Инициативы генерал-фельдмаршала Г.Б. Огильви по реформированию русской армии в 1704—1705 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье освещается деятельность Г.Б. Огильви (австрийского генерал-фельдмаршал-лейтенанта) на русской службе. Раскрыта значимость его инициатив для проведения петровских военных реформ, показан его вклад в создание русской регулярной армии.

Summary. The article highlights the activities of G.B. Ogilvy (Austrian Lieutenant-Field Marshal) in the Russian service. The importance of his initiatives for Pyotr the Great’s military reforms is revealed, his contribution to the Russian regular army’s creation is shown.

ВЕЛИКАНОВ Владимир Сергеевич — редактор военно-исторического журнала «Старый цейхгауз» (Фонд «Русские витязи»), кандидат экономических наук

(Москва. E-mail: vladvelikanov@inbox.ru).

 

ИНИЦИАТИВЫ ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛА Г.Б. ОГИЛЬВИ ПО РЕФОРМИРОВАНИЮ РУССКОЙ АРМИИ В 1704—1705 ГГ.

 

В период 1704—1705 гг. произошли существенные изменения в организации и системе управления русской армии. Часть из них была напрямую связана с деятельностью генерал-фельдмаршала Георга Огильви, чьё имя оказалось незаслуженно забытым среди тех, кто помогал Петру I в создании регулярной армии. В отечественной литературе с давних пор Огильви обычно характеризуется односторонне — как слабый «иноземный полководец», мало чем себя проявивший под Нарвой и Гродно. Но в данной статье пойдёт речь об Огильви как инициаторе важных организационных реформ в русской армии, реализованных Петром I.

Для того чтобы оценить преобразования, проведённые в 1704—1705 гг., необходимо сказать несколько слов о состоянии российских вооружённых сил к началу 1704 года. На тот момент в России отсутствовал единый централизованный орган управления войсками: формирование, комплектование, снабжение и управление ими находились в ведении нескольких различных ведомств — приказов. Главную роль играл созданный в 1701 году Приказ военных дел. В его ведении находились 40 солдатских и драгунских полков, составлявших основу полевой армии. Однако часть — в ведении других территориальных и функциональных приказов, наиболее крупным из которых был Разрядный. Также отдельным ведомством являлся Приказ артиллерии, отвечавший за производство, снабжение и применение материальной части артиллерии, а также самостоятельно ведавший составом артиллеристов и мастеровых. Указанная децентрализация приводила к отсутствию точных данных об организации и численности вооружённых сил, что оборачивалось серьёзными проблемами в финансировании и снабжении. В частности, в январе 1703 года из-за отсутствия точных сведений о численности и должностях затраты на армию были определены по расходным книгам 1701 года1.

Комплектование войск осуществлялось за счёт добровольной вербовки (так называемой вольницы) и принудительных наборов «даточных людей» из крестьян, посадских людей и других категорий населения. При этом принудительные наборы проводились нерегулярно и каждый раз на новых условиях2. В частности, в ходе набора по указу от 11 декабря 1702 года в армию забирали городскую бедноту — посадских людей, имевших доход меньше 30 рублей в год. В ходе следующего набора по указу от 1 октября 1703 года в армию брали каждого пятого дворового человека и каждого седьмого «делового» (то есть мастерового) «с бояр и окольничих и думных, и ближних и всяких чинов служилых и купецких людей»3. Если пехота комплектовалась за счёт «вольницы» и «даточных», то кавалерия — исключительно за счёт помещиков — дворян и детей боярских. Первый набор помещиков в регулярную конницу (в драгуны) прошёл зимой 1700/01 года, и в последующем подобные наборы происходили неоднократно. В результате к 1706 году почти все годные к строевой службе дворяне были принудительно призваны на службу, исключение составили лишь наиболее знатные и состоятельные помещики, за которыми сохранили прежнее право нести военную службу в поместной коннице за свой счёт. Набор всех категорий шёл «бессрочно», то есть фактически подразумевал личную пожизненную службу.

В оперативном плане войска были разделены на несколько корпусов (воеводских полков), состоявших из полков, относившихся к различным ведомствам, что затрудняло их централизованные учёт и снабжение. Все корпуса действовали отдельно друг от друга, и их командующие подчинялись непосредственно Петру I. На главном театре военных действий, в Ингерманландии (Ижорской земле), к началу 1704 года действовали три независимые группировки (корпуса). Наиболее крупная из них под командованием генерал-фельдмаршала Б.П. Шереметева базировалась в районе Пскова и носила название «Большой полк» (т.е. главная армия). В Санкт-Петербурге находились войска генерала А.И. Репнина, в районе Яма и Копорья — корпус ладожского воеводы П.М. Апраксина. В армии отсутствовало единоначалие, и генерал-фельдмаршал Б.П. Шереметев (формально — главнокомандующий) командовал лишь своим корпусом и не мог отдавать напрямую приказы командующим другими корпусами. Кроме этого, весной 1704 года группировки русских полевых войск находились в Смоленске и Литве (корпус генерала Б.С. Корсака4), на Левобережной Украине (корпуса П.И. Хованского и С.П. Неплюева) и в Киеве (корпус Д.М. Голицына, позднее И.Р. Паткуля5).

В солдатских (пехотных) полках к середине 1704 года отсутствовали единые штаты. Ещё со второй половины XVII века большинство солдатских полков «нового строя», как правило, состояли из 10 рот, практика создания в полках отдельных гренадерских рот отсутствовала. Новые солдатские полки, сформированные в 1700 году в Москве, первоначально состояли из 12 фузилёрных (мушкетёрских) рот общей численностью 1238 человек. Солдатские полки, набранные А.И. Репниным летом 1700 года в Поволжье, первоначально также должны были состоять из 12 рот, но на самом деле включали до 9 рот, в том числе гренадерскую. В последующем из-за потерь в личном составе, в первую очередь офицерах, число рот в полках постоянно сокращалось. Например, в 12-ротном полку Н.Н. Балка (с 1708 г. — Новгородский) одна рота была расформирована в 1702 году, ещё одна в 1703 и одна — в 17046. В мае 1701 года из 15 солдатских полков корпуса А.И. Репнина 8 полков состояли из 9 рот, 3 — из 11, 2 — из 10 и один — из 8 рот7. В корпусе ладожского воеводы П.М. Апраксина в 1703 году солдатский полк Гурика состоял из 9 рот, Купера — 8, Бильса и Гундертмарка — 7, Инглиса — 58. Шереметевым в июне 1703 было предложено привести все полки к единой 10-ротной организации, при которой полки должны были насчитывать по 1056 «начальных людей, урядников и рядовых»9, однако данное предложение полностью реализовано не было. В результате к началу 1704 года пехотные полки насчитывали от 8 до 12 рот по 70—100 нижних чинов. В кавалерии в отличие от пехоты почти все драгунские полки состояли из 10 рот по 100 нижних чинов при 3 офицерах.

В таком состоянии русскую армию в июне 1704 года застал нанятый на русскую службу в чине генерал-фельдмаршала Георг Бенедикт Огильви. Он родился 19 марта 1651 года в семье шотландского офицера на австрийской службе Георга Якоба Огильви, бывшего на тот момент комендантом замка Спилберг в чешском городе Брно. Поступив на австрийскую службу в 13 лет простым пикинёром в полк Лесли, Георг Бенедикт дослужился к 1703 году до чина генерал-фельдмаршал-лейтенанта (соответствовал чину генерал-поручика в русской армии). Переговоры о поступлении Огильви на русскую службу начались ещё в 1702 году, однако согласование деталей контракта затянулось, он прибыл в Россию лишь в мае 1704 года и уже 27 июня был назначен Петром I главнокомандующим русской армией под Нарвой и Ивангородом.

Практически сразу же после вступления в должность Огильви столкнулся с целым рядом проблем, связанных с низкой воинской дисциплиной и отсутствием в армии единоначалия. Осадная армия под Нарвой и Ивангородом состояла из двух отдельных корпусов — генерала А.И. Репнина и ладожского воеводы П.М. Апраксина, а также драгунской конницы из «Большого полка» Б.П. Шереметева под командованием полковника К.-Э. Рённе. Репнин и Апраксин считали себя командующими независимыми корпусами, не стремились взаимодействовать друг с другом и неохотно исполняли указы формального командующего Огильви.

На полковом уровне солдаты и офицеры выполняли команды только своих непосредственных полковых командиров и не подчинялись указаниям старших офицеров из других полков и генералов («должного послушания не показывают», по словам Огильви). Даже в боевой обстановке приказы «чужих» офицеров и самого Огильви не исполнялись («повинной должности против неприятеля не исполняют»), отсутствовало взаимодействие между полками. Лагерная служба также была организована плохо, отсутствовали регулярные караулы и контроль за порядком в лагере. Для решения этих проблем Огильви предлагал Петру I в своём письме от 20 июля как можно скорее издать указ о «верхоначалии воинских чинов», независимо от того, кто к какому полку или бригаде относится, и объявить его под барабанный бой войскам10. Кроме этого, он предлагал ввести в полках, находившихся в лагере, обязательные караулы фиксированной численности для поддержания порядка и охраны имущества11. Также в ходе осады Нарвы Огильви были подготовлены предложения по ведению осады12 и разработан подробный порядок ведения осадных работ13, а в дальнейшем им была составлена детальная диспозиция штурма 9 августа. Таким образом, с самого начала службы в России Огильви предпринимали усилия по регламентации и организации российских вооружённых сил в соответствии с практикой, принятой в то время в большинстве европейских армий. Однако ни одно из его предложений летом 1704 года принято не было. Что касается Нарвы, то под непосредственным руководством самого Петра I она была взята штурмом 9 августа.

На основе опыта и информации, полученных в ходе летней кампании 1704 года, осенью того же года Огильви — внёс ряд предложений по реорганизации русской армии. В первую очередь он предлагал определить состав полевой армии, расписать полки на бригады и дивизии и ввести в полках единые штаты. В письме Петру I от 12 октября 1704 года Огильви представил проект «Генерального расписания всем регулярным конным и пехотных Его царского величества полкам, как оные по данному фельдмаршалом Огильви проекту управляеми быть могут». Согласно этому документу полевая армия должна была состоять из 30 пехотных (66 батальонов) и 16 драгунских (96 эскадронов) полков под общим командованием одного генерал-фельдмаршала (в этой роли Огильви видел самого себя).

К проекту было приложено расписание, по которому пехота должна была быть разделена на 2 дивизии (в боевом порядке линий) под командованием генерал-лейтенантов, каждая по 4 бригады (3—5 полков) под командованием генерал-майоров. Кавалерия также должна была состоять из 2 дивизий, каждая из 2 бригад по 4 драгунских полка14. За основу для «Генерального расписания» Огильви взял табель русской осадной армии под Нарвой 15 августа 1704 года. В том же письме Огильви были также предложены и новые штаты пехотных и драгунских полков. Пехотный полк должен был состоять из 1 гренадерской и 8 фузилёрных рот, каждая по 150 человек (в т.ч. 119 рядовых), сведённых в 2 батальона общей численностью 1364 человека. Драгунский полк должен был состоять из 12 рот по 100 человек (в т.ч. 87 рядовых) общей численностью 1213 человек15.

8 ноября 1704 года Огильви изложил царю дальнейшие меры по повышению боеспособности армии. В частности, он предлагал «раздать пехоте ружьё равного калибра», исправить недостаток «в мундире, боковом оружии, сумах и прочем» и учредить полевую артиллерию. Он ещё раз говорил Петру I о необходимости доверить командование всей армией одному человеку и предлагал пригласить на службу как можно больше иностранных офицеров16. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 19. Оп. 1. Ч. 1. Д. 1. Ч. 8.

2 Подробнее см.: Автократов В.Н. Военный Приказ (К истории комплектования и формирования войск в России в начале XVIII в.). // Полтава. К 250-летию Полтавского сражения. М., 1959. С. 228—245.

3 Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1-е. Т. 4. № 1994. СПб, 1830. С. 225.

4 Подробнее см.: Великанов В.С. «Якобштадтская конфузия»: русский корпус Б.С. Корсака в сражении при Якобштадте 5 августа 1704 г. // Старый Цейхгауз. 2013. № 5 (55). С. 82—89.

5 Подробнее см.: он же. Русский вспомогательный корпус на польско-саксонской службе, 1704—1706: организация и численность. // Старый Цейхгауз. 2012. № 46 (2/2012). С. 84—91.

6 Татарников К.В. Русская полевая армия, 1700—1730: обмундирование и снаряжение. М., 2008. С. 20.

7 РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 90. Л. 89—103.

8 Там же. Смотренные списки. Д. 77. Л. 43—48.

9 Письма к государю императору Петру Великому от генерал-фельдмаршала, тайнаго советника малтийскаго, св. апостала Андрея, Белаго орла и прусскаго ордена кавалера, графа Бориса Петровича Шереметева. Ч. 1. М.: Изд-во Имп. ун-та, 1778. С. 187, 188. (№ 58 от 24 июня 1703 г.)

10 РГАДА. Ф. 9. Отд. 2. Д. 3. Л. 429, 429 об.

11 Там же. Л. 430 об. Всего в караулах должно было быть по 77 человек на полк: 1 прапорщик, 6 капралов, 8 ефрейторов, 2 барабанщика, 60 рядовых.

12 Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великаго. Т. 4. Ч. 2. СПб., 1863. С. 312, 313. (Письмо Огильви без точной даты, вероятно, относится к концу июня 1704 г. Прим. авт.)

13 Мегорский Б.В. Новые сведения об осадных работах под Нарвой (к 310-й годовщине взятия крепости) // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Труды Пятой междунар. научно-практич. конференции, 14—16 мая 2014 г. Ч. 3. СПб.: ВИМАИВиВС, 2014. С. 164—166.

14 Устрялов Н.Г. Указ. соч. С. 486.

15 Там же. С. 478—481. Исключение должны были составить Преображенский, Семёновский и Ингерманландский полки из одной гренадерской и 16 фузилёрных рот, сведённых в 4 батальона.

16 РГАДА. Ф. 9. Отд. 2. Д. 3. Л. 135, 136, 143—144 об.