Бомбы могут убить, но им никогда не сломить твёрдого духа жителей Лондона

image_pdfimage_print

Аннотация. Автор анализирует влияние средств массовой информации на укрепление морально-боевого духа англичан в годы Второй мировой войны, в том числе противодействие Британской радиовещательной корпорации нацистской пропаганде вещавшей на английском языке радиостанции «Говорит Германия».

Summary. The author analyzes the influence of the media to strengthen the moral of the British during the Second World War, including opposition of the British Broadcasting Corporation against Nazi propaganda of the English radio station «Germany is saying», which broadcasted in English.

Из истории информационного противоборства

 

СУРЖИК Дмитрий Викторович — научный сотрудник Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: dimsu@inbox.ru)

 

«Бомбы могут убить, но им никогда не сломить твёрдого духа жителей Лондона»

 

К началу Второй мировой войны британская сеть масс-медиа уступала только средствам массовой информации (СМИ) США1. В Великобритании ежедневно выпускались 14,5 млн экземпляров газет, было около 9 млн радиоприёмников, документальную хронику в кинотеатрах еженедельно смотрели около 20 млн человек2. Самыми массовыми периодическими изданиями были «Дейли экспресс» (более 2,5 млн экз.), «Дейли геральд» (более 1,8 млн экз.) и «Дейли миррор» (более 1,5 млн экз.), от которых значительно отставала правительственная «Таймс» (204 тыс. экз.)3. Для британского газетного рынка были характерны высокая степень монополизации и ограниченное число ежедневных печатных изданий. Из 1877 газет лишь 150 выходили ежедневно, 11 из них публиковали только спортивные новости, 4 — только финансово-экономические. Тираж воскресных изданий составлял 16,5 млн экземпляров4.

Важную роль в информировании населения играла Британская радиовещательная корпорация (Би-Би-Си), которую контролировали власти, передавая ей новости. У Би-Би-Си были два канала вещания, одна общенациональная программа и местные передачи в каждом из семи регионов вещания (Лондон, Мидленд, Север, Запад, Уэльс, Шотландия и Ирландия). Накануне войны в национальных передачах Би-Би-Си 60 проц. времени занимала музыка, 22 проц. — политические и спортивные новости. В региональных передачах музыке отводилось 75 проц., около 4 проц. — религиозным передачам, остальное время занимали радиопьесы, оперетты, реклама5.

«Последние известия» Британской радиовещательной корпорации с 18 до 21 часа слушали от 30 до 50 проц. взрослого населения Британских островов. Во время коренного перелома в войне Би-Би-Си резко увеличила зарубежное вещание, доведя в 1943 году число передач из Лондона на оккупированную Европу до 179 в день6. Нью-йоркская редакция Би-Би-Си активно сотрудничала с Управлением военной информации США.

Ведущим государственным органом информирования британцев в годы Второй мировой войны стало министерство информации, созданное в сентябре 1939 года. Им руководили Г. Макмиллан, затем Д. Рейт, которого сменил Д. Купер, и с июля 1941 по май 1945 года — Б. Бракен. Министерство изучало настроения англичан, их мнения о важнейших внутренних, внешнеполитических проблемах, отдельных аспектах Второй мировой войны, с 22 июня 1941 года — и отношение к СССР. Сведения поступали от сети региональных агентов, из донесений полиции и почтовой службы (почтовая и телеграфная цензура, объединённая в Бюро прессы и цензуры, вошла в министерство информации), а также из негосударственного Британского института общественного мнения и общественной организации «Масс обсервейшн». Ежемесячно сводки о настроениях британцев представлялись кабинету министров и рассматривались им.

В конце сентября 1939 года Би-Би-Си провела опрос радиослушателей в рабочих кварталах Бирмингема. В меморандуме, составленном по его итогам, отмечались наиболее популярное время радиовещания, усталость от заполнявших эфир «серых», повседневных новостей и желание ярких, эмоциональных, компетентных и лёгких для восприятия передач, а также недостаток музыки (отрывков из опер, танцевальных ритмов, варьете или музыкальных комедий) и радиокниг, характерных для довоенного вечернего радиоэфира по субботам. Отсутствие деталей в английских новостных выпусках вынуждало слушателей настраивать свои радиоприёмники на частоты радиостанций, вещавших из Рима или Гамбурга, но англичане не дали повода упрекнуть их в нелояльности. Отмечалось также, что британцы предпочитали слушать профессиональных дикторов Би-Би-Си, а не чиновников любых рангов7.

Другим направлением деятельности министерства было распространение информации, поднимавшей морально-боевой дух британцев. Для этого использовался образ У. Черчилля, на многих английских плакатах того времени принявшего вид упрямого английского бульдога. Его знаменитый знак «V» (победа) приняла и подхватила публика, что говорило об общественной поддержке курса Черчилля. Летом 1941 года этот символ появился на всех домах в Англии. Советские дипломаты писали в Москву: «Члены правительства, парламентарии, журналисты, дельцы Сити, служащие, рабочие продолжали твёрдо рассчитывать на будущую победу. Но никто в тот период не был в состоянии сколько-нибудь удовлетворительно объяснить, как и когда эта победа будет достигнута»8.

Авторитет Черчилля помог ему преодолеть правительственный кризис весны—лета 1942 года, вызванный поражениями в Сингапуре и Ливии в феврале и июне. Тогда популярность консервативно-лейбористского кабинета упала до минимума за годы войны. Только 35 проц. англичан, опрошенных Институтом Гэллапа, были удовлетворены политикой «военного кабинета», 50 проц. не удовлетворены и 15 проц. не высказали никакого мнения о нём9. Хотя премьер-министр остался прежним, лейбористов и консерваторов в кабинете министров сменили «независимые кандидаты».

Другим национальным героем стал Р. Дэвис, до войны работавший инженером. После начала «воздушной войны» он возглавил группу разминирования не взорвавшихся немецких бомб, которая прославилась в мае 1942 года, когда извлекла и обезвредила тысячекилограммовую авиабомбу у собора св. Павла в Лондоне. В знак признания их заслуг Дэвис и его помощник были удостоены креста Св. Георгия.

Британцев сплачивала и общая скорбь. Одна из причин для неё — Ковентри, подвергавшийся жесточайшим бомбардировкам люфтваффе каждую ночь с 7 сентября по 2 ноября 1940 года и ставший для англичан одним из символов жертв войны наряду с Лондоном, Плимутом и Бирмингемом. До войны Ковентри был важным центром военной промышленности. Там производили бронеавтомобили, двигатели для самолётов и другую продукцию. Большинство рабочих жили рядом с заводами, поэтому страдали от бомбёжек предприятий. Самый страшный налёт — операция люфтваффе «Лунная соната» в ночь с 14 на 15 ноября 1940 года продолжался 13 часов. Были сброшены 500 т бомб, в том числе 30 тыс. зажигательных, уничтожены 75 проц. строений, 33 проц. заводов и половина жилых домов, нарушена инфраструктура. Погибли 568 человек. Исследователи «Масс обсервейшн» сообщали о потрясении жителей Ковентри. Переломить эти настроения властям удалось 16 ноября после визита туда короля Георга VI. Из нескольких сотен тысяч горожан лишь 300 человек согласились на эвакуацию10.

Всего в 1939—1945 гг. от бомбёжек погибли 62 тыс. человек гражданского населения и почти 250 тыс. человек получили ранения. Четверть жилого фонда страны была разрушена11, но министерство информации следило за тем, чтобы в прессе не появлялись фотографии12 разрушений.

Дух осаждённой крепости — «дух Дюнкерка» был основой национального единения в годы войны. Англичане чувствовали возраставшую роль государства в их жизни и лояльно относились к этим переменам. «В массах — среди рабочих, фермеров, лавочников, интеллигентов, в рядах среднего класса, — отметил 13 сентября 1939 года Д. Ллойд Джордж (премьер-министр Великобритании в 1916—1922 гг.), — есть мрачная решимость довести войну до конца»13. Сословные и имущественные различия были стёрты (например, в богатых домах исчезла прислуга). Все были равны под немецкими бомбами, на службе трудились рука об руку люди разного достатка и воспитания. Но в 1942 года единение и коллективный дух, характерные для начала войны, сменились моральной усталостью, которая выражалась в самоиронии, обострении противоречий между начальниками и подчинёнными. В годы войны лейбористы в правительстве и парламенте не прекращали борьбу за более справедливое послевоенное распределение национального богатства и построение общества, в котором будут изжиты безработица и многократные различия доходов. Их доклады «Старый мир и новое общество» и «Социальное страхование и вспомогательные службы», или «Отчёт Бевериджа» (по фамилии автора, президента Королевского статистического общества У. Бевериджа) становились предметами оживлённых политических дискуссий, но реальное продвижение к социальному благополучию рядовых граждан было незначительным.

Чтобы не сеять уныние из-за отсутствия ощутимых успехов своих войск, британская пресса с весны 1942 года сделала акцент на освещении боевых действий союзников, в том числе тех, воинские контингенты которых находились на Британских островах. В годы Второй мировой войны там были около 3 млн американцев, 500 тыс. канадцев, 35 тыс. французов, 25 тыс. поляков, 3200 чехов и словаков, по 2 тыс. бельгийцев и датчан и 1750 норвежцев14. Наиболее противоречивое впечатление производили американцы. Как писал 30 декабря 1943 года глава министерства информации Б. Бракен, «до тех пор, пока они не начнут воевать, эти американские солдаты представляют для нас большую проблему»15.

Трения в отношениях двух стран начались ещё в межвоенный период, были связаны с экспансией американского капитала в британские колонии, претензиями ВМС США на паритет с королевским ВМФ, отказом американцев от участия в Лиге Наций и усугубились с началом Великой депрессии в 1929 году, когда американские инвесторы стали срочно выводить свои активы из Великобритании.

На взаимоотношения американских гостей и хозяев-англичан в 1942—1945 гг. влияли факторы, обусловленные коренными различиями «большой Америки» и «малой Британии» (Англии и Уэльса, где в основном размещались американские контингенты)16 с разными степенями урбанизации, различиями этики, манер, поведенческих стереотипов. Представителям «молодой страны» (США) были неизвестны и чужды многие безусловные нормы поведения «старой Британии». Непростыми были отношения англичан и американцев — выходцев из Ирландии. Как писал английский исследователь А. Холмс, «британцы оценивали американских солдат как действующих из лучших побуждений, но грубых защитников: уж лучше они, чем немцы»17.

Как отмечалось в закрытом докладе 8-й авиадивизии США в ноябре 1943 года, «в целом американским солдатам не присуще уважение к Англии. Их настроение — не активная, но пассивная, апатичная неприязнь… Главная причина этой острой апатии среди американских войск — ностальгия. Типичный американский солдат не испытывает интереса к Великобритании или её населению. Единственное, в чем он заинтересован, — это окончание войны и возвращение домой»18.

Нередки были стычки с американскими военнослужащими разных рас, которых в Англии и Уэльсе за 1942—1945 гг. побывало 130 тыс.19 Они чувствовали себя значительно более раскрепощённо, чем в США. А на Британских островах были расовые предрассудки. Отношения англичан с американцами складывались по-разному. В одних графствах между гостями и местными жителями они были дружескими, в других (например в Йоркшире) возвращавшиеся с ночной смены на заводах англичане иногда становились жертвами американских ножей. Правда, число таких инцидентов было невелико.

Чтобы улучшить взаимоотношения двух народов, британские пропагандисты из министерства информации, Би-Би-Си и американские из Управления военной информации выдвинули ряд инициатив. В их числе — создание кинолент и мюзиклов об англо-американской дружбе и взаимовыручке, выставки об общности сельского быта. Работники дипломатических представительств Великобритании в США20 собирали митинги, читали лекции для учителей о родстве двух народов. В Лондоне для американских военнослужащих выпускали газету «Звёзды и полосы». Большую работу проделал американский посол Д. Уайнант. Он был полной противоположностью предыдущему послу Д. Кеннеди, который, прилетев в США, объявил о скором падении Британии. Первой фразой Уайнанта на аэродроме перед британскими журналистами была: «Я очень рад, что я — в Англии. Сейчас это единственное место на земле, в котором я хотел бы быть». Он не покидал Лондон во время бомбёжек, подобно Черчиллю посещал руины, сообщал в интервью и телеграммах в госдепартамент, что, несмотря на лишения, английский дух не сломлен, «дёргал за каждый нерв, чтобы убедить Америку вступить в войну», и был самым популярным американцем в Англии21. После прибытия американских войск в Великобританию Уайнант организовал выпуск большого количества брошюр, передвижные выставки и демонстрацию фильмов о родстве двух культур.

Мальчишеская бравада, деньги и молодость американцев привлекали многих английских девушек, что стало кошмаром для их родителей и британских юношей. За время пребывания американского контингента 512 англичанок вышли замуж за американских военнослужащих и сменили место жительства22. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Буранок С.О. Героизация битвы за Мидуэй в прессе США // Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. 2012. № 1–1. С. 334—339.

2 Ponoray N. and D.W. Spring, eds. Propaganda, Politics and Film 1918–45. London: Macmillan Press, 1982. P. 175.

3 Curran J. Impacts and Influences: Essays on Media Power in the Twentieth Century. London: Routledge, 1987. P. 29.

4 Шелленберг В. Вторжение 1940. М.: «ОЛМА-ПРЕСС Образование», 2005. С. 69—72.

5 Там же.

6 Поздеева Л.В. Лондон — Москва. Британское общественное мнение и СССР, 1939—1945. М.: «Наука», 2000. С. 19.

7 ВВС. A Memo Outlines the Decrease in Listeners to BBC Radio / ВВС Archive. N.p., n.d. Web. 6 Aug. 2013. См. Интернет-ресурс: http://www.bbc.co.uk.

8 Архив внешней политики РФ (АВП РФ). Ф. 017а. Oп. 1. Д. 10. Л. 144.

9 Cadler G. The People’s War. Britain 1939—1945. London: «Pimlico», 1992. P. 291.

10 McGrory D. The Coventry Blitz. Coventry And Warwickshire News. N.p., 10 Nov. 2008. Web. 6 Aug. 2013: http://www.cwn.org.uk.

11 Союзники в войне 1941—1945 / Отв. ред. А.О. Чубарьян, У.Ф. Кимболл, Д. Рейнолдс. М.: «Наука», 1995. С. 259, 260.

12 National Archives WP (40): Conclusions of a Meeting of the War Cabinet held at 10 Downing Street, S.W. 1, on Friday, September 20, 1940, at 12 noon. (CAB 65/9/17)

13 Война и общество в ХХ веке: В 3 кн. Кн. 2. Война и общество накануне и в период Второй мировой войны. М.: «Наука», 2008. С. 263.

14 National Archives WP (40) 168: Organization of Allied Naval, Army and Air Contingents, (CAB/66/10/12); Reynolds D. Rich Relations. London: Dorset Publishing Company, 1986. P. XXIV, 338.

15 Цит. по: Reynolds D. Op. cit. P. 191.

16 Статистическая история США / Отв. ред. В.В. Согрин. М.: ИВИ РАН, 2012. С. 15.

17 Alexander H. Oversexed, Overpaid and over Here // The Phrase Finder. Morgantown Post, 5 March. 1958, Web. 6 Aug. 2013. См. Интернет-ресурс: http://www.phrases.org.uk.

18 8 AF PM Report, 10 Nov., 1943. Library of Congress, Spaatz papers, box 70.

19 UK Ministry of Information regional reports, 2—9 March, 1943. (PRO FO 771/34123, A 1609).

20 После начала Второй мировой войны в английских дипломатических представительствах в США были созданы специальные отделы, объединённые в Британскую информационную службу в составе министерства информации.

21 Olson L. The Citizens of London. London: «Random House», 2010. P. 73.

22 Подсчитано автором по: US Justice Department, Immigration and Naturalization Service Annual Reports. Washington (D.C.): US Government Printing Office, 1942, 1943, 1944, 1945.