Комплектование военно-учебных заведений преподавателями в период зарождения русской военной школы

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматривается формирование в России системы отбора преподавателей и офицеров-воспитателей для военных вузов за период с начала создания регулярной русской армии Петром I до середины XIX века.

Summary. The article deals with the formation of a Russian system of selection of teachers and education officers for military schools from the beginning of the creation of regular Russian army by Pyotr I up to the middle of the XIX century.

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

 

СЕЛЬНИЦЫН Леонид Николаевич — начальник научно-исследовательской лаборатории (по проблемам военного профессионального образования специалистов ВКО) Военной академии ВКО имени Маршала Советского Союза Г.К. Жукова, кандидат военных наук, профессор

(г. Тверь. E-mail: andreev.vavko@mail.ru);

АНДРЕЕВ Андрей Александрович — старший научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории (по проблемам военного профессионального образования специалистов ВКО) Военной академии ВКО имени Маршала Советского Союза Г.К. Жукова

(г. Тверь. E-mail: andreev.vavko@mail.ru)

 

«ПРИГОТОВЛЯТЬ… ОФИЦЕРА ПОСТИГАЮЩЕГО СОЗНАТЕЛЬНО ПРЯМЫЕ ОБЯЗАННОСТИ БУДУЩЕГО СВОЕГО НАЗНАЧЕНИЯ»

Комплектование военно-учебных заведений преподавателями в период зарождения русской военной школы (начало XVIII — первая половина XIX в.)

 

Военное образование как самостоятельная отрасль специального образования и система подготовки военных кадров получило развитие с начала XVIII века, когда в ряде стран Европы формировались массовые регулярные армии, для руководства которыми требовался подготовленный командный состав. С этой целью стали создаваться военно-учебные заведения (вуз). Начало системы военного образования в России было положено Петром I, который, проводя государственные и военные реформы, первый понял, что для нужд Отечества необходимы специалисты в различных отраслях государственного практического знания.

Венценосный реформатор подверг устройство русских войск коренному изменению, совершенно преобразившему их состав, способы комплектования, организацию, управление. Ввёл систему обучения и воспитания, а также обязательную личную пожизненную службу для дворян и рекрутскую повинность для других сословий. Русская армия стала регулярной.

С целью подготовки профессиональных военных кадров для создававшейся армии нового типа в России был открыт целый ряд военных школ, которые давали как начальное, так и специальное военное образование. По приказу Петра I и с его личным участием была учреждена мореходная школа в Азове (1698 г.) и школа при бомбардирской роте Преображенского полка (1700 г.), которые по существу явились прообразами первых вузов. Преподавателями в школе при бомбардирской роте Преображенского полка были бомбардиры этого же полка, совершившие в 1697 году путешествие с Петром I по Европе. Обучали в школе математике, фортификации и артиллерии1.

Первым постоянно действовавшим вузом в России стала учреждённая по инициативе царя и открытая в Москве в январе 1701 года Школа математических и навигацких наук, известная как Навигацкая школа. Именно с неё фактически и началось высшее военное образование, ведь, по словам Петра I, школа «нужна не только к морскому ходу, но артиллерии и инженерству»2. В самом начале штат помощников начальника военно-учебного заведения был ограничен 2—3 учителями, бывшими одновременно и воспитателями. В 1715 году старшие классы этой школы перевели в Петербург, в созданную Морскую академию3.

Пётр I непосредственно руководил и контролировал деятельность военно-учебных заведений, устанавливал их численность, сформулировал требования к офицерским кадрам и содержанию военного образования, лично принимал участие в подборе преподавательского состава, положил начало специализированной подготовке офицеров. Государь постоянно интересовался ходом занятий, присутствовал на экзаменах и занимался распределением по полкам окончивших вуз, следил за их продвижением.

В период зарождения отечественной системы военного образования одним из самых сложных был вопрос комплектования вузов преподавательским составом. Это было связано главным образом с низким уровнем просвещения в России того времени и отсутствием достаточного количества подготовленных преподавателей (учителей). Поэтому основным источником комплектования вузов преподавателями были иностранцы. Первыми военными педагогами были профессор Абердинского университета Фарварсон, Степан Гвын (Stephen Gwyn) и рыцарь Грызь, как произносили на русский лад имя и фамилию Ричарда Грейса (Richard Gries), приглашённые на русскую службу во время пребывания Петра I в Лондоне. Им было установлено значительное жалованье, а Фарварсону, кроме того, за каждого ученика, окончившего с успехом курс морских наук, было обещано 50 фунтов стерлингов4.

При этом важно отметить, что в отношении иностранцев Пётр I неизбежно придерживался чёткой линии: там, где создавалась возможность замещения иностранного специалиста русским, такая замена производилась немедленно, в то же время он бережно относился к тем иностранцам, которые проявляли себя с лучшей стороны и приносили несомненную пользу государству5.

Первым русским преподавателем следует считать Леонтия Филипповича Магницкого. Он знал несколько иностранных языков, ярко проявил себя при проведении фортификационных работ с целью укрепления городов в период Северной войны.

Чтобы нагляднее представить себе место преподавателя и его положение в вузе того времени, следует отметить, что даже самого понятия «преподаватель» тогда просто не существовало. Людей, призванных передавать свои знания учащимся, называли мастерами и подмастерьями. И соответственно к ним относились. Их могли, как и учащихся, подвергнуть телесным наказаниям, что не считалось чем-то из ряда вон выходящим. И если со временем появилась должность учителя, то подмастерья ещё достаточно долго фигурировали в штатных расписаниях вузов.

Нельзя не отметить и те трудности, которые испытывали как преподаватели, так и обучавшиеся в первых военных школах. Это прежде всего отсутствие учебников и специальной литературы на русском языке. Положение усугублялось тем, что отсутствовал понятийный аппарат, так как научная и техническая терминология в русском языке не была еще отработана. Учебники и учебные пособия, как правило, переводились на русский язык с латинского, английского, немецкого или французского языков. Так, вышедшее в 1703 году в Москве первое издание арифметики Магницкого имело следующее полное заглавие: «Арифметика, сиречь наука числительная, с разных диалектов на Славянский язык переведённая учителем математики Леонтием Магницким».

Общепринятые термины, которые применяли преподаватели-иностранцы, переводчики переводили на русский язык произвольно, что приводило к неточностям и искажению смысла оригинального текста. Поэтому без толкового разъяснения преподавателем тех или иных положений и рекомендаций, изложенных в переводных книгах, обучающимся разобраться было довольно сложно, а порой и невозможно.

Если же учесть, что и преподаватели-иностранцы не знали в достаточной степени русского языка, то можно себе представить, какие трудности испытывали при обучении все те, кто получал образование в первых русских вузах.

В силу этого руководство страны достаточно быстро пришло к выводу о необходимости иметь своих, русских преподавателей и не зависеть в этом отношении от иностранцев. Такими преподавателями, как правило, становились выпускники Навигацкой школы и Морской академии. Кроме этого, для подготовки преподавателей отлично успевавших и способных воспитанников привлекали в качестве помощников учителей.

К сожалению, после смерти Петра I учительский труд перестал оцениваться в должной мере. Так, в морской школе с 1737 года учителя хотя и награждались чинами, но крайне медленно и с большим разбором. «Обыкновенною, и также не частой, наградой была прибавка жалованья; но как Академия содержалась определённой суммой, то значительная прибавка могла делаться только из оставшегося жалованья выбывшего лица. Определённых окладов не было, всё зависело от личности учителя, а главное от случая. Умер учитель, прибавляли, кому можно, из его жалованья; а если все здравствовали, то хотя бы и следовало прибавить, да было не из чего»6.

По инициативе графа П.И. Ягужинского 17 февраля 1732 года был открыт первый в России Корпус кадетов, по образцу существовавшего в Пруссии. В 1743 году он был переименован в Сухопутный шляхетский кадетский корпус (с целью отличия от Морского)7. В корпусе обучали военным и общеобразовательным предметам. Этим закладывались основы не только общеобразовательного направления в обучении взамен существовавшего до того профессионального образования, но и двойного назначения корпуса: готовить не только военнослужащих, но и гражданских чиновников. В этом заключалось существенное отличие российского кадетского корпуса от европейских.

Первым директором корпуса был назначен президент Военной коллегии генерал-фельдмаршал Б.К. Миних. Принятая им система обучения была далека от совершенства. Преподаватели редко объясняли материал, а требовали зазубривания разделов, самостоятельная работа кадетов также ограничивалась зубрёжкой. Общая ориентация корпуса на подготовку офицеров, а также гражданских чиновников неминуемо вела к многопредметности.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Волков С.В. Русский офицерский корпус. М.: Воениздат, 1993.

2 Воробьёва А.Ю. Кадетские корпуса в России в 1732—1917. М.: «АСТ»; «Астрель», 2003. С. 3.

3 Галушко Ю., Колесников А. Школа российского офицерства / Исторический справочник. М.: «Русский мир», 1993.

4 Цит. по: Каменев А.И. Военная школа России: уроки истории и стратегия развития. См.: Интернет-ресурс: militera.lib.ru.

5 Цит. по: он же. История подготовки офицерских кадров в России. М.: ВПА им. Ленина, 1990. С. 17.

6 Цит. по: он же. Военная школа России: уроки истории и стратегия развития.

7 Волков С.В. Указ. соч. С. 101.