Финские войска в блокаде Ленинграда

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается о действиях вооружённых сил Финляндии на Карельском перешейке и в битве за Ленинград; раскрываются причины приостановки маршалом Маннергеймом активных наступательных операций; развенчивается миф о непричастности финского военно-политического руководства к жестокой блокаде Северной российской столицы.

Summary. The article describes the actions of the armed forces of Finland in the Karelian Isthmus and in the Battle of Leningrad, the reasons of suspension by Marshal Mannerheim of active offensive operations; debunks the myth of non-participation of the Finnish military-and-political leadership in the brutal blockade of the northern Russian capital.

ПРОТИВ ЛЖИ И ФАЛЬСИФИКАЦИЙ

 

Фролов Михаил Иванович — профессор Ленинградского государственного областного университета имени А.С. Пушкина, доктор исторических наук, профессор

(196240, Санкт-Петербург, ул. Костюшко, д. 24)

 

«УНИЧТОЖЕНИЕ ОКРУЖЁННОГО ПЕТЕРБУРГА НЕОБХОДИМО ДЛЯ НАШЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ…»

 

Финские войска в блокаде Ленинграда

 

Военно-политическое руководство Финляндии, участвовавшей в войне против СССР на стороне фашистской Германии, несёт непосредственную ответственность за блокаду Ленинграда. Однако в последнее время не только в западной прессе, но и в российских средствах массовой информации, в работах некоторых отечественных историков можно встретить иную интерпретацию этих исторических событий. Появились утверждения о якобы вынужденном вступлении Финляндии в войну с Россией, об оборонительном характере этой войны, об отсутствии у финнов каких-либо планов захвата советской территории и нежелании финского руководства участвовать в блокаде Ленинграда. Более того, маршала Маннергейма стали называть чуть ли не спасителем Северной российской столицы.

Сиюминутная политическая конъюнктура, русофобский настрой, своекорыстные цели жаждущих зарубежных бонусов авторов подобных публикаций не имеют ничего общего с объективными историческими реалиями середины прошлого столетия.

Истинные намерения верного сателлита Германии во Второй мировой войне раскрываются при анализе архивных и изданных документов, во множестве опубликованных серьёзных исторических исследований1. К тому же о роли Финляндии в мировой бойне рассказывается в публикациях общественных деятелей страны, финских историков, объективно излагающих основные события, цели и характер развязанной войны2.

Финляндия объявила войну СССР 26 июня 1941 года. Некоторые историки и журналисты пытаются объяснить этот факт как ответные действия на бомбардировку советской авиацией финских аэродромов, где базировались немецкие самолёты, совершавшие налёты на российскую территорию. Однако по имеющимся документам и публикациям хорошо известно, что Финляндия заранее готовилась к войне с Советским Союзом, вступив в неё в сговоре с фашистской Германией.

По мирному договору, заключённому с СССР в марте 1941 года, Финляндия обязалась не нападать на Россию и не вступать ни в какие направленные против неё союзы. Но уже через месяц финское руководство дало заверение германским представителям, что новое правительство будет следовать в немецком фарватере. Глава государства Р. Рюти в конце 1941 года так определил основы своего видения развития страны: «Всё будущее экономическое и политическое развитие Финляндии может осуществиться лишь на основе полного и добровольного (подчёркнуто авт.) присоединения к планам Германии и включения страны в «новый порядок» в Европе»3.

Правящие круги Финляндии сознательно приняли решение о сближении с рейхом. Ещё в 70-е годы прошлого столетия У.К. Кекконен утверждал, что «даже абсолютный болван не может больше отрицать того, что небольшая финская руководящая группа заключила с нацистской Германией секретное соглашение об участии Финляндии в агрессивной войне Гитлера летом 1941 г.»4.

Финский историк профессор Мауно Иокипии в 1987 году опубликовал фундаментальный труд «Рождение войны — продолжение», в котором на основе документов детально показал, как генеральные штабы Германии и Финляндии разрабатывали совместные операции в соответствии с планом «Барбаросса». В частности, предусматривалось взаимодействие финской армии с немецкими войсками в ходе наступления на Ленинград5.

В январе 1941 года финский посланник в Берлине Тойво Кивимяки от имени президента Рюти официально сообщил министру иностранных дел Германии И. Риббентропу, что Финляндия полностью становится на сторону Германии6.

Германское командование при разработке планов нападения на СССР принимало в расчёт использование территории своего северного союзника как базы для наступления и добровольное участие Финляндии в намечавшейся войне7. Задолго до начала агрессии были согласованы все детали совместных боевых действий немецких и финских войск против Советского Союза.

В январе 1941 года в Берлине началась серия переговоров начальника генерального штаба финской армии Э. Хейнрикса с немецкими коллегами по вопросам непосредственного участия Финляндии в войне против СССР на стороне Третьего рейха. В конце февраля — начале марта последовал визит полковника Бушенхагена в Финляндию. 25 и 26 мая состоялось совещание германских и финских офицеров в Зальцбурге и Берлине. В начале июня 1941 года — второй визит полковника Бушенхагена в Хельсинки.

«Политическое и военное руководство Финляндии, — пишет В. Эрфурт, — оказалось осведомлённым… относительно вероятности войны между Германией и Россией… Нет ничего удивительного, что в случае войны можно было ожидать дружественного отношения Финляндии к Германии»8.

По результатам прошедших переговоров к лету 1941 года были достигнуты все основные военные договорённости. Наступил период перехода к практическим действиям по подготовке войск Финляндии к совместной с нацистской Германией войне против СССР9.

Ещё 22 сентября 1940 года Маннергейм дал согласие на прибытие в Финляндию под видом транзита в Норвегию германских войск. Его согласие позднее подтвердил премьер-министр Р. Рюти, заручившийся поддержкой министра В. Таннера10.

С марта 1941 года началась тайная вербовка желавших вступить в батальон СС. Из 2009 финских добровольцев годными признали 1556 человек. После обучения финский батальон вошёл в состав дивизии «Викинг»11.

25—28 мая германский и финский генеральные штабы окончательно согласовали планы совместных операций, сроки мобилизации и начала наступления12. 13 июня генерал пехоты В. Эрфурт прибыл в Финляндию в качестве командира «штабной группы связи и взаимодействия “Север” в финской ставке. 17 июня Финляндия официально вышла из Лиги Наций. В тот же день был отдан приказ о призыве в армию, а 18 июня началась всеобщая мобилизация. Немецкие войска стали выдвигаться на севере Финляндии к советской границе и занимать позиции для наступления13. 17 июня германские торпедные катера и минные заградители прибыли в порты на южном побережье Финляндии. 18 июня в генеральном штабе финской армии состоялось совещание начальников оперативных отделений штабов корпусов, на котором их проинформировали о намечавшемся развитии событий. 19 июня генерал-майор Талвела записал в своём дневнике: «Предварительный приказ о наступлении получен»14.

У немцев не было сомнения, что Финляндия вступит в войну с СССР. Финский посол в Берлине Т.М. Кивимяки сообщал в своём донесении, что был в 4 часа 30 минут утра (22 июня. — Авт.) приглашён И. Риббентропом на аудиенцию конфиденциального характера, во время которой глава гитлеровского внешнеполитического ведомства заявил, что «Финляндия получит вознаграждение» и пожелал «крепкого братства по оружию»15.

Нелишне привести и заявление немецкого посла в Москве Шуленбурга, когда он сообщал В.М. Молотову о начале войны. На поставленный Молотовым вопрос о выезде германского посольства из СССР Шуленбург без колебаний ответил, что «…выезд через западную границу невозможен, так как Румыния и Финляндия совместно с Германией тоже должны выступить»16.

22 июня 1941 года в 6.00 по радио Гитлер обратился к солдатам Восточного фронта с призывом, в котором он упомянул о Финляндии, сказав, что немецкие и финские войска стоят на берегах Северного Ледовитого океана плечом к плечу, защищая финскую землю17. Речь фюрера была опубликована на первой полосе крупнейшей в Финляндии газеты «Хельсингин Саномат»18.

Некоторые политические и военные руководители Финляндии посчитали это заявление преждевременным и крайне нежелательным, создающим впечатление, что между Германией и Финляндией существует военный союз.

Приказ Маннергейма № 4, изданный в начале войны, полностью подтвердил их опасения: «В этот исторический момент финские и немецкие солдаты вновь, как и во время освободительной войны в Финляндии в 1918 году, стояли плечом к плечу как товарищи в битве с большевизмом, с Советским Союзом… Это славное братство по оружию будет воодушевлять моих воинов в борьбе против общего врага»19.

По мнению профессора Н.И. Барышникова, дело не в том, имелось ли письменное соглашение о совместных действиях финской армии и вермахта. Финляндия взяла обязательство сражаться в военной коалиции с Германией против СССР20.

Следует подчеркнуть, что Финляндия фактически вступила в войну с СССР до официального её объявления. 21 июня 1941 года финский флот высадил десант на демилитаризованные (согласно Женевской конвенции 1921 г.) Аландские острова. Были незаконно арестованы сотрудники советского консульства. В тот же день финские подводные лодки совместно с немецкими субмаринами участвовали в минировании Финского залива. 22 июня финская диверсионная группа пыталась взорвать шлюзы Беломорско-Балтийского канала21.

Таким образом, версии о якобы настойчивом стремлении Финляндии сохранить нейтралитет, остаться в стороне от войны Германии и СССР22 лишены всякого основания, поскольку противоречат подтверждённым историческим фактам.

Ещё один миф, активно внедряемый в сознание современного поколения, — рассуждения об оборонительном характере войны с СССР. Планы финского руководства с самого начала военной агрессии предусматривали продвижение армии в глубь территории Советского Союза, овладение Северной Карелией, расширение территории за границы 1939 года. При этом особо подчёркивалось, что и Ленинград не останется у русских.

Основные цели Финляндии в войне против СССР были раскрыты в приказе Маннергейма, поступившем в финские подразделения накануне вторжения. В нём говорилось: «Во время освободительной войны в 1918 году я заявил Карелии, Финляндии и Беломорью, что не вложу своего меча в ножны до тех пор, пока Финляндия и Восточная Карелия не станут свободными… Двадцать три года Беломорье и Олонец ждали исполнения этого обета: полтора года Финская Карелия, опустевшая после героической зимней войны, ждала настоящего расцвета.

Бойцы освободительной войны! Новый день настал: Карелия поднимается в наши ряды… Свободная Карелия и Финляндия блистают перед нами в могучем водовороте событий мировой истории…

Солдаты! Земля, на которую вы вступаете, напитана кровью и страданиями нашего племени, это святая земля. Ваши победы освободят Карелию, ваши деяния создадут для Финляндии великое счастливое будущее»23. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Барышников Н.И., Барышников В.Н. Финляндия во Второй мировой войне. Л., 1985; Барышников Н.И., Фёдоров В.Г. Финляндия во Второй мировой войне. Л., 1989; Барышников Н.И. Блокада Ленинграда и Финляндия. СПб.; Хельсинки, 2002; он же. Маннергейм без ретуши 1940—1944. СПб.; Хельсинки, 2004; Новиков А.А. В небе Ленинграда. Л., 1970; От войны к миру. СССР и Финляндия в 1939—1944 гг. Сб. статей. СПб., 2006; Иоффе Э. Линии Маннергейма. Письма и документы. Тайны и открытия. СПб., 2003; Пыхалов И. Великая оболганная война. М., 2005; Скворцов В.Н., Тарасов М.Я., Фролов М.И. Ленинградский военный округ, Ленинградский фронт в годы Великой Отечественной войны 1941—1945. СПб., 2010; Фролов М.И. Салют и реквием. Героизм и трагедия ленинградцев: в 1941—1944 гг. СПб., 2003 и др.

2 Вирмавирта Я. Карл Густав Маннергейм // Вопросы истории. 1994. № 1; Иокапии М. Финляндия на пути к войне. Исследование о военном сотрудничестве Германии и Финляндии в 1940—1941 гг. Петрозаводск, 1999; Кекконен У.К. Финляндия: путь к миру и добрососедству. М., 1979; Линия Паасикиви. Статьи и речи Ю.К. Паасикиви 1944—1956 гг. М., 1988; Расила В. История Финляндии. Петрозаводск, 1996; Ринтала Т. Ленинградская симфония судьбы. Рассказ о городе и жителях города, осаждённого в 1941—1943 годах немецкими и финскими войсками // Север. 1970. № 1; Сеппяля Х. Финляндия как оккупант в 1941—1944 годах // Север. 1995. № 4 и др.

3 Фёдоров В.Г. Советский Союз и Финляндия. Добрососедство и сотрудничество. М., 1988. С. 53, 54.

4 Цит. по: Барышников Н.И. Блокада Ленинграда и Финляндия 1941—1944. С. 30.

5 От войны к миру. СССР и Финляндия в 1939—1944 гг. С. 202.

6 Барышников В.Н. Вступление Финляндии во Вторую мировую войну. 1940—1941 гг. СПб.: Изд-во С.-Пб. ун-та, 2003. С. 205.

7 Фёдоров В.Г. Указ. соч. С. 54.

8 См.: Эрфурт В. Финская война 1941—1944 / Пер. с нем. М.: «ОЛМА-ПРЕСС Звёздный мир», 2005. С. 30.

9 См.: От войны к миру. СССР и Финляндия в 1939—1944 гг. С. 220.

10 Фёдоров В.Г. Указ. соч. С. 54, 55.

11 Иоффе Э. Линии Маннергейма… С. 276.

12 Пыхалов И. Указ. соч. С. 311.

13 Там же. С. 312.

14 Барышников В.Н. Вступление Финляндии во Вторую мировую войну… С. 244.

15 Барышников Н.И. Блокада Ленинграда и Финляндия… С. 37, 38.

16 Маковский В.Б. Прикрытие госграницы накануне войны // Воен.-истор. журнал. 1993. № 5. С. 58.

17 Эрфурт В. Указ. соч. С. 372.

18 Обратим внимание на то, что Гитлер в своей речи сказал о германских и финских солдатах, что они стоят «in bunde», то есть в союзе. В финском МИД перевели это как «плечом к плечу».

19 Иоффе Э. Указ. соч. С. 29.

20 Барышников Н.И. Блокада Ленинграда и Финляндия. С. 32.

21 См.: Бурлаков А.И., Похилюк А.В. Боевые действия по деблокаде Ленинграда. СПб., 2013. С. 291.

22 См.: Бешанов В.В. Ленинградская оборона. Минск, 2005. С. 33—35.

23 Сеппяля Х. Указ. соч. С. 100.