Легендарный член Центробалта. Судьба флагмана 2 ранга Г.П. Галкина

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье показан жизненный путь бывшего члена Центробалта, командующего Каспийской военной флотилией и помощника командующего Краснознамённым Балтийским флотом, орденоносца, флагмана 2 ранга Г.П. Галкина, необоснованно репрессированного в 1938 г.

Summary. The article shows the life way of the former member of the Central Baltic Commitee, Commander of the Caspian Flotilla and the Deputy Commander of the Red Banner Baltic Fleet, order bearer, Flagman the 2nd Rank G.P. Galkin unduly repressed in 1938.

Имена и судьбы

 

БЛИЗНИЧЕНКО Сергей Сергеевич — доцент кафедры транспортных сооружений Кубанского государственного технологического университета, кандидат технических наук

(г. Краснодар. E -mail: Flagman.Flota@yandex.ru)

 

ЛЕГЕНДАРНЫЙ ЧЛЕН ЦЕНТРОБАЛТА

 

Судьба флагмана 2 ранга Г.П. Галкина

 

Одним из репрессированных в 1938 году заслуженных флотских военачальников был флагман 2 ранга Г.П. Галкин: член Центробалта в 1917 году, многолетний комиссар Штаба Рабоче-крестьянского Красного флота (РККФ), командующий Каспийской военной флотилией (1927—1930 гг.), помощник командующего Краснознамённым Балтийским флотом (КБФ) по авиации (1933—1937 гг.).

Георгий Павлович Галкин родился 1(12) января 1896 года в деревне Курган Спировского района Калининской (Тверской) области в простой крестьянской семье. Как и многие его сверстники, с 12 лет пошёл на заработки. Но ему хотелось «выбиться в люди», и в 1912 году он поступил в школу юнг Балтийского флота, где проучился два года1. После окончания школы юношам нужно было выбирать флотскую специальность, и Галкин записался в класс электриков Минной школы, который окончил в 1915 году и в чине унтер-офицера 2-й статьи был направлен для продолжения службы на новый эсминец «Автроил». Февральская революция застала Георгия Павловича в Ревеле (Таллин). В марте 1917 года его избрали членом флотского комитета города, а в июне — членом Центробалта 1-го созыва, где он стал заместителем председателя и одновременно вошёл в Гельсингфорский совет2. Так Г.П. Галкин оказался в руководящем ядре Балтфлота, сыгравшего решающую роль в совершении Октябрьского переворота 1917 года.

В 1918 году Г.П. Галкин одним из первых вступил в ряды военных моряков Рабоче-крестьянского Красного флота. В том же году он был принят в члены РКП(б) и назначен комиссаром эсминца, на котором ранее служил. В этой должности Георгий Павлович участвовал в Гражданской войне3.

В ноябре 1918 года Г.П. Галкин пошёл на повышение: стал помощником главного комиссара Флота Балтийского моря (ФБМ). В этой хлопотливой должности он прослужил ровно два года. За это время ему не раз доводилось участвовать в обсуждении острых вопросов повседневного взаимодействия флотских военных специалистов (военспецов) с политическими работниками — комиссарами, когда от правильного решения зависела судьба людей, а иногда и революции, учитывая роль Балтфлота в отражении атак интервентов и белогвардейцев на северо-западе страны. Деятельность Г.П. Галкина получила одобрение руководства, и он в ноябре 1920 года был назначен военным комиссаром штаба ФБМ. Флотом тогда командовал Ф.Ф. Раскольников, отношения которого с комиссарами, да и вообще с партийными руководителями4, включая председателя Петроградского совета и члена Политбюро ЦК РКП(б) Г.Е. Зиновьева, нельзя было назвать конструктивными. В итоге в феврале 1920 года Раскольникова «ушли» с занимаемого поста. Временное исполнение обязанностей командующего флотом принял на себя начальник штаба В.А. Кукель (Краевский). Непосредственное участие в этих событиях принимал и военком Г.П. Галкин.

В конце февраля 1921 года обстановка в Петрограде обострилась. С декабря 1920 года фактически прекратился подвоз донецкого угля, срывались поставки продовольствия. Газета «Петроградская правда» не раз сообщала о снижении норм выдачи продуктов по карточкам. Из-за отсутствия топлива, электроэнергии и сырья закрывались заводы и фабрики. То на одном, то на другом предприятии начались выступления рабочих, требовавших улучшения продовольственного снабжения, восстановления рыночной торговли и снятия с дорог к Петрограду заградительных отрядов, которые не только не пропускали крестьян в город, но и изымали продукты у горожан, ездивших за ними в деревни. В этих условиях меньшевики требовали перевыборов в Советы. На Васильевском острове 24 февраля толпа разоружила охрану гауптвахты Петроградской морской базы, освободив находившихся там арестованных.

На следующий день, 25 февраля губком РКП(б) образовал Чрезвычайный комитет обороны Петрограда во главе с М.М. Лашевичем. Его приказом Петроград объявлялся на военном положении, в каждом районе города образовывались «революционные тройки», бравшие на себя всю полноту власти5.

1 марта 1921 года собрание команд 1-й и 2-й бригад кораблей Флота Балтийского моря приняло резолюцию, призывавшую к перевыборам Советов всех уровней, предоставлению свободы слова и печати для рабочих и крестьян, анархистов, левых социалистических партий и т.д. (всего 15 пунктов)6. Этот документ положил начало так называемому Кронштадтскому мятежу.

Уже на следующий день, 2 марта 1921 года Совет Труда и Обороны (СТО) принял решение о введении в Петрограде и Петроградской губернии осадного (чрезвычайного) положения и передаче всей власти комитету обороны7. В тот же день его решением во главе Балтийского флота была поставлена так называемая революционная тройка — Г.П. Галкин, И.К. Кожанов, А.А. Костин8.

Не будем сейчас пересказывать ход и исход Кронштадтского мятежа — это хорошо известно из многочисленных исследований и публикаций. Отметим лишь, что в марте командующим флотом был назначен И.К. Кожанов, а Г.П. Галкин остался на посту военкома, продолжая находиться в этой должности и при М.В. Викторове, вступившем в командование Морскими силами Балтийского моря (МСБМ) 5 мая 1921 года.

22 августа 1921 года стало началом репрессий в отношении командно-начальствующего состава МСБМ. За несколько дней были арестованы 360 человек, в основном бывших офицеров. В своей докладной от 9 сентября уполномоченный Особого отдела в МСБМ А. Грибов писал по этому поводу: «Я полагаю, что, чем больше их будет изъято, тем быстрее будет строиться наш Красный флот. А старых военспецов использовать в тылу по специальностям, а когда встретится нужда, мы всегда сможем их заставить работать так, как захочет пролетарская диктатура»9.

Арестованных моряков доставили в Москву, в Бутырку, где их разделили на группы и вскоре отправили в тюрьмы различных городов — в Казань, Харьков, Нижний Новгород, Орел, Тулу, Ярославль, Курск, Брянск, Вологду.

М.В. Викторов и Г.П. Галкин пытались спасти арестованных от немедленной расправы. Викторов обратился с письмом к председателю Центральной фильтрационной комиссии (ЦФК) И.Д. Сладкову с просьбой освободить хотя бы часть арестованных. Аналогичное письмо Г.П. Галкин направил заместителю начальника Особого отдела ВЧК А.Х. Артузову с просьбой о пересмотре обвинений арестованным морякам. Эти обращения активно поддержал вновь назначенный помглавкомор Э.С. Панцержанский. обратившись напрямую к Л.Д. Троцкому, который вынес этот вопрос на обсуждение в Политбюро. Было принято решение о создании в недельный срок комиссии для определения политической благонадёжности арестованных и возможности вернуть их на флот10.

Г.П. Галкин и В.И. Зоф, будучи членами комиссии, стали основными борцами за освобождение арестованных военморов. Им противостоял Особый отдел ВЧК в лице А.Х. Артузова. На первом же заседании комиссии Г.П. Галкин, ставший с ноября 1921 года комиссаром Оперативного управления Штаба Морских сил Республики11, заявил, что ссылки на материалы и выводы ЦФК как основание для арестов моряков являются несостоятельными, они не всегда объективны, к тому же некоторые из членов ЦФК в ходе начавшейся чистки партии сами лишились партийных билетов. Артузов был категорически против такой постановки вопроса, настаивая на том, что о возвращении арестованных на флот не может быть и речи. В конце концов, во многом благодаря твёрдой позиции Галкина, комиссия пришла к выводу о возможности освобождения 283 человек12. Однако на флот направлялись только 37 бывших офицеров, ещё 69 предназначались в береговые части, запрещалось служить в Петрограде и вообще на Балтийском флоте 91 ранее арестованному военмору13.

Все эти перипетии разбирательства последствий Кронштадтского мятежа аукнутся Г.П. Галкину в 1937—1938 гг., когда он сам окажется в тюрьме НКВД по обвинению во «вражеской деятельности». А пока он успешно продвигался по службе, в должности то комиссара Штаба Морских сил Республики, то помощника начальника Морских сил по техническо-хозяйственной части14.

В эти годы шли поиски оптимальной структуры органов управления Вооружёнными силами страны. В апреле 1926 года Штаб РККА разработал «Соображения по вопросу организации Морских Сил», в соответствии с которыми флоту в системе Вооружённых сил государства отводилась третьестепенная, вспомогательная роль.

В развитие этого положения предлагалось расформировать Управление Военно-морских сил, окончательно изъяв из круга ведения морского командования функции оперативного руководства силами, их материально-технического обеспечения и подготовки кадров. Взамен было предложено создать Управление РККФ с урезанными полномочиями, главным образом распорядительного характера. Начальник Оперативного управления Штаба РККА В.К. Триандафиллов, руководивший разработкой «Соображений», даже не счёл необходимым заблаговременно ознакомить с их содержанием флотское командование, не говоря уже о том, чтобы их согласовать.

Естественно, что начальник Морских сил РККА В.И. Зоф, начальник Штаба А.В. Домбровский и комиссар Штаба ВМС РККА Г.П. Галкин выступили против предлагавшегося проекта. В Реввоенсовет СССР ими был направлен доклад, в котором отмечалось, что «роль морской силы СССР определяется значением и стратегическим положением… морских театров», в связи с этим «флот требует постоянного и специального централизованного морского руководства». При этом В.И. Зоф, А.В. Домбровский и Г.П. Галкин ссылались и на исторический опыт ведущих морских держав, который свидетельствовал о недопустимости «растворения» органов управления флотом в центральных учреждениях армии, так как «попытки подобного рода неизменно кончались неудачей»15.

Борьба по поводу структуры и функций органов управления флотом завершилась тем, что 22 июля 1926 года РВС СССР издал приказ, в соответствии с которым было создано Управление Военно-морских сил Рабоче-крестьянской Красной армии (УВМС РККА), непосредственно подчинённое наркому по военным и морским делам. На УВМС РККА возлагалась ответственность за боевую, организационно-мобилизационную и специальную подготовку флота, комплектование и подготовку его личного состава, контроль за реализацией планов строительства ВМС и их материально-техническое обеспечение. Функции обеспечения боевого управления силами флота и планирование их развития и применения перешли главным образом к штабу и, частично, к Главному управлению РККА.

В составе УВМС РККА были образованы несколько управлений, а также Научно-технический комитет (НТК), располагавшийся в Ленинграде. В декабре 1926 года комиссаром НТК УВМС РККА был назначен Г.П. Галкин16.  . <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Список начальствующего состава Военно-Морских Сил Рабоче-Крестьянской Красной Армии. По состоянию на 1-е мая 1928 года / Составлен Учебно-Строевым Управлением Управления Военно-Морских Сил РККА. Л.: Издание Управления В.-Морских Сил РККА, 1928. С. 62.

2 Там же.

3 В составе отряда моряков он воевал на северо-западе против наступавших войск генерала Н.Н. Юденича.

4 Раскольников Ф.Ф. Кронштадт и Питер в 1917 году. М., 1990. 319 с.

5 Петроградская правда. 1921. 26 февраля.

6 Известия Временного революционного комитета матросов, красноармейцев и рабочих (Кронштадт). 1921. 3 марта.

7 Петроградская правда. 1921. 3 марта.

8 Красный Балтийский флот. 1921. 3 марта.

9 Зонин С. Первый шквал // Морской сборник. 1991. № 11. С. 81.

10 Политбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б). Повестки дня заседаний. 1919—1952. Каталог. Т. 1. 1919—1929. М., 2000. С. 136.

11 Список начальствующего состава… С. 62.

12 Зонин С. Указ. соч. С. 83.

13 Троцкий Л. Как вооружалась революция. Т. 3. Кн. 2. М., 1925. С. 85.

14 Список начальствующего состава… С. 62.

15 Российский государственный военный архив. Ф. 29. Оп. 26. Д. 32. Л. 33, 34.

16 Черушев Н.С., Черушев Ю.Н. Расстрелянная элита РККА (командармы 1-го и 2-го рангов, комкоры, комдивы и им равные): 1937—1941. Биографический словарь. М.: Кучково поле; Мегаполис, 2012. С. 310, 311.