Развитие военно-уголовного законодательства в России в первой половине XIX века (1812—1867 гг.)

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследуется уголовная политика в России в первой половине XIX века, основным направлением развития которой являлась кодификация, т.е. издание свода всех военно-уголовных законов с учётом накопившихся изменений.

Summary. This paper we investigates the criminal policy in Russia in the first half of the XIX century, the main focus of which was codification, i.e. edition of a set of all military criminal laws, taking into account the accumulated changes.

ЕРМОЛОВИЧ Ярослав Николаевич — докторант кафедры уголовного права Федерального государственного казённого военного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Военный университет», кандидат юридических наук

(Москва. E-mail: Yaroslaverm@mail.ru)

 

«СОБРАНИЕ ОЧИЩЕННЫХ, ПРИВЕДЁННЫХ В ПОРЯДОК И ЯСНОСТЬ, ДОПОЛНЕННЫХ И ВО МНОГОМ ИСПРАВЛЕННЫХ, НО… ПРЕЖНИХ УГОЛОВНЫХ НАШИХ ЗАКОНОВ»

Развитие военно-уголовного законодательства в России в первой половине XIX века (1812—1867 гг.)

 

В начале XIX века правительство России пришло к пониманию необходимости кодификации действовавшего законодательства в целях оптимизации и упрощения работы с законодательными актами. Кодификация была призвана упорядочить законодательство с учётом ряда внесённых изменений, т.е. издать все документы в актуальной редакции.

Первые кодификационные комиссии были созданы ещё в период царствования Павла I, однако кодификационная работа была завершена только при императоре Николае I. Вместо нового уложения все законы, действовавшие и отменённые, были собраны и изданы в 1830 году под названием «Полное собрание законов». На основании Собрания законов в 1832 году был издан 1-й Свод законов, который вступил в силу с 1 января 1835 года. Всего было издано 15 томов свода и 56 томов Полного собрания законов. Первое издание Свода законов было осуществлено в 1832 году, за ним последовали два полных (1842, 1857 гг.) и шесть неполных (1833, 1876, 1885, 1886, 1887, 1889 гг.) изданий1. Причём все действовавшие общеуголовные законы были собраны в XV томе Свода законов. Таким образом, начался процесс разделения общеуголовного и военно-уголовного законодательства.

В это же время происходила кодификация военного законодательства. Все военные законы, в том числе и военно-уголовные, были изданы отдельно в виде Свода военных постановлений. В Полном собрании законов был опубликован лишь Манифест «Об издании Свода военных постановлений», который вводил его в действие с 1 января 1840 года2. В манифесте отмечалось, что Свод военных постановлений ничего не изменяет в действующем законодательстве, а лишь приводит его в единообразие и порядок.

Все изменения военного законодательства должны были издаваться в виде продолжений Свода военных постановлений ежегодно. По мере накопления изменений законодательства переиздавался весь Свод военных постановлений. Так, до Октябрьской революции 1917 года вышли три редакции Свода военных постановлений: в 1838, 1859 и 1869 гг. Свод военных постановлений 1859 года отличался от первого издания лишь наличием 9 продолжений, изданных до 1 января 1859 года, а по структуре полностью повторял первое издание. Издание же 1869 года представляло собой качественно иное собрание военного законодательства. Свод военных постановлений 1869 года переиздавался 5 раз, последняя книга была издана в 1918 году. Некоторые книги Свода военных постановлений 1869 года так и не были изданы или были заменены отдельными правовыми актами. К своду 1869 года издавались отдельными книгами продолжения, кроме того, существовали отдельные акты военного законодательства, не вошедшие в Свод военных постановлений, действовали отдельные неотменённые нормы предыдущих изданий свода. Таким образом, задача полностью кодифицировать военное законодательство так и не была решена до Октябрьской революции 1917 года.

1-е и 2-е издания Свода военных постановлений состояли из 5 частей (12 томов). Военно-уголовное законодательство было собрано в V части под названием «Устав военно-уголовный», состоявший из двух книг в одном томе (т. XII). Первая книга называлась «О преступлениях и наказаниях», вторая — «О военном суде»3. Таким образом, законодатель не проводил разграничения между материальными и процессуальными военно-уголовными законами.

Устав военно-уголовный 1839 года делился на общую и особенную части, что являлось существенным достижением для того времени. В общей части давалось определение преступления, под которым понималось всякое деяние, запрещённое военно-уголовным законом под страхом наказания, т.е. выделялись всего два признака преступления: специальная противоправность и наказуемость. Проводилось разграничение между общеуголовными преступлениями и воинскими, преступлениями военного и мирного времени, преступлениями и дисциплинарными проступками, также проводилось разграничение между умышленными преступлениями, неумышленными (неосторожными) и случайными деяниями. Причём указывалось на неосторожность в форме легкомыслия и небрежности. Вводился институт стадий совершения преступления: умысел (выраженное в действии намерение совершить преступление), покушение, оконченное преступление. Был предусмотрен институт соучастия. К соучастникам относились: зачинщики, помощники и участники (в т.ч. попустители и недоносители) и укрыватели, а также предусматривалась особая форма соучастия — преступление, совершённое целой командой, ротой, батальоном. В особенной части устава содержались указания на главных виновников и зачинщиков.

К общей части также относилось учение о наказании. Система наказаний Устава военно-уголовного 1839 года включала в себя: 1) смертную казнь; 2) наказания, связанные с лишением или ограничением свободы: ссылка на каторжную работу, на поселение в отдалённые губернии, заключение в арестантские роты, заточение в крепости, арест на гауптвахте, отдача в солдаты; 3) лишение прав: политическая смерть (с 1753 г.), гражданская смерть, лишение всех прав состояния, шельмование, лишение дворянства, чинов, орденов, знаков отличия, патентов, отставки, временных отпусков, испрошение прощения, исключение из военного звания, отрешение от должности, отставление и исключение из службы, изгнание из армии, высылка за границу, перевод в другие части войск; 4) телесные наказания: клеймение, прогнание сквозь строй (шпицрутены), кнут и плети (применялись исключительно к казакам вместо шпицрутенов); 5) церковные наказания (церковное покаяние, смирение, исправление и увещание, лишение христианского погребения).

В качестве новелл (итал. novella — новость. — Прим. авт.) военно-пенитенциарного законодательства следует отметить широкое внедрение наказаний, связанных с лишением свободы. Были созданы военно-пенитенциарные учреждения — гауптвахты и арестантские роты. Однако исполнение наказаний в арестантских ротах в тот период было связанно с исключением с военной службы. Арестантские роты, созданные в 1823 году, нельзя признать в полном смысле военно-пенитенциарными учреждениями, поскольку, кроме военнослужащих, в них содержались бродяги, осуждённые по военно-уголовным законам, и гражданские лица, осуждённые как военными, так и общими судами. Основным критерием направления в арестантские роты была способность работать, причём на работах, связанных с обслуживанием портов и крепостей. Направить в арестантские роты можно было как бессрочно, так и на определённый срок. Соответственно все заключённые делились на три категории: срочные, бродяги и «всегдашние». Все осуждённые должны были носить кандалы, а в свободное от работы время заниматься строевой подготовкой. Командовали арестантскими ротами строевые офицеры и унтер-офицеры. За «леность и нерадение к работам» осуждённых было предписано наказывать на месте до 50 ударов унтер-офицерской тростью, а также за совершение дисциплинарных проступков розгами от 50 до 150 ударов. В случае совершения осуждённым преступления по решению суда применялось наказание шпицрутенами. В качестве исправительной меры была предусмотрена возможность перехода из бессрочных в срочные арестанты после 10 лет «хорошего» поведения. Осуждённые на определённый срок военнослужащие после его отбытия переводились в военно-рабочие роты, а при не способности к службе оставались в арестантских ротах ещё на 15 лет, после чего получали свободу. Осуждённые бессрочно военнослужащие через 10 лет могли быть переведены в разряд срочных, а ещё через 5 лет переведены в военно-рабочие роты, при этом неспособные к работам оставались в арестантских ротах ещё на 10 лет, после этого получали свободу. Если освобождённый военнослужащий был годен к военной службе, то его направляли для службы во внутреннюю стражу. С отменой телесных наказаний в 1863 году арестантские роты были преобразованы в военно-исправительные роты4.

Кардинально был изменён подход к смертной казни. Из основного наказания она превратилась в исключительную меру, применявшуюся только в военное время, а в мирное время только в трёх случаях: 1) совершения государственного преступления, дело о котором рассматривалось Верховным уголовным судом; 2) совершения преступления, связанного с нарушением правил карантина; 3) побега к горцам или в Турецкую империю. Смертная казнь заменялась лишением всех прав состояния и ссылкой в Сибирь на каторжную работу для офицеров и нижних чинов, изъятых от телесных наказаний, и для остальных — шпицрутенами, исключением с военной службы и ссылкой на каторжную работу. Причём институт замены смертной казни для лиц, изъятых от телесных наказаний, был введён в 1753 году, а ограничение на применение смертной казни только в военное время было установлено в 1812 году. Это свидетельствует о гуманизации уголовной политики, видимо, под влиянием идей просвещения, её переориентации на превалирование наказаний, связанных с лишением свободы. Однако цели наказаний и цели уголовной ответственности в общем не претерпели заметных изменений, по-прежнему основной целью наказаний являлось возмездие, устрашение и предупреждение. Большинство наказаний сопровождались исключением с военной службы, причём это практически являлось целью воинских наказаний.

Современниками, однако, отмечались злоупотребления при назначении наказаний, в частности, произвол в применении наказаний, несоответствие наказания тяжести совершённого преступления, подмена юридического и фактического содержания наказания (например, шпицрутены с прогоном через строй в 500, 1000 человек, или 6000 ударов, как правило, приводили к смерти), отсутствие чётких разграничений между дисциплинарными взысканиями и уголовными наказаниями. Каторга как высшее наказание, назначавшееся за воинские и общие преступления, применялась иногда и без суда. Сохранялся институт преступлений с неопределёнными наказаниями. Из воинских наказаний наибольшим распространением в первой половине XIX века пользовались телесные наказания в отношении нижних чинов и разжалование в отношении офицеров. По свидетельству известного писателя и публициста, офицера и военного юриста Н.И. Фалеева, первое выросло в чудовищную форму, второе выродилось во всеобъемлющую кару, ни то, ни другое наказание не только не достигали целей, но даже уничтожали всякое представление о цели5.

Современники к числу причин воинской преступности относили: постепенное отчуждение военного быта от гражданской жизни и обычаев, равнодушие к чужим страданиям вследствие «беспрерывных зрелищ ужаса и бедствий на ратном поле и в разоряемых войною странах», корыстные побуждения, власть, которую даёт оружие над мирными и беззащитными жителями. Нецелесообразным считалось применение в военное время наказаний, связанных с лишением свободы, поскольку в случае удаления преступника из армии, во-первых, снижалась её численность, во-вторых, это служило неблагоприятным фактором, влиявшим на преступность других военнослужащих, воспринималось как способ, позволявший избежать тягот и лишений в действующей армии. По этим причинам эффективными в условиях военной службы в военное время считались только телесные наказания и смертная казнь6. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Исаев И.А. История государства и права России. Учебник. М., 2004. С. 397.

2 Ст. 12 468. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. (ПС РИ II). Т. XIV. Отд. I. СПб., 1840. С. 578.

3 Свод военных постановлений. Ч. V. Устав военно-уголовный. Кн. 1. О преступлениях и наказаниях. СПб., 1839. 160 с.

4 См.: Военная энциклопедия. Т. 3. СПб., 1911. С. 18—20; Военный энциклопедический лексикон. Т. 1. СПб., 1852. С. 483—486.

5 Фалеев Н.И. Цели воинских наказаний. СПб., 1902. С. 228, 229.

6 Военный энциклопедический лексикон. Т. 9. СПб., 1855. С. 223—226.