Из личной переписки А.А. Жданова с И.В. Сталиным в 1941—1942 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. Публикуются впервые личные письма 1-го секретаря Ленинградского горкома и обкома ВКП(б) А.А. Жданова наркому обороны СССР И.В. Сталину за 1941—1942 гг. В письмах затронуты вопросы обороны Ленинграда зимой 1941 и летом 1942 года. Вступительная статья и примечания Л.Л. Газиевой.

Summary. The article publishes for the first time the personal letters of the 1st Secretary of the Leningrad City and Regional Committee of the CPSU(b) A.A. Zhdanov to the People’s Commissar of Defence of the USSR I.V. Stalin during 1941-1942. The letters touched the defence of Leningrad in winter of 1941 and summer of 1942. Introduction and notes by L.L. Gaziyeva.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

 

ГАЗИЕВА Людмила Леонидовна — старший преподаватель кафедры «История Отечества» в Первом Санкт-Петербургском государственном медицинском университете имени академика И.П. Павлова, кандидат исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: llghist@yandex.ru)

 

«ПРИ ВСЕХ ЗОЛОТЫХ КАЧЕСТВАХ ЛЕНИНГРАДСКОГО НАРОДА ПРИХОДИТСЯ ВСЁ ВРЕМЯ СЛЕДИТЬ, ЧТОБЫ НИКТО НЕ ВЕШАЛ НОС НА КВИНТУ…»

Из личной переписки А.А. Жданова с И.В. Сталиным в 1941—1942 гг.

 

Андрей Александрович Жданов (1896—1948) — советский политический деятель, с 1922 года на советской и партийной работе, с 1934 по 1944 год работал первым секретарём Ленинградского горкома и обкома ВКП(б), в 1944 году получил звание генерал-полковник, являлся председателем Комиссии по вопросам обороны Ленинграда, входил в Военные советы Ленинградского и Северного фронтов и обороны Ленинграда, сыграл важную роль в защите города. Однако специальные исследования, посвящённые роли Жданова в обороне Ленинграда, до конца 1990-х годов в нашей стране практически отсутствовали, так что приходилось обращаться к трудам зарубежных историков1. Лишь в начале XXI века А.А. Жданов оказался в центре внимания отечественных исследователей2. Долгое молчание можно, видимо, объяснить идеологизацией проблемы: А.А. Жданов входил в ближайшее окружение И.В. Сталина, ему приписывается роль одного из наиболее активных организаторов массовых репрессий в 1930—1940-х годах. Мы не будем здесь касаться, так сказать, политического лица А.А. Жданова, рассмотрим лишь два сохранившихся его собственноручных письма И.В. Сталину по вопросам обороны города, хранящихся в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ)3 и до сего времени нигде не неопубликованных4. Трудно сказать, почему эти письма не попали в поле зрения специалистов, может быть потому, что они не несут какой-то особой информации и, на первый взгляд, весьма обыденны. Но это на первый взгляд. Если вчитаться, то письма Жданова Сталину в 1941—1942 гг., написанные, и это надо отметить особо, второпях, как говорится, на скорую руку, как пишут только близким людям, позволяют увидеть те стороны их взаимоотношений, которые до сих пор не замечали исследователи: внутреннюю полемику, личную позицию Жданова, особенно по поводу организации обороны Ленинграда осенью—зимой 1941 года. Эти письма помогают понять важные социально-психологические аспекты деятельности Жданова в блокированном городе, в них приводятся малоизвестные факты, например, о попытке отзыва Жданова в Москву летом 1942 года. Письма дают представление о личной роли Жданова в организации обороны города, а также, что немаловажно, о его самооценке в этой роли.

Первое письмо, мы назовём его письмо № 1, было написано в начале декабря 1941 года, в разгар Тихвинской операции и наступления 54-й армии на Войбокало, а также во время продолжавшегося наступления частей 8-й и 55-й армий на Синявино5. В связи с неоднозначным характером этих операций хотелось бы обратить внимание, что содержание данного письма позволяет уточнить некоторые детали.

Второе письмо, № 2, было написано в июне 1942 года в связи с планировавшимся отзывом Жданова из Ленинграда. Письмо позволяет лучше понять личностные качества А.А. Жданова, специфику его взаимоотношений с И.В. Сталиным, оно выражает критику по поводу наступательной операции по деблокированию города зимой 1941/1942 года.

Протестный характер можно увидеть и в характеристике трудностей, с которыми столкнулся Военный совет Ленинградского фронта, вынужденный решать вопросы и обороны города, и распределения жизненных ресурсов между фронтом и тылом. В письме слышится также чувство моральной ответственности автора за то, что город оказался в столь трудном положении: Жданов не раз говорит о необходимости подбодрить, поддержать, вывести людей из депрессии.

Интерес представляет и сравнение уроков Керченской операции 1942 года с Ленинградской 1941 года.

Письмо рукописное, с исправлениями автора. В левом углу надпись рукой Сталина: «Мой архив. 10.6.42. И. Сталин».

В публикации писем сохранены стилистика, орфография, сокращения и подчёркивания автора. В квадратных скобках пришлось дать слова пояснительного характера. С помощью квадратных скобок развёртываются для удобства чтения и сокращённые автором слова. В местоимениях «Вы», «Вам» при обращении к И.В. Сталину у автора писем наблюдается разнобой, поэтому все эти слова приведены к норме, соответствующей современным правилам. То же относится и к знакам препинания. В необходимых случаях буква «е» заменена на букву «ё», как это принято в «Военно-историческом журнале».

 

Письмо № 1

Дорогой тов. Сталин!

Тов. Воронов6 подробно доложит вам о наших делах. За эти дни мы очень много занимались вопросом о том, как улучшить и усовершенствовать способы нашего наступления. Пришли к выводу, что основной причиной наших неудач является слабое использование огневых средств пехоты: 45-мм пушек, 50-мм миномётов, пулемётов и т.д. Получалось таким образом: при наступлении после окончания артподготовки и авиабомбёжки, когда дальняя артиллерия переносит свой огонь в глубину и на фланги, то пехота в силу слабости ближнего своего огня сразу теряет преимущества в огневых средствах. Противник же, передний край которого проходит в 100—150—200 метрах от нашего переднего края [находится] в условиях, когда огонь дальней нашей артиллерии и авиации не подавляет большей части его огневых средств. При подъёме нашей пехоты в атаку [противник] немедля пускает в ход сильный огонь, и получается изменение соотношения огня не в нашу пользу. Мы вспомнили всё, что Вы указывали в финскую войну7, в частности, в отношении ошибок Королёва, и пришли к выводу, что надо произвести настоящую революцию в мозгах наступающих армий и заставить их полностью использовать огонь ближней артиллерии и автоматического и стрелкового оружия и отучить людей от мысли, что всё сделает за них дальняя артиллерия и авиация.

В этом духе мы и перестраиваем всю работу наших наступающих армий и считаем, что в этом ключ наших успехов, тем более что снарядов [для] 122-мм, 152-мм орудий и мин для 120-мм миномётов у нас почти нет, а снаряды [для] 45-мм, орудий и 50-мм миномётов в избытке.

Дело тут не только в том, что мы по одёжке протягиваем ножки, а в том, что большинство огневых точек противника можно и должно уничтожать именно пехотными средствами. Эти простые истины приходится вдалбливать с боем всем от мала до велика, так как у нас люди всё ещё не отучились от привычки расти как трава, не подводят итогов, не анализируют, а если занимаются подведением итогов, то начинают шарахаться: кто предлагает изменить направление, кто считает, что надо брать грудью, кто за тихую сапу, кто ругает войска. Всё это мы безжалостно отмечаем [отметаем] и требуем исходить из одного: во время атаки пехоты создать перевес огня. Сегодня в армиях идёт усиленная работа по перестройке организации боя, как мы указываем.

Зашевелились оборонные армии.

Лозунг истребления немецких захватчиков вызвал очень интересные и новые формы этого истребления. О чём напишу подробнее. У Федюнинского8 дело обстоит так, что если он не прозевает, то противнику у Войбокал9 капут.

Воронов торопится лететь, и я кончаю.

Настроение у нас хорошее.

Самое тревожное — это то, что голодно.

Привет В.М. Микояну, Маленкову, Берия. Ждём с нетерпением, когда начнётся разгром немцев под Москвой. Будьте здоровы.

Ваш Андрей Жданов.

5/XII 41.

Р.S. Я стал свирепым и придирчивым, как пёс.

 

Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 558 «Сталин». Оп. 11. Д. 730. Л. 191—195. Рукопись, оригинал.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Boterbloem K. The life and times of Andrei Zhdanov: 1896—1948. Montreal, 2004; Harris J. The origins of the conflict between Malenkov and Zhdanov: 1939—1941 // Slavic Review. 1976. Vol. 35. № 2; Ra`anan G. International policy formation in the USSR: Factional «debates» during the Zhdanovshchina. Hamden, 1983.

2 А.А. Жданов: «Задача всех задач — поддержать дух людей…» (январь 1942 г.) // Соболев Г.Л. Ленинград в борьбе за выживание в блокаде. Кн. 1: июнь 1941 — май 1942. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2013. С. 349—444; Волынец А.Н. Жданов. М.: Молодая гвардия, 2013. 619[5] с., ил.; Кутузов В.А. А.А. Жданов или А.А. Кузнецов? К вопросу о лидерстве в блокированном Ленинграде // Новейшая история России. 2012. № 1. С. 193—203; он же. «В личном плане поведение А.А. Жданова во время блокады было вполне достойным» // Ленинградская битва сквозь призму времени: Материалы научной конференции и «круглого стола», состоявшихся в Государственном мемориальном музее обороны и блокады Ленинграда. СПб., 2011. С. 64—67; он же. А.А. Жданов и пирожные: мифы и реалии блокадного Ленинграда // Россия в XX веке / Отв. ред. М.В. Ходяков. СПб., 2008. С. 169—174; Кутузов В.А., Демидов В.И. Член Военного Совета А.А. Жданов // Битва за Ленинград: проблемы современных исследований. Сборник статей / Сост. Е.В. Ильин. СПб.: СПбГУ, 2007. С. 157—170; Глотова О.А. Андрей Александрович Жданов (идеологическая деятельность в 1920—1940-е гг.). Дисс. … канд. ист. наук. М., 2004. 273 с.; Борисов С.Б. Андрей Александрович Жданов: Опыт политической биографии. Шадринск: «Исеть», 1998. 36 с.

3 Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 558 «Личный фонд Сталина Иосифа Виссарионовича. 21.XII. 1879 — 5.III. 1953». Оп. 11. Д. 730 (Переписка Сталина со Ждановым… об обороне Ленинграда. 24 августа 1934 — 5 декабря 1941). Л. 195; Д. 731 (Переписка Сталина со Ждановым… об обороне Ленинграда. 9 июня 1942 — 15 сентября 1946). Л. 134; Д. 732 (Переписка Сталина со Ждановым…о продовольственном снабжении Ленинграда. 19 сентября 1946 — 27 марта 1948). Л. 132.

4 Там же. Д. 730. Л. 191—195; Д. 731. Л. 1—17.

5 Бурлаков А.И., Похилюк А.В. К вопросу о попытках деблокады Ленинграда (Синявинская наступательная операция 1941 г.) // Северо-Западный регион в первый год Великой Отечественной войны. Сборник статей. СПб., 2007. С. 100—103.

6 Воронов Николай Николаевич (1899—1968) — главный маршал артиллерии (1944).

7 Речь идёт о Советско-финляндской войне 1939—1940 гг.

8 Федюнинский Иван Иванович (1900—1977) — советский военачальник, Герой Советского Союза (1939), в Великую Отечественную войну командовал рядом армий, Ленинградским, Волховским и Брянским фронтами.

9 Контрнаступление 3 декабря 54-й армии (командующий генерал-лейтенант И.И. Федюнинский) в районе Войбокало, западнее г. Волхова, являлось частью контрнаступательной операции, осуществлённой силами 4-й армии (командующий генерал армии К.А. Мерецков с 9 ноября 1941 г.), 52-й армии (командующий генерал-лейтенант Н.К. Клыков) и Новгородской армейской группы (НАГ) под Тихвином, проходившей с 19 ноября по 30 декабря 1941 г. В результате этой операции 9 декабря 1941 г. был освобождён г. Тихвин, немецкие войска отброшены за ж/д Мга — Кириши, захвачены несколько плацдармов на левом берегу р. Волхов. Освобождение Войбокало и поражение немецко-фашистских войск под Тихвином позволило пустить в ход участок Северной железной дороги Тихвин — Войбокало, что повысило обороноспособность города и дало возможность организовать движение транспорта по Ладожскому озеру до п. Кобона, а оттуда до Войбокало. См.: Материалы научной конференции и «круглого стола», состоявшихся в Государственном мемориальном музее обороны и блокады Ленинграда. СПб., 2011. С. 87.