Позиция «Зелёная зона»

image_pdfimage_print

Аннотация. В биографическом очерке военного ветерана и участника боевых действий В.В. Тестова описываются события египетско-израильского вооружённого конфликта 1970—1971 гг., раскрывается роль отдельного радиотехнического центра специального назначения ПВО СССР в отражении антиарабской агрессии.

Summary. The biographical sketch by the military veteran and participant of combat actions V.V. Testov describes the events of the Egyptian-Israeli armed conflict of 1970-1971, as well as the role of the Separate Special Radio-Technical Centre of the USSR’s Air Defence in repelling the anti-Arab aggression.

ТЕСТОВ Виталий Васильевич — ветеран боевых действий, подполковник в отставке

(г. Саяногорск. E-mail: dgp@sibmail.com).

 

ПОЗИЦИЯ «ЗЕЛЁНАЯ ЗОНА»

 

Вооружённый конфликт между Египтом и Израилем 1970—1971 гг. вошёл в историю как война на истощение, или война малой интенсивности. После уничтожения израильской авиацией в феврале 1970 года металлургического завода в Абу-Забале, построенного при участии советских специалистов, и гибели 70 рабочих президент Египта Г.А. Насер был вынужден обратиться к Москве с просьбой о создании «эффективного ракетного щита» против внешней агрессии и посылке в страну регулярных советских частей противовоздушной обороны.

Мне как офицеру войск ПВО, ранее окончившему Красноярское радиотехническое училище (КРТУ) по профилю «спецназ», пришлось быть непосредственным участником этих событий. В то время всему миру было известно, что советские части противовоздушной обороны находились на территории дружественного нам Египта. Однако в отечественной прессе этот факт упорно замалчивался. Нашим офицерам и солдатам, принимавшим участие в боевых действиях, было категорически запрещено говорить об этом. Только спустя 20 лет начали появляться печатные статьи и телевизионные передачи, вышли в свет две книги воспоминаний очевидцев и участников конфликта: Геннадия Тоболяка «Гриф секретности снят» и Александра Филоника «Тогда в Египте». Но в этих книгах, к сожалению, ни слова не говорится об отдельном радиотехническом центре специального назначения ПВО СССР (250 ОРТЦ «Спецназ»), в течение всей локальной войны надёжно защищавшем воздушное пространство наших арабских союзников.

250 ОРТЦ «Спецназ» был сформирован в апреле 1968 года в с. Судилово Ярославской области для выполнения интернационального долга на территории Вьетнамской Республики. Поэтому отбор офицеров и рядового состава в эту элитную часть проводился с особой тщательностью. Учитывалось всё: партийность и национальность кандидатов, знание ими боевой техники, успешный опыт выполнения сложных боевых задач и т.д. ОРТЦ был оснащён новейшей боевой техникой и самым современным стрелковым оружием. Проводились только практические занятия: ночью — тревога, свёртывание, марш с соблюдением светомаскировки, развёртывание в поле и боевая работа по реальным целям. Постоянно круживший над нами специальный самолёт-лаборатория скрупулёзно отслеживал эффективность проводившихся учений.

В середине ноября 1968 года весь личный состав части погрузили в два эшелона и отправили к берегам Японского моря. Через 17 суток мы выгрузились в 30 км от г. Находка и пробыли на Дальнем Востоке 9 месяцев. Затем — очередная смена дислокации, в г. Горький. Всё это время продолжались усиленные практические занятия и тренировки. Часть целенаправленно готовили для работы в реальных боевых условиях.

В конце января 1970 года меня и капитана М.И. Кононцева вызвал наш командир подполковник Корнев и поставил задачу: сфотографироваться в гражданском костюме на загранпаспорт и вечерним поездом убыть в Москву, в Главный штаб Войск ПВО. Попрощавшись с семьями и сказав, что едем на военный завод, мы отбыли в столицу. Через четыре дня с группой офицеров и генералов во главе с главкомом Войск ПВО страны Маршалом Советского Союза П.Ф. Батицким вылетели в г. Каир. В нашу группу «Спецназ» входили: начальник радиоэлектронной борьбы (РЭБ) Войск ПВО страны Герой Советского Союза полковник В.Н. Пчелинцев, его заместитель полковник Серпуховитин, новый командир ОРТЦ подполковник Исмаков, капитан М.И. Кононцев и я — старший лейтенант В.В. Тестов.

Группе была поставлена конкретная задача — рекогносцировка местности вокруг г. Каира. Ежедневно, вплоть до 15 февраля, мы колесили по Ливийской и Аравийской пустыням, выбирая боевые позиции для 250 ОРТЦ «Спецназ». Работали с восхода и до захода солнца. Нас постоянно сопровождал майор египетской армии Вахид. Русский язык он знал хорошо, поскольку учился в Союзе.

Были у Суэцкого канала, видели застрявшие иностранные суда и пролетавшие над ними израильские самолёты. Однажды, выбирая позиции, мы заехали в арабский зенитный ракетный дивизион. Там встретились с двумя нашими военными специалистами, они предложили попить чаю. Мы отказались. И через 5 минут после нашего отъезда из дивизиона он был разбит израильской авиацией.

15 февраля 1970 года подполковник Исмаков, капитан М.И. Кононцев убыли на Родину. Полковники Пчелинцев, Серпуховитин и я оставались в Египте до конца февраля. Передо мной была поставлена задача: начертить план (кроки) каждой позиции, чтобы наши арабские союзники подготовили к прибытию советских подразделений инженерные объекты для размещения и укрытия техники и личного состава.

После выполнения поставленной задачи я на короткое время отбыл на Родину, после чего снова оказался в своей самой длительной боевой командировке на арабской земле.

Предваряя свой дальнейший рассказ, могу с полной уверенностью констатировать, что до прибытия нашей дивизии ПВО египетской армией не было сбито ни одного израильского самолёта. Хотя на вооружении египтян была современная боевая техника советского производства, а офицеры проходили серьёзную подготовку в Советском Союзе.

Несколько ранее, в декабре 1969 года в результате проведённой спецоперации на двух израильских вертолётах была вывезена советская секретная радиолокационная станция П-12. Арабский расчёт был уничтожен, один военнослужащий взят в плен. Спецназовцы сваркой обрезали антенну и, подцепив её вместе со всей аппаратурой к своим «вертушкам», благополучно переправили за кордон. И вся эта израильская акция проходила на глазах целого египетского полка, который от страха попросту разбежался.

Возможно, отсутствие должного патриотизма, большая классовая и кастовая расслоённость населения, нежелание основной массы людей воевать за интересы своих богатых соотечественников в итоге привели к поражению Египта в этой войне.

Вся операция по переброске советских войск осуществлялась под видом учений «Кавказ» и под грифом «Совершенно секретно». И этот гриф секретности сохранялся более 20 лет.

В Феодосии на сухогруз «Георгий Чичерин» погрузили боевую технику, стрелковое оружие, боеприпасы и необходимую амуницию. Всех нас переодели в гражданские костюмы. Удостоверения личности сдали представителю штаба округа, никаких документов у нас не было, все были просто членами профсоюза.

Личный состав ОРТЦ был размещён в отдельном отсеке трюма. В нём заранее установили трёхярусные деревянные настилы. Матрацы и подушки были не то что грязные, а засаленно-грязные, пришлось накрывать подушку рубашкой, а матрац пальто. Подниматься на палубу во время всего перехода было категорически запрещено. Разрешались только перемещения до гальюна (туалета), и только по пять человек и не более чем на 5 минут. За выполнением такого режима строго следили крепкие суровые парни, возможно, армейские особисты. При приближении встречных кораблей или островов люк гальюна тщательно задраивали. Приём пищи также проходил в трюме, нередко в условиях ощутимого смрада и последствий «морской болезни». Все старались питаться как можно меньше, чтобы реже подниматься в гальюн. Наконец, через трое суток на горизонте показалась Александрия.

После прибытия в порт нас снова переодели — на этот раз в арабскую военную форму рядового состава. Всем выдали личное оружие и боеприпасы, офицерам — пистолеты, сержантам и солдатам — автоматы. Боевая техника была перекрашена в песочный цвет. Отдельными группами под прикрытием наших «Шилок» и ЗРК дивизиона передислоцировались за город, в район сосредоточения. Как только наступила ночь, соблюдая светомаскировку, совершили марш до Каира. На рассвете уже непосредственно перед столицей нас встретила группа офицеров, чтобы сопроводить до назначенных позиций.

И вот я со своими бойцами на позиции «Зелёная зона». Инженерные сооружения к нашему приезду были готовы на 90 проц. В их составе: девять бетонных укрытий для спецтехники и автомобилей «Урал-375», три бунгало для отдыха личного состава, столовой и хранилища боеприпасов, капонир для радиорелейной станции Р-405 на базе ГАЗ-69.

Первым делом всю технику поставили в укрытие, выставили охранение, перекусили сухим пайком. Смотрю, ребята загрустили, да и у самого тоже «кошки скребли на душе»: чужая земля, чужой народ, тысячи километров до родных просторов. Заглушить ностальгию могла только полная занятость всего личного состава. Поэтому с первого же дня пребывания на позиции я решил организовать полуторасменную работу. Тем более что её и так было невпроворот.

За короткий срок было необходимо развернуть и привести в боевую готовность спецтехнику, осуществить маскировку, устранить недоделки в инженерном оборудовании, выкопать окопы, установить спаренную зенитную пулемётную установку (ЗПУ-2), наладить связь с командным пунктом, организовать нормальный быт.

Личный состав позиции, которым я командовал, а это лейтенант Владимир Данилин, старшина сверхсрочной службы Виталий Шаталюк, и.о. старшины позиции сержант А. Кузнецов, 12 солдат и сержантов, несмотря на все трудности морского и сухопутного перехода, с энтузиазмом взялся за дело. Через 5 дней я уже докладывал начальнику узла капитану Н. Щебетько о полной готовности к выполнению боевой задачи.

В состав вооружения и материально-технической базы моего подразделения входили: две станции помех самолётным радиоэлектронным средствам (СПБ-7), четыре тягача (Урал-375), радиорелейная станция Р-405, зенитная пулемётная установка  ЗПУ-2, гранатомёт, а также личное оружие каждого из бойцов: автоматы и пистолеты. При этом личное оружие постоянно находилось при солдатах и офицерах и было готово к использованию в любую секунду.

После развёртывания советской дивизии ПВО на боевых позициях налёты израильской авиации на Каир прекратились, продолжались лишь бомбёжки египетских войск и городов в районе Суэцкого канала. Израильские лётчики с этого момента уже не решались входить в зону огня наших зенитных ракетных комплексов. Был отмечен всего лишь единственный пролёт двух «Фантомов»-разведчиков над боевыми порядками дивизии, в том числе и над нашей позицией.