Суда медицинского назначения в современной российской фалеристике

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе архивных материалов, дополненных сравнительными оценками других публикаций на эту тему и соответствующими иллюстрациями, исследуется роль военных госпитальных судов в ходе боевых действий.

Summary. This article, based on archival materials supplemented with comparative evaluations of publications on this topic and relevant illustrations, explores the role of military hospital ships in combat actions.

Военная символика

 

ЦЫМБАЛ Александр Николаевич — заведующий (главный врач) консультативно-диагностической поликлиники ФГКУ 442 ВКГ МО РФ, полковник медицинской службы запаса, Заслуженный врач РФ, кандидат медицинских наук, доцент

(Санкт-Петербург. E-mail: fgku442vkg.KDP@mail.ru)

 

Суда медицинского назначения в современной российской фалеристике

 

Предлагаемая читателям статья имеет, казалось бы, касательное отношение к военно-исторической теме — основе содержания нашего журнала. Но, учитывая современное развитие Военно-морского флота (ВМФ) России, в том числе госпитальных судов, она приобретает в наши дни всё большую значимость. Подтверждением может служить заседание коллегии Министра обороны РФ двухгодичной давности, где отмечалась острота и актуальность этой темы, созвучной с концепцией развития Вооружённых сил (ВС РФ) до 2020 года.

Помимо того, с помощью исторического и иллюстративного материала автор статьи освещает подходы и инженерные идеи при решении проблем судов медицинского назначения в других современных флотах. На фалеристическом материале представлены разнообразные примеры увековечения, различия в реализации проектов госпитальных и санитарных судов, как в России, так и в иностранных государствах. Приведена также современная классификация фалеристических знаков, их краткое описание. Статья, дополняющая уже известные публикации по истории, тактике применения и строительству госпитальных судов, представляет несомненный интерес как для военных историков, военных моряков и медицинских работников, так и для широкого круга читателей.

 

Фалеристика, уместно напомнить, это вспомогательная историческая дисциплина, изучающая этапы формирования и развития наградного дела по соответствующим знакам отличия и другим, связанным с ними, источникам. Ведь о применении судов в интересах раненых и больных воинов осталось много древних свидетельств. По историческим «скрижалям» известно, к примеру, что ещё в V веке до нашей эры в составе Афинского флота состояло специальное судно под названием «Therapia», предназначенное для оказания врачебной помощи морякам, а также для лечения и эвакуации больных. В Древнем Риме боевые действия на море обеспечивало судно соответствующего назначения «Aescularius»1.

В период более поздней цивилизации специальные госпитальные суда появились в XVII веке с развитием и становлением флотов как стратегических и постоянных боевых формирований. Освоение просторов Мирового океана, войны за колонии в отрыве от баз метрополий заставили высших морских командиров того времени решить вопрос медицинского обеспечения личного состава созданием госпитальных судов. Начиная с XVIII века эти суда становятся обязательной составляющей всех крупных флотов. Присутствие на палубах, в кубриках, каютах, трюмах раненых и больных, нуждавшихся в экстренной помощи и основательном лечении, снижало боевые возможности участвовавших в сражении кораблей и подрывало моральное состояние их личного состава. Но тем не менее вплоть до второй половины XIX века для упомянутых целей выделялись обычные плавсредства устаревших конструкций, не пригодные для выполнения боевых задач. Специального переоборудования судов не проводилось, медицинская помощь, лечение и уход за моряками на них были самыми примитивными. Основным тактическим приёмом использования судов медицинского обеспечения в этот период являлось сопровождение боевых кораблей. Госпитальные суда включались в походные порядки эскадр в период плавания, а в ходе сражения находились во втором эшелоне. Эта тактика способствовала быстрой эвакуации раненых и больных с боевых кораблей и облегчала охрану и оборону специальных плавсредств от неприятеля2.

В русском флоте тактика применения судов медицинского назначения связана с реформами Петра I. К примеру, в 1695 году (1-й Азовский поход) специально выделили по царскому велению несколько стругов: особые для доктора Григория Карбонария и под аптекарскую казну, а также для больных (9 ед.) и под судовые бани. При строительстве 22 галер петровского флота в 1696-м намечалось иметь под палубой на каждой из них отдельное помещение для медицинских нужд.

Большими санитарными потерями сопровождались морские сражения на Балтике. Это и вынудило выделять из состава боевого флота спецсуда уже целенаправленно. Так, в 1712 году фрегат «Санкт-Петербург» был использован как госпитальное судно (ГС) при эвакуации раненых из Риги в северную столицу. Первым же обустроенным соответствующим образом плавсредством петровской поры можно считать судно «Святой Николай» («Nikolas»), купленный в Голландии в 1713 году. Впрочем, и он вначале предназначался для боевых действий, но в последующем был переоборудован в санитарный транспорт и включён в состав эскадры (1715—1717 гг.). В 1714-м Пётр I приобрёл в Голландии судно «Strafford», тоже переоборудованное для медицинских целей3.

До 1855 года для эвакуации раненых и их лечения в русском флоте значились как ГС более 30 грузопассажирских и боевых кораблей. В дальнейшем, с развитием тактики применения морских сил и средств на значительном удалении от военно-морских баз возникла необходимость оказания медицинской помощи большому количеству раненых и больных посредством плавучих госпиталей. Так, в Русско-японской войне 1904—1905 гг. принимало участие 5 ГС («Орёл», «Кострома», «Монголия», «Ангара» и «Казань») с расчётом одно на 500 больничных мест (эскадра в составе 16—18 вымпелов). Находились они в стороне от сражающихся кораблей, но на минимальном удалении, позволявшем быстро оказывать медпомощь.

В ходе боевых действий в Первой мировой войне (1914—1918 гг.) появились новые тактические приёмы использования спецсудов. Это было медицинское обеспечение выдвинутых далеко вперёд минно-артиллерийских позиций и лёгких сил флота в манёвренных пунктах базирования, развёрнутых к фронту передовых баз для обеспечения временной стоянки сил флота, высадки морских десантов на острова и приморские участки фронта.

В начале Великой Отечественной войны в составе советского ВМФ было два госпитальных судна — «А. Жданов» на Балтийском и «Воронеж» на Северном флотах4.

Современные ГС — корабли специальной постройки или переоборудованные пассажирские лайнеры (вспомогательные суда), предназначенные для оказания установленных объёмов и видов медицинской помощи и эвакуации раненых и больных в базовое лечебное учреждение5. Их деятельность определяется давними Гаагскими конвенциями (1899 и 1907 гг.) с несколькими обязательными требованиями. В числе прочих такие: спецсредство должно быть ясно обозначено как госпитальное; обязано предоставлять медпомощь представителям любой нации; не использоваться в военных целях; не вмешиваться в боевые действия или препятствовать боевым судам противоборствующих сторон, которые в свою очередь вправе обыскать любое госпитальное судно на предмет нарушения вышеупомянутых условий.

В случае нарушения хотя бы одного из этих требований ГС автоматически лишается подзащитных прав и может быть уничтожено на законных основаниях. И наоборот — преднамеренная атака и уничтожение госпитального судна без веских причин считается в соответствии с международным правом военным преступлением.

Чтобы ГС было легко распознать в море, оно обычно окрашивается в «международные» цвета: горчичного цвета — трубы, полностью белый корпус с продольной зелёной полосой, прерываемой тремя красными крестами. Помимо того существует и медицинский флаг (белый с красным крестом). Такая фалеристическая примета гарантирует судну безопасность от военных воздействий и придаёт ему статус неприкосновенного6.

Кроме ГС для проведения морских лечебно-эвакуационных мероприятий широко применялись и будут применяться санитарные транспорты (СТ) и санитарно-транспортные суда (СТС), то есть переоборудованные под медицинские задачи плавсредства морского и речного флотов.

Сегодня фалеристика госпитальных судов, в отличие от их изображения на рисунках, фотографиях, вымпелах, крайне ограничена из-за малого количества ГС, претендующих на увековечение их, скажем, в металле и вошедших в историю, а те, которые этого достойны, изображены малым тиражом. К тому же данная тема из-за её чрезвычайной редкости в деталях широко не известна ни морскому, ни медицинскому сообществам. Чтобы каким-то образом уменьшить «малоизвестность» не такого уж и ненужного дела, уместно, думается, кроме кратких исторических справок представить и современные (не наградные) знаки. Они позволят охарактеризовать исторический срез в развитии фалеристики госпитальных судов военно-морских флотов и изложить сравнительные особенности подходов разных государств к практической реализации проектов ГС.

Но какие же спецсуда особо отличились? Вот одно из них — ГС «Орёл» Российского общества Красного Креста (РОКК), сопровождавшее 2-ю Тихоокеанскую эскадру в походе вокруг Африки и во время Цусимского сражения. Оно, как плавучий госпиталь, насчитывало 86 врачей, 20 медсестёр, 10 санитаров и 15 помощников. Его медицинское оснащение включало: операционное, 2 перевязочных, стерилизационное помещения, 9 палат на 444 койки, рентгенографический аппарат, лабораторию, аптеку, опреснитель. «Орёл» стал косвенным, так уж получилось, виновником того, что Цусимское сражение состоялось именно 14 мая 1905 года. В 2 ч 28 мин. утра опознавательные огни парохода были замечены японским вспомогательным крейсером «Синано-Мару», проводившим разведку. Не случись это, по мнению многих историков, наша 2-я Тихоокеанская эскадра, шедшая в сумраке и тумане без огней, могла бы пройти место сражения незамеченной. «Орёл» же был японцами остановлен и досмотрен в 10 морских милях к западу от острова Окиносима и отведён под конвоем в бухту Миура. Поводом для «ареста» ГС, послужило то, что во время прохождения Цусимского пролива эскадрой «Орёл» держался на траверзе её боевых сил7.

В Первую мировую войну в учреждениях РОКК с учётом огромных фронтов состояли многие госпитальные суда, в том числе — «Португалия», «Экватор», «Пётр Великий», «Вперёд», «Атене» и другие, а также приспособленные к санитарным нуждам самоходные баржи и катера. Поскольку в России строго придерживались международных конвенций о законах ведения войны, то все ГС были заблаговременно зарегистрированы и признаны иностранными государствами. Но так как их состав быстро изменялся, а эвакуация больных и раненых осуществлялась строевым командованием, то они тесно взаимодействовали с войсковыми транспортами8. Например, на Чёрном море к 1915 году была создана флотилия из 100 транспортов. В её состав входили 4 госпитальных судна: «Португалия», «Атене», «Вперёд» и «Пётр Великий». Кроме того, для эвакуации было приспособлено ещё 10 транспортов. Значительная часть раненых эвакуировалась также на боевых кораблях9. Например, в 1912 году, когда в Ревеле и Свеаборге не было морских медицинских учреждений, больные оттуда доставлялись в Кронштадт на миноносцах. В соответствии с циркуляром штаба командующего Морскими силами Балтийского моря от 22 июня 1912 года № 357 такая транспортировка осуществлялась еженедельно по пятницам эсминцами «Украина», «Уссуриец», «Москвитянин» и «Доброволец». Несмотря на то, что русские ГС были зарегистрированы в международной организации Красного Креста и признаны правительствами воюющих государств, о чём уже упоминалось, зафиксированы многочисленные факты их уничтожения вражеской стороной10. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Более подробно см.: Никитин Е.А. Госпитальные суда. СПб.: «Судостроение», 1992.

2 Там же.

3 Интернет-ресурс: http://ru.wikipedia.org.

4 Интернет-ресурс: http://armyman.info.

5 Интернет-ресурс: http://alternathistory.org.ua.

6 Интернет-ресурс: http://ru.wikipedia.org.

7 Центральный военно-морской архив (ЦВМА). Ф. 10. Д. 9096. Л. 45; Д. 32780. Л. 8.

8 Арндт Е.М. Звёзды в чужом небе // Огонёк. 1965. № 35. С. 30. (Е.М. Арндт служила на «Орле» сестрой милосердия, была участницей Цусимского сражения).

9 Гейман Л.К. Отчёт врача, заведующего делопроизводством на плавучем госпитале «Орёл» в 1904—1905 гг. // ВРОКК. 1906. № 17. С. 307—309; № 18. С. 321, 322; № 19. С. 339, 340.

10 Интернет-ресурс: http://ship.bsu.by.