Великая Победа и мировая история

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследуются роль и значение победы советского народа в Великой Отечественной войне для нашей страны и всего мира, дается отпор фальсификаторам мировой истории.

Summary. The article examines the role and significance of the victory in the Great Patriotic War for our country and around the world, fighting back falsifiers of history of the world.

ФУРСОВ Андрей Ильич — директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета, директор Института системно-стратегического анализа, академик Международной академии наук (г. Инсбрук, Австрия)

(Москва. E-mail: rusint@bk.ru)

ВЕЛИКАЯ Победа и мировая история

 

В этом году мы отмечаем 70-летие Великой Победы советского народа над Третьим рейхом, над национал-социалистической Германией, организовавшей поход континентальной Европы против Советского Союза, т.е. против исторической России, как бы она ни называлась. Празднование нынешней годовщины существенно отличается от того, как отмечались 50-летие (1995 г.) и тем более 40-летие (1985 г.) этого события мирового значения. За последние полтора десятка лет на Западе (даже не скажешь: «определённые круги на Западе», поскольку позиция, о которой пойдёт речь, по сути стала официальной, особенно в англосаксонских странах) развёрнута массированная пропаганда по извращению механизма возникновения, основных событий и результатов Второй мировой войны, которая для советского народа и особенно его русского ядра (поскольку именно русских планировали стереть из истории нацисты) стала Великой Отечественной. На СССР пытаются возложить вину за развязывание Второй мировой, тыча «пактом Молотова — Риббентропа» и подчёркивая якобы сходство гитлеровского и сталинского режимов как «тоталитарных»; превозносится материальная помощь союзников, прежде всего США; ставится под сомнение сам факт победы СССР. «Аргументы»: победило не государство, не власть, а народ «вопреки сталинской системе»; потери были столь велики — «трупами закидали противника», — что приходится говорить не о победе, а о поражении. Эти «аргументы» охотно подхватила «пятая колонна» в России, открыто пропагандируя точку зрения нашего нынешнего геополитического противника (впрочем, всегдашнего, по крайней мере с момента окончания наполеоновских войн). И хотя сейчас в плане патриотизма у нас ситуация существенно лучше, чем 10—15 лет назад — сегодня невозможно представить на ТВ подло-провокационное обсуждение вопросов типа «какой фашизм хуже — немецкий или русский», как это было сделано в одной из программ «Культурная революция», — ситуация вовсе не безоблачна: информационная, психоисторическая война против России продолжается, а потому будут продолжаться попытки принизить роль и значение Великой Победы СССР, лишить нас её. Целей здесь несколько.

Во-первых, победа в Великой Отечественной — это до сих пор то немногое, что духовно, исторически объединяет миллионы людей на постсоветском пространстве, причём людей не только старшего и среднего возраста, но и молодёжь. Это чувство единства, общей исторической судьбы важно не только с точки зрения социальной памяти и идентичности, удары по которым сознательно и систематически наносят геополитические и цивилизационные противники России, но и с практической точки зрения — как одна из основ реинтеграции постсоветского пространства будь то в форме Евразийского Союза или какой-то иной.

Во-вторых, приписывая СССР развязывание Второй мировой войны, России и её народам, прежде всего русскому, стремятся навязать чувство вины, а следовательно, комплекс исторической неполноценности. Отсюда помимо прочего возникают требования покаяться. Как отмечают некоторые западные обозреватели и аналитики, на Западе недоумевают: почему русские, потерпев поражение в «холодной войне», не каются так же, как это до сих пор делают, правда всё менее охотно, немцы, потерпевшие поражение во Второй мировой. В этой связи надо совершенно чётко понимать, что привитие комплекса исторической неполноценности тому или иному народу — мощное оружие в борьбе против этого народа.

В-третьих, приравнивание СССР к гитлеровской Германии и возложение на него такой же или почти такой же вины за развязывание Второй мировой войны, как вина Третьего рейха, выталкивает Россию как правопреемницу СССР из ряда победителей со всеми вытекающими последствиями. В 1995 году, выступая перед американскими военными, президент Клинтон заявил, что США позволят России быть, но не позволят ей быть великой державой. Действительно, сегодня Российская Федерация — не сверхдержава, какой был СССР, однако она до сих пор является одним из пяти членов Совета Безопасности ООН, имея право «вето» — как победитель во Второй мировой войне. А это де-юре означает великодержавный статус, еще одним аргументом в пользу которого является тот факт, что Россия до сих пор — единственное государство, способное нанести США неприемлемый для них ущерб. В таком контексте стремление вытолкнуть Россию из числа победителей, возложив на СССР равную с Третьим рейхом вину за развязывание Второй мировой, имеет вполне очевидные цели, особенно в последние два года. Ведь в ходе сирийского кризиса выявились пусть осторожные, но тем не менее очевидные и эффективные шаги России к возвращению де-факто великодержавного статуса: активная самостоятельная роль на Ближнем Востоке — традиционной зоне интересов СССР, т.е. за пределами так называемого ближнего зарубежья.

Аргументы ненавистников России, стремящихся «унасекомить» нашу Победу, в принципе побиваются легко. Достаточно вспомнить, что договор о ненападении с Германией СССР заключил последним среди европейских держав (т.е. всем им, оказывается, можно, а СССР — нельзя). Совершенно очевидно и то, что второй фронт союзники открыли только тогда, когда стало ясно: СССР и без их помощи разгромит Третий рейх и выйдет к Атлантике. Наконец, достаточно просто оценить реальные цифры соотношения военных потерь СССР и Германии, чтобы раз и навсегда заткнуть рот кликушествующим о том, что мы победили якобы только потому, что «закидали немцев трупами» в пропорции 5 : 1, 8 : 1, 10 : 1. В действительности цифры эти таковы: 11 900 000 военных потерь у СССР и 8 876 000 у немцев, т.е. соотношение 1,29 : 1,0. Эти цифры давно известны исследователям как в России, так и за рубежом. Очень странно, что ложь о наших мнимых потерях то и дело всплывает из года в год.

Впрочем, вряд ли есть необходимость, особенно в год 70-летия Победы, говорить о частностях. Имеет смысл взглянуть на Великую Отечественную войну в целом, в контексте широкой исторической панорамы, и в то же время зафиксировать некоторые принципиально важные позиции с точки зрения как истории, нашей памяти, так и сегодняшнего дня, нынешнего этапа мировой борьбы за власть, информацию и ресурсы.

В этой связи было бы целесообразным остановиться на следующих принципиальных вопросах:

— особенности Великой Отечественной (Второй мировой) войны с точки зрения русской и мировой истории;

— механизм организации (развязывания) Второй мировой войны и обстоятельства начала Великой Отечественной войны;

— причины Победы и её результаты;

— роль Великой Отечественной войны в русской и мировой истории;

— уроки Великой Отечественной войны с точки зрения сегодняшнего дня, когда всё больше серьёзных аналитиков говорят о том, что политика США (североатлантических верхушек, хозяев Запада) поставила мир на порог Третьей мировой войны.

Подавляющее большинство людей полагают, что мировых войн в нашей истории было две, и обе они ограничиваются ХХ веком. На самом деле мировые войны за гегемонию — имманентная черта капиталистической системы, её политэкономии. Как правило, именно они фиксируют окончательное наступление очередного цикла накопления капитала. Так, пик голландской гегемонии (1625—1672 гг.) и голландского цикла накопления капитала тесно связан с первой по счёту мировой войной — Тридцатилетней (1618—1648 гг.); пик британской гегемонии (1815—1873 гг.) и расцвет британского цикла накопления капитала стал результатом двухраундовой англо-французской мировой войны (Семилетняя война 1756—1763 гг.; революционные и наполеоновские войны 1792—1815 гг.); наконец, пик гегемонии США в капиталистической системе и американского цикла накопления стал результатом двух мировых войн ХХ века.

На Западе довольно широко распространена следующая схема мировых войн. Согласно ей в мировых войнах за гегемонию в капиталистической системе сталкиваются морские и континентальные державы: Голландия — империя Габсбургов, Великобритания — Франция, США — Германия. Побеждают каждый раз морские державы, в том числе и потому, что на их стороне оказывается прежний гегемон — морская держава: на стороне Великобритании — Голландия, на стороне США — Великобритания.

Трудно сказать, чего больше в этой схеме — наивности или сознательной лжи. Дело в том, что решающий военный вклад в победу голландской коалиции над Габсбургами внесла континентальная Франция, ну а начиная с Семилетней войны решающую военную роль в победах морских держав над континентальными играла Россия (СССР). Именно Россия нанесла поражение «непобедимому Фридриху II». Именно Россия сокрушила Наполеона. Именно Россия оттянула на себя немецкие войска в августе 1914 года и тем спасла Париж и западный фронт. Наконец, именно СССР благодаря героизму народа и своей Красной армии разнёс в пух и прах вермахт и нацистскую Германию.

В этом плане мы можем сказать, что наша Великая Отечественная как часть мировой войны середины ХХ века вписывается в долгосрочную геополитическую логику, по которой континентальная Россия, не будучи претендентом на роль гегемона капиталистической системы, выступала на стороне морских англосаксонских держав, не только решая свои проблемы в борьбе с европейскими континенталами — Францией и Германией, стремившимися объединить Европу (тщетно — как заметил Ф.И. Тютчев, поскольку после образования империи Петра I возрождение империи Карла Великого в Европе стало невозможно), но и способствуя англосаксонским победам. На этом, однако, сходство мировой войны, традиционно именуемой «Второй», и предыдущих мировых войн оканчивается и начинаются различия — принципиальные и весьма серьёзные.

Впервые в истории развернулась борьба между капиталистическим и социалистическим (т.е. антикапиталистическим) государствами. В этом принципиальное социально-экономическое отличие последней мировой войны от предыдущих: здесь помимо геополитической и мироэкономической борьбы имела место схватка различных социальных систем, различных идеологий, различных социальных проектов. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Brissaud A. Canaris. New York: Grosset a. Dunlop, 1974. P. 115, 116.

2 Kennedy P. The rise and the fall of the great powers: Economic change and military conflict from 1500 to 2000. London: Fontana press, 1989. P. 430.