Искажение правды о Великой Отечественной войне

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье раскрываются научная несостоятельность и реакционная сущность наиболее распространённых приёмов фальсификации истории Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

SummaryThe article reveals the scientific inconsistency and reactionary nature of the most widespread methods of falsification of the Great Patriotic War’s history of 1941-1945.

 

Стрелецкий Яков Ильич — доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин филиала ВУНЦ ВВС «Военно-воздушная академия» (г. Краснодар), полковник в отставке, кандидат философских наук, профессор

(г. Краснодар. E-mail: azat_malek@mail.ru)

 

«Было такое поколение, которое не создало коллективной памяти»

Искажение правды о Великой Отечественной войне

 

Великую победу над фашистской Германией в современном мире воспринимают по-разному: одни как судьбоносное для всего человечества событие, другие стремятся её затенить, стереть со страниц всемирной истории и даже запретить упоминания о ней, что пыталась сделать Парламентская ассамблея Совета Европы (Пасе). В этих условиях актуальность столь важной темы приобретает особый характер. Они, эти особенности, имеют несколько основных «срезов» (граней, аспектов). Во-первых, историко-психологический, обусловленный разделением исторического времени в сознании многих на «до» и «после» войны. Во-вторых, аксиологический, по которому Победа — это такое значительное, масштабное и уникальное событие, которое не только россиянами, но и гражданами большинства стран постсоветского пространства оценивается позитивно. В-третьих, международный, политико-идеологический «срез», где и набирает обороты маховик фальсификации с целью «нового геополитического прочтения» итогов войны с нацистской Германией в интересах однополярного западного мира.

Эти и другие аргументы в пользу актуальности проблемы требуют не только надёжной защиты Великой Победы от различного рода фальсификаций и мифов, но и их решительного разоблачения и обоснованного опровержения. Цель данной статьи ограничивается демонстрацией и критикой наиболее распространённых приёмов фальсификации исторической правды о Великой Отечественной и частично Второй мировой войнах.

Методов информационной борьбы воинствующего Запада против истинных исторических фактов множество. Наиболее распространённые и «модные» из них следующие.

Приём первый. Делается попытка стереть из исторической памяти, вытравить из общественного сознания феномен Второй мировой войны. Его эффективность достаточно высока, так как делается расчёт на естественную убыль пережившего войну старшего поколения, с одной стороны, и, с другой — на молодёжь, которая знает об этой войне только то, что поведают ей в семье или школе. В школах же, Германии например, не формируют историческую память, ибо сам учитель старается от неё избавиться. Доктор М. Кейзер из Билефельдского университета высказался так: «Не существует коллективной памяти об этих событиях и датах. А поколение, которое обладает такой памятью, не желает помнить об этом. Так что эта память не передана более молодым поколениям как нечто такое, о чём следует помнить, что следует обсуждать и дискутировать. Это память о поражении — и люди хотели забыть о подобных вещах. Так что было такое поколение, которое не создало коллективной памяти. Для последующих поколений память была утрачена. Она не передалась новым поколениям»1.

Доктор И. Овальд из того же университета объясняла «отсутствие» исторической памяти у немцев тем, что тема войны в Германии обходилась стороной. «О войне у нас, — отмечает она, — говорили очень мало. Вообще в школе так преподавали, что в 1933 году всё закончилось. В школе я ничего не слышала о войне»2. Её коллега, доктор Г. Зимон из Кёльна, уточняет: даже выпускник германской гимназии будет удивлён, если ему скажут, что Париж был оккупирован немецкими войсками.

Приём второй. Утверждается: в войне Германии и СССР одинаково виноваты «два диктатора» — А. Гитлер и И.В. Сталин; дескать, «не было Великой Отечественной», «воевали нацисты и коммунисты»3, подталкиваемые обоими вождями. Кстати, такая «информационная утка» — не что иное, как интерпретация, а точнее, повторение мифа, порождённого ещё одним доктором, одним из главарей фашистского государства И. Геббельсом. Вот какие листовки-агитки он сочинял со своими приспешниками: «Верь, Иван, я воюю не с тобой, а с комиссарами. Следовательно, это война не твоей Родины с Германией, а нацистско-советская, чисто идеологическая». В наше время этот миф активно поддерживается и тиражируется не только «научной элитой» Запада, но и некоторыми представителями власти самого высокого ранга. Так, бывший президент США Дж. Буш-младший, выступая на конференции американских ветеранов зарубежных войн в 2007 году, сказал: «Сегодня исламские экстремисты, которые воюют с нами в Ираке, уверены в своих целях точно так же, как были уверены в своих нацисты, имперские японцы или советские коммунисты. Их ждёт такая же судьба».

Отождествление некоторыми западными историками фашизма и коммунизма как виновников войны осуществляется с далеко идущими целями при помощи «особой логики». Она выглядит так: раз вина за развязывание войны лежит на Германии и СССР, а Германия свою вину признала и «за всё заплатила», то Российская Федерация как преемница СССР тоже должна «ответить» — вернуть Калининградскую область, Курильские острова, Сахалин, Карелию, Выборг. И заодно уж — Приморье, Кавказ и, конечно же, Крым. При этом никто даже не заикается о том, что при такой «логике» и США, и Англия с Францией как союзники по антигитлеровской коалиции тоже должны бы вернуть многие территории, доставшиеся им по итогам Второй мировой войны.

С особым пристрастием история Великой Отечественной войны интерпретируется на Украине. Для сторонников «альтернативной» истории эта война была «чужой». Такой концепции придерживаются авторы учебника для 11-х классов под редакцией И.Я. Щупака «Всемирная история: новейший период (1939—2011 гг.), где читаем: «Достаточно посмотреть на карту, чтобы понять: это не была наша война, это была война за контроль над нами. Или, точнее, над нашими предками. Которые имели “счастье” оказаться между Берлином и Москвой»4. Более того, оказывается, что «пострадали в этой войне не русские и немцы, а поляки и украинцы». Об этом, дескать, свидетельствует статистика потерь. Слов нет, украинцы в ходе Великой Отечественной войны, конечно же, погибали. Но ведь не больше белорусов (каждый четвёртый погиб) и уж, что совершенно очевидно, не больше русских: именно русский народ понёс в этой войне самые страшные потери, причём в первую очередь боевые. Кстати, об этом однозначно сказано с двух противоположных (политических и идейных) позиций: И.В. Сталиным — в тосте на торжествах в честь Победы и У. Черчиллем в поздравительной телеграмме своему «заклятому другу» Сталину по случаю победы над фашистской Германией.

Приём третий. Объективности ради признаётся, что фашистская Германия развязала войну против Советского Союза. Но, по мнению фальсификаторов истории, эта война со стороны Германии была превентивной, то есть опережавшей «агрессию Москвы» против «демократического» Запада. В такой интерпретации фашизм выглядит спасителем Европы от «варваров-коммунистов».

Эта концепция насквозь лжива. Всему миру хорошо известны усилия советского правительства по организации коллективной безопасности в Европе в довоенный период. Однако политическое руководство Франции, Англии, США и других стран не только проигнорировало эти миролюбивые инициативы и предложения, но заняло весьма выгодную для захватнических планов Гитлера позицию умиротворения агрессора.

Миролюбивая политика советского правительства признавалась весьма компетентными власть предержащими особами даже из окружения Гитлера. Так, немецкий посол в Москве граф фон Шуленберг в телеграмме от 24 мая 1941 года сообщал в Берлин: «Эти жесты правительства Сталина направлены в первую очередь на то, чтобы, блюдя собственные интересы, разрядить отношения между Советским Союзом и Германией и создать лучшую атмосферу на будущее. Сталин желает в серьёзной, по его мнению, международной обстановке оградить СССР от конфликта с Германией… эта политика направлена прежде всего на то, чтобы избежать конфликта с Германией»5. Несостоятельность этой концепции доказана и объективными западными исследователями. Например, немецкий историк Иоганес Цукерторт отмечал, что гитлеровская выдумка о превентивной войне «преследовала две цели: во-первых, придать нападению на Советский Союз хоть какую-то видимость морального оправдания, во-вторых, спекулируя на антикоммунизме, попытаться привлечь на свою сторону западные державы в качестве союзников для разбойничьего “похода на Восток”»6.

Приём четвёртый. Замалчивается или даже отрицается решающая роль Советского Союза в победе над фашистской Германией. При этом безосновательно охаивается вся советская военная инфраструктура — от рядовых Красной армии до маршалов, от отечественной военной науки до реальных боевых потерь. Утверждается, например, что советские солдаты только и искали случая, чтобы сдаться в плен, командный состав — сплошные бездари и неучи, а отечественное военное искусство уступало немецкому. В опровержение подобных абсурдных измышлений предоставим слово самим немецким военачальникам. Генерал Типпельскирх, командовавший в 1941 году 30-й пехотной дивизией: «Русские держались с неожиданной твёрдостью и упорством, даже когда их обходили и окружали. Этим они выигрывали время и стягивали для контрударов из глубины страны всё новые резервы, которые к тому же были сильнее, чем это предполагалось»7. Франц Гальдер, бывший с сентября 1938 по конец 1942 года начальником генерального штаба германских сухопутных войск: «Исторически небезынтересно исследовать, как русское военное руководство, потерпевшее крушение со своим принципом жёсткой обороны в 1941 году, развивалось до гибкого оперативного руководства и провело под командованием своих маршалов ряд операций, которые по немецким масштабам заслуживают высокой оценки, в то время как немецкое командование под влиянием полководца Гитлера отказалось от оперативного искусства и закончило его бедной по идее жёсткой обороной, в конечном итоге приведшей к полному поражению»8. Фельдмаршал Паулюс при попытке его обвинения на Нюрнбергском процессе в том, что он якобы преподавал в советской военной академии: «Советская военная стратегия оказалась настолько выше нашей, что я вряд ли мог понадобиться русским хотя бы для того, чтобы преподавать в школе унтер-офицеров. Лучшее тому доказательство — исход битвы на Волге, в результате которой я оказался в плену, а также и то, что все эти господа сидят вот здесь на скамье подсудимых»9.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Цит. по: Здравомыслов А.Г. Немцы о русских на пороге нового тысячелетия. М.: «РОССПЭН», 2003. С. 137.

2 Там же. С. 140.

3 См.: Асфатуллин С.Г. Развенчание мифов о войне и Великой Победе // Воен.-истор. журнал. 2014. № 5. С. 8.

4 Российская газета. 2014. № 100. С. 12.

5 Цит. по: Воен.-истор. журнал. 1991. № 5. С. 16.

6 Там же.

7 Типпельскирх К. История второй мировой войны. М.: «Полигон», 1994. Т. 1. С. 190.

8 Великий подвиг. М., 1975. С. 297.

9 Там же. С. 298.