всевобучников»: в Вятскополянском районе, например, — 1250, Санчурском — 240, Омутнинском — 331, Куменском — 144; не лучше обстояли дела в других районах.

3-я очередь Всевобуча пришлась на вторую половину 1942 года. В её рамках были подготовлены около 15 000 человек15; в течение 1943-го провели 4-ю (22 500) и 5-ю (34 500). С января по июль 1944 года проходили занятия по программе 6-й очереди с подготовкой 17 720 «всевобучников» (17 231 — граждане 1927 года рождения, 128 — 1926-го; выпущены 2637 снайперов, 630 станковых и 630 ручных пулемётчиков, 738 автоматчиков, 560 миномётчиков, 500 бойцов противотанковых ружей, 120 снайперов-подрывников)16.

К завершающему периоду войны подлежали обучению лица призывного и допризывного возраста, так как основной контингент был охвачен в первые очереди. Всего же с 1 октября 1941-го по июнь 1944 года в Кировской области провели, как уже отмечалось, шесть очередей всеобщего военного обучения на основе 110-часовой программы (107 800 человек, 29 000 из них — через комсомольские подразделения, в том числе более 6000 девушек)17.

Не оставили в стороне юношей и подростков (военное обучение школьников осуществлялось в соответствии с требованием Закона «О всеобщей воинской обязанности»)18. Так, для учащихся 8—10-х классов вводилась допризывная подготовка, а 5—7-х — начальная военная подготовка. Школьная программа включала физическую подготовку, изучение военного и военно-санитарного дела. Последнее осваивали и взрослые, тоже «по линии Красного Креста». За 1941 год Кировское отделение этого общества организовало 36 сандружин с численным составом 450 человек19. К середине 1942-го в области были подготовлены 936 медицинских сестёр, ещё 1474 проходили соответствующее обучение. В планах Кировского областного комитета Красного Креста помимо этого значилось: сформировать 293 санитарные дружины, где бы занимались 6605 девушек и женщин. Задуманное выполнили не полностью, сформировав 66 сандружин (1691). При этом из числа медсестёр и сандружинниц, окончивших специализированные курсы, 361 направили на маршрутные санитарные поезда, 13 в санитарные батальоны воинских частей, 25 в постоянный состав госпиталей20. Общие показатели деятельности Кировского отделения Красного Креста за 1941—1943 гг. таковы: подготовлено медсестёр запаса на 3,5-месячных курсах 1699 и на 7-месячных — 2008, школьных сандружинниц 3566, значкистов ГСО** 192 660, БГСО*** (школьники) 45 263. На 1 января 1944 года в области действовали 2849 санитарных постов21.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК: В 14 т. 1941—1954 гг. 8-е изд., доп. и испр. / Под общ. ред. П.Н. Федосеева, К.У. Черненко. М., 1971. Т. 6. С. 18.

2 Там же. С. 32.

3 Приказ НКО СССР от 23 февраля 1941 г. // Правда. 1941. 23 февраля. № 55. С. 1.

4 Всеобщее обязательное военное обучение // Кировская правда. 1941. 19 сентября. С. 1.

5 Областное совещание военкомов и заведующих военными отделами райкомов ВКП(б) // Кировская правда. 1941. 25 октября. С. 1.

6 Государственный архив социально-политической истории Кировской области (ГАСПИ КО). Ф. П-1293. Оп. 3. Д. 100. Л. 5, 6.

7 Там же. Ф. П-1290. Оп. 7. Д. 38. Л. 110; Д. 39. Л. 29.

8 Там же.

9 Государственный архив Кировской области (ГА КО). Ф. Р-2100. Оп. 3. Д. 4. Л. 175.

10 Там же. Д. 39. Л. 30.

11 ГАСПИ КО. Ф. П-1290. Оп. 8. Д. 45. Л. 8, 8 об.

12 Там же.

13 Вторая очередь всевобуча // Кировская правда. 1942. 19 марта. С. 1.

14 ГАСПИ КО. Ф. П-1290. Оп. 8. Д. 45. Л. 9 об.

15 Там же. Оп. 10. Д. 36. Л. 113.

16 Там же. Оп. 11. Д. 71. Л. 39.

17 Там же. Оп. 10. Д. 36. Л. 113.

18 Великая Отечественная война 1941—1945. Энциклопедия. / Гл. ред. М.М. Козлов. М., 1985. С. 174.

19 ГАСПИ КО. Ф. П-1290. Оп. 8. Д. 45. Л. 72.

20 Там же. Л. 8, 8 об.

21 Там же. Оп. 10. Д. 65. Л. 75.