Участие Туниса в русско-турецких войнах

image_pdfimage_print

Аннотация. Автор, используя материалы Архива внешней политики Российской империи, анализирует участие Тунисского регентства в качестве провинции Османской империи в русско-турецких войнах последней трети XVIII века и XIX столетия, ослаблявших Тунис. А поддержка Турции во время войны 1877—1878 гг. привела его к разорению и политическому кризису, за которыми последовали оккупация Туниса Францией и его превращение во французский протекторат.

Summary. The author, using materials of the Archives of the Russian Empire’s Foreign Policy, analyses the Tunis regency’s participation as a province of the Ottoman Empire in the Russian-Turkish wars of the last third of the XVIII century and XIX century, which weakened Tunisia. And Turkey’s support during the war of 1877-1878 led to the ruin of Tunisia and political crisis, followed by the occupation of Tunisia by France and its transformation into a French protectorate.

ЖЕРЛИЦЫНА Наталья Александровна — учёный секретарь Научного совета Российской академии наук по проблемам стран Африки, старший научный сотрудник Института Африки РАН, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: ns_inafr@mail.ru)

 

«Политика, в которую бей дал себя вовлечь, является ошибочной и приведёт к тотальному разорению страны»

Участие Туниса в русско-турецких войнах

 

В истории международных отношений с последней трети XVIII века до начала XX столетия одним из главных был восточный вопрос1. Интересы Великобритании, Франции, Австрии (с 1867 г. — Австро-Венгрии), России и Османской империи сталкивались на Ближнем Востоке и Балканском полуострове. За это время Турция воевала с Россией шесть раз.

Хотя формально правители трёх магрибинских провинций Османской империи — Алжира, Туниса и Триполитании — считались вассалами Высокой Порты, бей Туниса лишь в редких случаях мог ожидать вмешательства турецкого султана в свои дела или обратиться к нему за помощью. Такими исключительными ситуациями были русско-турецкие войны, когда султан в качестве халифа правоверных мог призвать Тунис к джихаду. По своей инициативе или принуждению Турции Тунис участвовал почти во всех войнах конца XVIII века и XIX столетия, которые вела Османская империя.

В конце XVIII и первые десятилетия XIX века Тунис представлял собой относительно благополучное государство с сильной властью, которая благодаря армии и развитому пиратскому флоту была способна защитить свою автономию и оказать посильную помощь Турции.

Традиционно с началом войны Высокая Порта направляла в Тунис шаушей — рассыльных офицеров с фирманом (указом султана) о вступлении Тунисского регентства в боевые действия. Первыми их последствиями становились резкое сокращение торговли России с Тунисом и прекращение дипломатической переписки консула, представлявшего российские интересы в этой стране, с посланником России в Константинополе, который покидал столицу противника.

Война 1787—1791 гг. была вызвана требованиями Турции к России вернуть ей Крым, признать Грузию вассальным владением турецкого султана и дать согласие на осмотр российских торговых судов, проходивших через черноморские проливы. Победы русских войск под командованием А.В. Суворова, Г.А. Потёмкина и флота положили конец этим притязаниям. 31 июля (11 августа*) 1791 года в морском сражении у мыса Калиакрия между русской эскадрой под командованием контр-адмирала Ф.Ф. Ушакова (16 линейных кораблей, 2 фрегата, 2 бомбардирских корабля, 19 вспомогательных судов) и турецкой эскадрой под командованием капудан-паши Хусейна (18 линейных кораблей, 17 фрегатов, 43 вспомогательных судна османов и их союзников) Тунис лишился значительной части своего флота, а имя Ушак-паши, как стали называть русского флотоводца в Османской империи, приводило в трепет бея Туниса.

В 1821 году началось Греческое национально-освободительное восстание (Греческая война за независимость 1821—1829 гг.), грозившее Турции кризисом и распадом империи. Для помощи сюзерену Тунис направил в Левант (Восточное Средиземноморье) часть своего флота. Туркам не удавалось подавить греческое национально-освободительное движение, и в 1823 году из Туниса была направлена дополнительная помощь — небольшая шебека (вооружённое парусно-гребное судно) и два фрегата (по 48 пушек на каждом), «стоившие Тунису около миллиона франков и произведённые в Марселе»2. 7 августа 1825 года весь тунисский флот был направлен в Левант.

В 1827 году для поддержки греков, восставших против османского ига, Россия вступила в коалицию с Великобританией и Францией. После отказа Турции выполнить требования подписанной тремя странами Лондонской конвенции 1827 года о предоставлении Греции автономии союзники решили оказать на неё давление соединёнными силами флотов (10 линейных кораблей, 10 фрегатов, 3 корвета, 4 брига, 1298 орудий). Их составили эскадры трёх стран: России (4 линейных корабля и 4 фрегата, 490 орудий) под командованием контр-адмирала Л.П. Гейдена, Франции (3 линейных корабля, 2 фрегата, 2 корвета, 352 орудия) во главе с контр-адмиралом А.Г. де Риньи и Великобритании (3 линейных корабля, 4 фрегата, 1 корвет и 4 брига, 456 орудий). Общее командование соединёнными силами принял старший в чине британский вице-адмирал Э. Кодрингтон3.

В Наваринском морском сражении 8(20) октября 1827 года союзникам противостояли 5 линейных кораблей, 15 фрегатов, 26 корветов, 11 бригов, 8 брандеров, 2106 орудий турецко-египетского флота во главе с Мухаррем беем под защитой артиллерии крепости Наварин и береговых батарей острова Сфагия (Сфактирия).

За 4 часа союзники нанесли сокрушительное поражение турецко-египетскому флоту, потерявшему более 60 кораблей и судов4, которые «были потоплены, сожжены или сбиты к берегу на мель… сожжены турками после сражения»5. Османская империя лишилась большей части флота, а Тунис потерял свой флот почти полностью за исключением трёх бригов.

После этого турецкий султан расторг русско-турецкие соглашения и в декабре 1827 года объявил «священную войну» России. 14(26) апреля 1828 года Россия объявила войну Турции.

Согласно мирному договору между Россией и Турцией, подписанному в Адрианополе 2(14) сентября 1829 года, наша страна получила небольшие, но очень важные с военно-стратегической и политической точек зрения земельные приращения, создавшие в регионе новую геополитическую ситуацию. Это усилило политическое влияние России на Ближнем Востоке. Консул Швеции в Тунисе Ч. Тулин в донесении своему правительству о реакции на заключение Адрианопольского мирного договора между Россией и Турцией писал: «Невзгоды, им принесённые, и общее положение дел на Востоке стали в Тунисе источником горя и грусти»6.

Обострение борьбы Англии, Франции и России привело к Крымской войне 1853—1856 гг., которая разрушила систему европейских отношений, установленную Венским конгрессом 1814—1815 гг. Стремление императора Николая I сохранить принципы Священного союза и венский баланс сил вступили в противоречие с интересами других европейских держав, желавших передела сфер влияния и вытеснения России в разряд второстепенных государств. Они использовали султанский режим, укрепив его займами и оружием, чтобы избавиться от российского влияния на Ближнем Востоке. Формальным обоснованием присутствия колониальных держав в Восточном Средиземноморье было поддержание целостности османских владений перед лицом «русской угрозы».

Союзниками Османской империи в Крымской войне стали Великобритания, Франция и Сардинское королевство. Её начало бей Туниса Ахмед воспринял как шанс утвердиться в качестве равноправного члена мирового сообщества и решил послать войска на помощь армии султана Абдул-Меджида, выразив тем самым исламскую солидарность.

Ахмед бей не мог следовать своему желанию помочь султану в войне без оглядки на мнение Франции и Великобритании. Через несколько месяцев после начала войны идея посылки тунисского корпуса на помощь армии султана нашла понимание в Париже, что позволило Ахмед бею взяться за её реализацию, не дразня опасного соседа — Францию, которая была союзницей Османской империи. Благодаря этому шагу Тунис рассчитывал присоединиться к занятым решением мировых проблем трём великим державам — Франции, Великобритании и Османской империи, определявшим политическое существование Туниса.

Единственным препятствием стало тяжёлое финансовое положения Туниса. После французского вторжения в соседний Алжир в 1830 году и его колонизации тунисским беям приходилось тратить значительную часть бюджета страны на содержание и модернизацию армии. В годы правления Ахмед бея её общая численность доходила до 35 тыс. человек, обмундированных и вооружённых по французскому образцу. Дальнейшее увеличение налогового гнёта на население представлялось непродуктивным, но налоги всё же подняли. Идея займа в Европе также не вызывала оптимизма из-за его обременительных условий. Но Ахмед бей, оказавшись не в силах решить финансовые проблемы страны, всё же не хотел упустить шанс принять участие в мировой политике, поэтому решил продать свою личную коллекцию драгоценностей и драгоценных металлов. Ценности были вручены генералу Хайраддину для продажи в Европе. Ему также было поручено договариваться там о займах. Ахмед бей рассчитывал получить приблизительно 2 млн франков.

10 мая 1854 года Ахмед бей официально объявил о намерении направить на помощь турецкому султану тунисские экспедиционные войска.

Тунисские офицеры разделяли энтузиазм бея. Медлительный тунисский бюрократический аппарат проявил необычную для него эффективность, проведя за несколько месяцев мобилизацию и переброску военнослужащих. Современники тех событий и тунисские историки, склонные критически оценивать деятельность Ахмед бея, называли личный денежный вклад правителя «среди его величайших добрых поступков, совершённых для страны»7.

Первоначально планировалось послать в Турцию 10 тыс. человек. Их собирали ускоренными темпами. 20—21 июля морем отправилась первая часть экспедиционного корпуса. К 5 августа были отправлены 6600 человек, 722 лошади и 12 пушек8. Последнее подкрепление — 2000 человек — было послано в Турцию в конце июня 1855 года уже после смерти Ахмед бея. Командовал тунисским контингентом генерал Решид.

По некоторым тунисским источникам, в крымской кампании участвовали до 14 тыс. тунисцев, включая экипажи семи тунисских кораблей, перевозивших войска. Премьер-министр Туниса в 1873—1877 гг. Хайраддин в мемуарах указал, что Ахмед бей направил в Турцию 12 тыс. военнослужащих с полным боевым снаряжением, в течение всей кампании правительство Туниса оплачивало содержание своего контингента. Кроме того, в Турцию были направлены четыре парохода, один фрегат и два брига.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Восточный вопрос — условное, принятое в дипломатии и исторической литературе обозначение международных противоречий конца XVIII — начала XX в., связанных с наметившимся распадом Османской империи (султанской Турции) и борьбой великих держав — Австрии (с 1867 г. — Австро-Венгрии), Великобритании, Пруссии (с 1871 г. — Германии), России и Франции за раздел её владений, в первую очередь — европейских. См.: Восточный вопрос // Советская историческая энциклопедия: В 16 т. Т. 3. М.: Советская энциклопедия, 1963. С. 743.

2 Mezri Bdira. Relations internationales et sous-dйveloppement. La Tunisie 1857—1864. Uppsala, 1978. S 32.

3 Наваринское сражение 1827 // Военная энциклопедия: В 8 т. Т. 5. М.: Воениздат, 2001. С. 327, 328.

4 Там же.

5 Богданович Е.В. Наварин. М., 1877. С. 47.

6 Mezri Bdira. Op. cit. S. 29.

7 Tlili B. Etudes d’histoire sociale tunisienne du XIX siиcle. Tunis, 1974. S. 64.

8 Brown C.L. The Tunisia of Ahmad Bey. 1837—1855. Princeton, 1974. P. 304.