Репатриация японских военнопленных из СССР в 1946—1950 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье освещается репатриация японских военнопленных, которые в 1945 году после окончания боевых действий Красной армии против милитаристской Японии были размещены в лагерях на территории СССР.

Summary. The article highlights the repatriation of Japanese prisoners of war, which were in 1945 placed in camps in the USSR after the end of combat actions of the Red Army against militarist Japan

ВОЕННОПЛЕННЫЕ: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

 

КИМ Сергей Петрович — аспирант Института Российской истории Российской академии наук

(Москва. E-mail: orcwarboss@gmail.com)

 

РЕПАТРИАЦИЯ ЯПОНСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ ИЗ СССР В 1946—1950 гг.

 

В отечественной и зарубежной литературе нет единого мнения о количестве пленённых Красной армией японских военнослужащих. Это объясняется противоречивостью сведений из архивных документов и свидетельствует о том, что тема нуждается в дальнейших исследованиях.

По данным Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) НКВД (с марта 1946 г. — МВД) СССР всего советские войска пленили 639 776 солдат и офицеров японской армии1. Среди них были не только японцы, но и китайцы, монголы, корейцы. 64 888 человек освободили в Маньчжурии вскоре после пленения. 12 318 человек передали Монгольской Народной Республике, 15 986 человек умерли до вывоза военнопленных в СССР2. В ведение НКВД были переданы и направлены в лагеря и отдельные рабочие батальоны (ОРБ) Министерства Вооружённых сил (МВС) 526 637 военнопленных3.

Пребывание пленных японских солдат и офицеров в СССР освещено в работах А.А. Кириченко, В.П. Галицкого, Е.Ю. Бондаренко, В.П. Карпова, С.И. Кузнецова, О.Д. Базарова, М.Н. Спиридонова, С.В. Карасёва, Н.М. Маркдорфа, их массовая репатриация затронута лишь в докторской диссертации4 Е.Л. Катасоновой. Проанализировав обстановку в Союзном совете для Японии5, она сделала вывод, что на ход репатриации влияло противостояние СССР и США на международной арене в 1946—1950 гг.

В данной статье на основе документов Государственного архива РФ6 предпринята попытка выделить и рассмотреть основные этапы репатриации японских военнопленных.

Постановления о репатриации принимал Совет министров СССР. Они касались не только бывших военнослужащих, но и интернированных гражданских лиц. На основе постановлений Совмина министр внутренних дел своими приказами определял условия, порядок, сроки, план и критерии отбора подлежавших репатриации, назначал ответственных на местах.

В число репатриируемых не входили осуждённые за преступления и находившиеся под следствием. Министр внутренних дел СССР генерал-полковник С.Н. Круглов в приказе от 12 апреля 1948 года № 00374 «О репатриации военнопленных японцев в 1948 г.»7 конкретизировал категории тех, кто не подлежал репатриации. В нём указано: «Репатриации подлежат генералы, офицеры, унтер-офицеры и рядовые, за исключением:

а) работников разведывательных, контрразведывательных и карательных органов Японии (работники военных миссий, органов полиции, жандармерии, тюрем, лагерей, особых отделов, “исследовательских бюро” или “институтов”, работники радиоразведки и штабов, все работники 2 отделов Генштаба и штабов Квантунской армии);

б) командно-преподавательского состава и курсантов шпионско-диверсионных школ, участников диверсионных и повстанческих отрядов, шпионско-диверсионно-террористической агентуры;

в) руководящего состава и специалистов “противоэпидемического отряда № 731”8 и его филиалов;

г) военных преступников из числа генеральского и офицерского состава, изобличённых материалами следствия в подготовке военного нападения на СССР, а также организаторов военных конфликтов на озере Хасан, [реке] Халхин-Гол и др.;

д) руководящего состава фашистского общества “Кио-Ва-Кай”9;

е) руководителей и активных участников реакционных организаций и групп, ставящих перед собой задачу совершения враждебных действий в лагерях МВД и по возвращении на родину вести борьбу против демократических организаций;

ж) руководителей правительственных учреждений и органов Маньчжоу-Го и членов императорского японского двора;

з) всех военнопленных, осуждённых за преступления, совершённые в плену, до истечения срока наказания;

и) нетранспортабельных больных до выздоровления».

Отбор подлежавших репатриации японцев проводили комиссии, состоявшие из начальника лагеря, его заместителей, врачей и оперативных сотрудников.

Массовая репатриация японцев началась в октябре 1946 года и завершилась в апреле 1950 года. Она проводилась в два этапа. Первый пришёлся на осень 1946 года и весну 1947 года.

4 октября 1946 года Совет министров СССР издал постановление № 2235-921с о репатриации японских военнопленных и гражданских лиц. 11 октября министр внутренних дел подписал приказ № 0091610, гласивший: «Обеспечить репатриацию японских военнопленных из лагерей МВД в 1946 г. не менее 25 000 чел.». Постановлением Совета министров от 13 декабря 1946 года № 2690-1109с число репатриантов было увеличено за счёт военнопленных, подлежавших репатриации с территории Северной Кореи и Ляодунского полуострова11.

8 марта 1947 года Совет министров принял постановление № 481-186с, и 19 марта министр внутренних дел издал приказ № 0031412, согласно которому отправке в Японию с апреля по ноябрь подлежали 160 тыс. военнопленных. Кроме них, в соответствии с постановлением Совета министров СССР № 3014 от 28 августа 1947 года и приказом МВД № 00100413 от 30 сентября были репатриированы 12,5 тыс. военнопленных японских офицеров в звании не выше капитана и гражданских чиновников.

Большинство военнопленных японцев вернулись на родину в ходе второго этапа их репатриации (май 1948 г. — весна 1950 г.). В соответствии с постановлением Совета министров № 1098-392с от 5 апреля 1948 года и приказом министра внутренних дел № 00374 от 12 апреля14 освобождению в мае—ноябре подлежали 175 тыс. военнопленных японцев, «в том числе из лагерей МВД и спецгоспиталей — 129 138 чел. и из батальонов МВС — 45 862 чел.»15. В сентябре 1948 были освобождены все корейцы16, ранее служившие в Квантунской армии, — порядка 2,5 тыс. человек. В декабре 1948 года были репатриированы 14 генералов, которые по возрасту и состоянию здоровья не могли продолжать военную службу в Японии17.

Последняя большая группа военнопленных японцев репатриирована на основании постановления Совета министров от 10 июня 1949 года № 2326-905с. Согласно приказу министра внутренних дел СССР № 00585 от 15 июня 1949 года18 репатриации подлежали 91 449 японских солдат и офицеров, из которых 74 019 находились в лагерях МВД, 17 430 — в рабочих батальонах МВС. На родину отправили также 2475 гражданских лиц. Предполагалось ежемесячно вывозить по 11—11,5 тыс. человек из лагерей МВД и по 3 тыс. человек из рабочих батальонов МВС с июня по ноябрь 1949 года.

Постановлением Совета министров СССР от 28 декабря 1949 года № 5867-2192сс19 и приказом министра внутренних дел СССР № 001139 от 31 декабря 1949 года20 репатриированы ещё 1664 японцев, с которых были сняты обвинения в преступлениях. Кроме них, репатриации подлежали 4012 человек, которые по разным причинам не были репатриированы в предыдущем году21.

Постановлением Совета министров СССР № 1109-397сс от 17 марта 1950 года и приказом МВД СССР от 22 марта 1950 года № 00202 было предписано освободить в марте—апреле 1950 года из лагерей МВД, спецгоспиталей и передать органам репатриации 3109 японских военнопленных и интернированных22. В их число входили 80 японских генералов, 527 интернированных бывших сотрудников жандармерии, полиции, различных чинов японской администрации в Маньчжурии, а также членов японских фашистских организаций, задержанных в связи с расследованием их преступной деятельности, на которых не было достаточных материалов для привлечения их к судебной ответственности, 819 военнопленных и 198 интернированных, осуждённых за нарушения лагерного режима, хищения, кражи, бытовые преступления, а также за малозначительные военные преступления23.

22 апреля 1950 года официальным сообщением ТАСС было объявлено, что Советский Союз завершил репатриацию японских военнопленных24.

В СССР остались 1487 японцев, осуждённых за военные преступления. Последние из них переданы Японии 23 декабря 1956 года после вступления в силу Совместной декларации СССР и Японии от 19 октября 1956 года, которой было прекращено состояние войны между двумя странами25.

По данным Главного управления по делам военнопленных и интернированных, в 1946—1950 гг. были репатриированы 510 409 военнослужащих бывшей японской армии26. В том числе из лагерей, отдельных рабочих батальонов и спецгоспиталей — 488 тыс. человек. Следовательно, 22 409 человек оставались в Северной Корее, на Ляодунском полуострове, в Монгольской Народной Республике и оттуда были отправлены на родину27.

Руководство МВД уделяло серьёзное внимание условиям транспортировки военнопленных. Министр внутренних дел своими приказами требовал от ответственных за репатриацию офицеров контролировать условия перевозки военнопленных, обеспечивать репатриантов одеждой и обувью по сезону, питанием, постельным бельём, одеялами, медикаментами, а эшелоны — медицинским персоналом и поддерживать в них необходимые санитарные условия.

В 1946—1947 гг. общий контроль над репатриацией был возложен на ГУПВИ, с 1948 года — на краевое и областное руководство органов внутренних дел, которое возглавляло соответствующие комиссии, проверявшие обеспеченность эшелонов продуктами питания, имуществом, топливом, инвентарём, медикаментами. За доставку репатриируемых до их передачи органам репатриации несли личную ответственность начальники управлений лагерей МВД. Начальниками эшелонов назначали заместителей начальников управлений лагерей. Перевозить репатриантов в необорудованных для перевозки пассажиров вагонах строго запрещалось. Нательное бельё репатриируемых перед погрузкой в эшелон дезинфицировали, чтобы не допустить распространения инфекционных заболеваний. Если репатриант в пути тяжело заболевал, его предписывалось снимать с эшелона и направлять в ближайший спецгоспиталь для военнопленных.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Справка о наличии и движении японских военнопленных по состоянию на 10 октября 1950 г. // Русский архив: Великая Отечественная. Советско-японская война 1945 года / Под ред. В.А. Золотарёва. М.: Терра, 2000. Т. 18(7). Ч. 2. С. 228.

2 Там же.

3 Общее число вывезенных на советскую территорию — 526 637 японских военнопленных подсчитано по следующим данным: 488 тыс. человек были освобождены из лагерей МВД, спецгоспиталей и отдельных рабочих батальонов, в них с августа 1945 г. по весну 1950 г. умерли 38 637 человек.

4 Катасонова Е.Л. Решение гуманитарной проблемы японских военнопленных в отношениях СССР (Российской Федерации) и Японии (1945—2003) / Дисс. … докт. истор. наук. М., 2004.

5 Союзный совет для Японии — консультативный орган союзных держав при американском главнокомандующем оккупационными войсками союзников в Японии. В состав совета входили его председатель — представитель США (сначала главнокомандующий оккупационными войсками, затем назначенный им), представители СССР, Китая и Великобритании (последний одновременно представлял также Австралию, Новую Зеландию и Индию). Местопребыванием совета был Токио. См.: Большая советская энциклопедия. Интернет-ресурс: http://dic.academic.ru.

6 Государственный архив РФ (ГА РФ). Фонд Министерства внутренних дел (№ Р9401) и фонд сообщений и секретной информации Телеграфного агентства Советского Союза (№ 4459).

7 Приказ МВД СССР от 12 апреля 1948 г. № 00374 «О репатриации военнопленных японцев в 1948 г.» // Военнопленные в СССР. 1939—1956. Документы и материалы / Сост. М.М. Загорулько, С.Г. Сидоров, Т.В. Царевская; под ред. М.М. Загорулько. М.: Логос, 2000. С. 864.

8 «Отряд № 731» — центр разработки и испытания бактериологического оружия, созданный в 1936 г. по указу императора Японии на территории оккупированной Маньчжурии. Разрабатывавшиеся образцы проверялись на людях. С конца 1937 г. до лета 1945 г. были умерщвлены более 4 тыс. человек. Токийский судебный процесс установил, что в 1942 г. отряды № 731 и 100 вели активную специальную разведку пограничных районов СССР в целях подготовки к бактериологической войне. Дело по обвинению бывших военнослужащих японской армии в подготовке и применении бактериологического оружия было рассмотрено на Хабаровском судебном процессе в декабре 1949 г. См.: Военнопленные в СССР. 1939—1956… С. 975, 976.

9 «Кио-Ва-Кай» («Киовакай», «Кевакай») — прояпонская националистическая организация в Маньчжурии. Занималась восхвалением японской политики, пропагандой ведущей роли Японской империи в Азии, призывала население к борьбе против СССР, поставляла японской военной разведке кадры агентов и диверсантов для подрывной деятельности в Китае и СССР. В Харбине, Гирине, Мукдене и других городах работали школы подготовки японской агентуры.

10 ГА РФ. Ф. Р9401. Оп. 1а. Д. 201. Л. 202, 203.

11 Там же. Ф. Р5446. Оп. 48а. Д. 3879. Л. 11.

12 Там же. Ф. Р9401. Оп. 1а. Д. 222. Л. 85—90.

13 Военнопленные в СССР. 1939—1956… С. 854, 855.

14 ГА РФ. Ф. Р9401. Оп. 1а. Д. 262. Л. 39.

15 Приказ министра внутренних дел от 12 апреля 1948 г. № 00374 // Военнопленные в СССР. 1939—1956… С. 864.

16 ГА РФ. Ф. Р9401. Оп. 1а. Д. 268. Л. 167, 168.

17 Там же. Ф. Р-5446. Оп. 50а. Д. 4103. Л. 8.

18 Там же. Ф. Р9401. Оп. 1а. Д. 332. Л. 134.

19 Военнопленные в СССР. 1939—1956… С. 984.

20 Приказ министра внутренних дел СССР от 31 декабря 1949 г. № 001139 // Русский архив: Великая Отечественная. Иностранные военнопленные Второй мировой войны в СССР / Под ред. В.А. Золотарёва. Т. 24(13—1). М.: Терра, 1996. С. 522.

21 ГА РФ. Ф. Р9401. Оп. 2. Д. 234. Л. 73.

22 Военнопленные в СССР. 1939—1956… С. 476.

23 Там же.

24 Японские военнопленные в СССР: 1945—1956. Сборник документов / Составители В.А. Гаврилов, Е.Л. Катасонова. М.: МФД, 2013. С. 482.

25 Там же. С. 485.

26 Русский архив: Великая Отечественная. Советско-японская война 1945 года. Т.18(7). Ч. 2. С. 228.

27 Так как по данным ГУПВИ на территории Северной Кореи умерли 3523 человека, а в Монгольской Народной Республике — 2822 человека, всего вне советской территории за все предшествовавшие репатриации годы оставались не менее 28 754 японца без учёта 22 тыс. человек, перевезённых в СССР взамен репатриированных в 1946 г. См.: Русский архив: Великая Отечественная. Советско-японская война 1945 года. Т.18(7). Ч. 2. С. 228.