Под Берлином: записки офицера штаба фронта

image_pdfimage_print

Аннотация. Фронтовые записки офицера штаба 1-го Украинского фронта рассказывают об организации борьбы с франкфуртско-губенской группировкой противника в Берлинской операции 1945 г. Раскрываются основные этапы этой борьбы, усилия командования и войск по ликвидации группировки противника.

Summary. The front notes of the 1st Ukrainian Front Staff’s officer tell about organisation of struggle against the Frankfurt-Guben enemy group in the Berlin operation in 1945. The main stages of this struggle, efforts of the command and troops to eliminate the enemy forces are revealed.

Великая Отечественная война 1941—1945 гг.

 

ЗЕЗЮЛИН Борис Михайлович — пенсионер, старший советник юстиции, кандидат юридических наук

(Москва. E-mail: bormix1931@yandex.ru);

ЗЕЗЮЛИН Михаил Ильич — участник Великой Отечественной войны

 

ПОД БЕРЛИНОМ: ЗАПИСКИ ОФИЦЕРА ШТАБА ФРОНТА

 

Автор представленных ниже записок — активный участник Великой Отечественной войны полковник Михаил Ильч Зезюлин (1904—1968). Он изложил то, что видел и в чём непосредственно участвовал в период ликвидации франкфуртско-губенской группировки немцев под Берлином в конце апреля 1945 года. Записки офицера хранились в семейном архиве и переданы редакции журнала его сыном Борисом Михайловичем, кандидатом юридических наук.

М.И. Зезюлин в 1939 году окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе. Великую Отечественную войну встретил в должности старшего помощника начальника отдела в Генеральном штабе Красной армии. В 1942—1944 гг. командовал особой воинской частью Наркомата обороны, выполнявшей специальное правительственное задание. С марта 1944 года подполковник М.И. Зезюлин — на 1-м Украинском фронте в должности старшего офицера оперативного управления штаба фронта. После войны — на штабной и преподавательской работе. Уволился из рядов Вооружённых сил в 1955 году по состоянию здоровья. В числе наград Михаила Ильича — орден Ленина, два ордена Красного Знамени, ордена Отечественной войны 1-й степени, Богдана Хмельницкого, Чехословацкий крест, медали «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над Германией» и др.

Поскольку записки М.И. Зезюлина относятся преимущественно к освещению текущих событий оперативного масштаба, представляется целесообразным кратко пояснить читателям общую картину развития обстановки юго-восточнее Берлина к последней неделе апреля 1945 года. Речь идёт об окружении франкфуртско-губенской группировки немецких войск. В ходе общего наступления трёх советских фронтов на Берлин окружение было осуществлено войсками левого крыла 1-го Белорусского фронта (Г.К. Жуков), имевшего своей целью непосредственно Берлин, и правого крыла 1-го Украинского фронта (И.С. Конев), наступавшего южнее на направлении Котбус — Беелиц. Оборонявшиеся юго-восточнее Берлина немецкие войска были отсечены от берлинской группировки. В окружении восточнее Хальбе оказались 9-я армия и часть сил 4-й танковой армии вермахта («хальбский котёл»). Руководил группировкой командующий 9-й армией генерал пехоты Т. Буссе. Общая численность окружённых — 150—200 тыс. человек, до 2000 орудий и до 200 танков. С севера и востока над франкфуртско-губенской группировкой нависали войска 3, 69 и 33-й армий 1-го Белорусского фронта, с юга и запада группировку теснили 3-я гвардейская и 28-я армии 1-го Украинского фронта.

22 апреля немецкое командование сняло с Западного фронта 12-ю армию В. Венка и повернуло её на восток, против советских войск. Одновременно франкфуртско-губенская группировка получила приказ оставить свои позиции и прорываться на запад, навстречу 12-й армии, чтобы совместно с нею идти на помощь берлинской группировке. Начав прорыв от Вендиш-Бухгольца и Хальбе в западном направлении, противник нанес несколько сильных ударов по войскам правого крыла 1-го Украинского фронта. Важные задачи по пресечению прорыва противника выполнял 3-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора П.А. Александрова, выдвинутый в район Барута. Именно о действиях этого корпуса (из состава 28-й армии генерал-лейтенанта А.А. Лучинского) и соседних с ним войск подробно рассказывает в своих записках М.И. Зезюлин, находившийся в то время в составе временного пункта управления 1-го Украинского фронта. Читатель из первых уст может узнать, как разворачивалась борьба 26—30 апреля, какие усилия командования и войск потребовались, чтобы остановить противника.

«Коридор» на запад, по которому немецкая 9-я армия пробивалась к 12-й, был закрыт советскими войсками к исходу 30 апреля. Только в один этот день, 30 апреля, войска 1-го Украинского фронта захватили 24 тыс. пленных. Однако отдельные группы противника продолжали рваться на запад и в последующие два дня. Об этих днях тоже рассказывает М.И. Зезюлин, находившийся 1—2 мая в расположении 68-й гвардейской танковой бригады полковника К.Т. Хмылова (из состава 4-й гвардейской танковой армии генерал-полковника Д.Д. Лелюшенко). В течение короткого времени, совпавшего с днями штурма Берлина, франкуртско-губенская группировка противника была разгромлена.

После войны М.И. Зезюлин вернулся к своим записям, отредактировал их, поэтому в настоящем изложении они приведены практически дословно. Передаём слово автору.

 

М.И. ЗЕЗЮЛИН

 

Утром 26 апреля 1945 года на передовой командный пункт (ПКП) 1-го Украинского фронта поступили донесения, из которых стало известно, что противник крупными силами с 40 танками ночной атакой из района Вендиш-Бухгольца в направлении Хальбе прорвал оборону 3-й гвардейской армии. Развивая атаку, к полудню противник вышел на рубеж автострады и стал продвигаться в лесах к западу от автострады. Это означало, что части немецкой 9-й армии прорвались и выходили на тылы и коммуникации наших войск, штурмующих Берлин, и получали возможность для развития успеха в любом направлении. Скрытности их манёвра способствовал закрытый характер местности: большие массивы леса широкой полосой тянулись на запад на 10 километров.

Создалась неясная и угрожающая обстановка. Необходимо было срочно установить силы и состав прорвавшейся группировки, район распространения и направление дальнейших ударов противника, а также определить, что нужно и можно предпринять по обстановке для организации противодействия и стабилизации положения на участке прорыва.

С получением данных об активных и успешных действиях противника и о резком изменении обстановки на стыке 3-й гвардейской и 28-й армий командующий фронтом Маршал Советского Союза И.С. Конев и начальник оперативного управления штаба фронта генерал-майор В.И. Костылев, исполнявший на ПКП обязанности начальника штаба, предприняли энергичные меры по выяснению обстановки и по обеспечению максимального приближения руководства к войскам, действовавшим на направлениях вероятных ударов окружённого противника.

С войсками, действующими южнее прорыва, вплоть до дивизии, устанавливалась непосредственная проводная связь. На угрожаемые направления в пункты Люббен, Люббенау и Гольсен высылались офицеры оперативного управления штаба фронта для установления непосредственного контакта с действующими там войсками и своевременных докладов об активных действиях противника. Связь с ПКП — через контрольные пункты связи.

На наиболее вероятное направление главного удара прорвавшейся группировки противника — в район Барута высылался своеобразный моторизованный временный пункт управления (ВПУ). В состав ВПУ включались пять офицеров-управленцев из числа имевших личный опыт работы по борьбе с окружёнными группировками, три водителя и автоматчик. Для обеспечения работы ВПУ придавался импровизированный взвод связи (офицер и семь связистов с пятью телефонными аппаратами и 10 км кабеля) на грузовой машине.

Задачи составу ВПУ ставил генерал В.И. Костылев в 14.00.

Приведу их с подробностями:

«— С содержанием полученных боевых донесений вы ознакомлены. Численность прорвавшегося противника предположительно 25—30 тысяч.

— Выехать немедленно в район Барута и ознакомиться со сложившейся там обстановкой с целью определения необходимых мер по задержанию дальнейшего продвижения противника на запад.

— Установить связь с войсками 28-й армии, совершающими марш к Берлину через Барут, и 395-й стрелковой дивизией, действующей в районе Барута.

— Обеспечить быструю постановку новых боевых задач войскам и контроль за их исполнением.

— Дальнейшие задачи — дополнительно.

— Связь со мной осуществлять путём подключения в существующие линии связи. Дублируется с ПКП офицерами связи на самолётах».

В качестве напутствия было указано: «Метод работы вам известен: крепко держать противника “за усы”, а в “лапы” ему не попадаться. При необходимости отходить по оси прорыва, не теряя наблюдения за противником. Проявлять разумную инициативу в полном объёме предоставленных прав, вплоть до отдачи распоряжений от имени командования фронта в случаях, не терпящих промедления».

Офицеры-управленцы ВПУ были обеспечены картами масштаба 1 : 100 000 в целях более детального ориентирования на лесистой местности.

Мы убыли к месту назначения через Люккау — Гольсен. На участке шоссе Гольсен — Барут обгоняли эшелоны войск 28-й армии. Из последовательных опросов начальников эшелонов выяснилось, что командир 3-го гвардейского стрелкового корпуса впереди.

В 15.20 группа офицеров ВПУ прибыла на южную окраину Барута. Этот район в данное время обстреливался артиллерийским огнём из лесов с северо-востока. В марше войск происходили заминки, появились убитые и раненые. На окраине города произошла встреча с командиром 3-го гвардейского стрелкового корпуса гвардии генерал-майором П.А. Александровым. Он был обеспокоен неясностью обстановки.

После краткого взаимного представления и обмена информацией стало известно, что основные силы корпуса прошли через Барут, замыкающая дивизия выходит в район этого города. Походные колонны войск корпуса севернее Барута неожиданно подверглись атакам. Дивизии частично развернулись и отражают атаки. Войска впереди идущего корпуса вошли в район Цоссена.

Тем временем личный состав ВПУ установил связь с ПКП фронта в ближайшем доме и передал донесение об обстановке. С ПКП последовало распоряжение ген. Костылева пригласить командира корпуса к телефону. Командующий фронтом Конев, подключившись в линию, в 15.30 отдал командиру корпуса приказ: корпусу немедленно перейти к обороне рубежа Барут — Цоссен. Наиболее прочно оборонять рубеж Барута как узел шоссейных дорог, ведущих на запад. На флангах установить боевое взаимодействие с соседями. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru