Жизнь и бессмертие Альты

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается об участнице немецкого движения Сопротивления, легендарной советской разведчице Ильзе Штёбе.

Summary. The article describes the participant of the German Resistance Movement legendary Soviet intelligence officer Ilse Stoebe.

ПЛАТОШКИН Николай Николаевич — профессор Московского гуманитарного университета, доктор исторических наук

(Москва. E-mail: platoshkin@mail.ru)

 

ЖИЗНЬ И БЕССМЕРТИЕ АЛЬТЫ

 

Немка Ильзе Штёбе, постоянно рискуя жизнью, работала на советскую военную разведку с 1931 года вплоть до своего ареста гестапо в 1942 году. Нацисты казнили её на гильотине — обычно эту варварскую казнь приберегали для личных врагов Гитлера или особо опасных противников Третьего рейха. Когда она взошла на эшафот, ей исполнился всего 31 год.

Кто же была эта красивая и талантливая женщина, любившая нашу страну как свою вторую родину? О ней написаны сотни статей и книг, но всё равно в её жизни есть множество неисследованных моментов. Эти пробелы мы попытаемся восполнить.

Особенно важно сделать это сейчас, в канун предстоящего юбилея Победы, чтобы воздать дань памяти человеку, отдавшему жизнь ради великой цели.

Ильзе Фрида Гертруд Штёбе родилась в Берлине 17 мая 1911 года. У её матери (урождённой Фриды Шуман) это был второй брак. Однако Фриде и со вторым мужем не повезло: он ушёл из семьи, а Ильзе и её сводный брат Курт остались с матерью. Оба они — сестра и брат, проживая в «красном» районе немецкой столицы Лихтенберге, с юношеских лет придерживались левых взглядов. Курт стал членом Компартии Германии (КПГ) в 1930 году. Есть предположение, что Ильзе в 1929 году также вступила в партию, однако партийного билета на её имя до сих пор не обнаружено.

Экономический кризис 1929 года больно ударил по семье Штёбе. Ильзе не на что было учиться в гимназии, какое-то время она посещала городской «Лицей Цецилии», однако вскоре пришлось оставить и его. Единственное, на что можно было рассчитывать, — это бесплатная так называемая народная школа, после окончания которой девушка поступила на курсы машинисток-стенографисток. Получив специальность, Ильзе в 1929 году смогла устроиться в престижный в то время издательский дом Рудольфа Мосса1. Его газеты придерживались либеральных взглядов, их ненавидели поднимавшие голову нацисты, которых к тому же не устраивало и то, что Мосс был евреем. Сначала девушка работала в рекламном отделе, затем секретарём главного редактора популярной газеты «Берлинер Тагеблатт» — весьма известного в Германии писателя и журналиста Теодора Вольфа2, ярого противника германского милитаризма, одного из основателей Немецкой демократической партии, главной буржуазной либеральной партии, поддерживавшей Веймарскую республику3.

После поджога нацистами рейхстага в феврале 1933 года и запрета КПГ Вольф бежал в Швейцарию, затем перебрался во Францию.

О том, что Вольф с большой симпатией относился к своей молодой сотруднице, быстро делавшей под его патронатом журналистскую карьеру, говорит хотя бы тот факт, что именно ей он посвятил свой последний роман «Пловчиха» (1937 г.)4. Вот её словесный портрет: «Она обладала хорошей фигурой, светло-каштановыми спадающими волнами волосами и тёмными глазами. И вела она себя, если не становилась на минуту весёлой школьницей или не впадала в моменты безудержной радости, не знавшей границ, как настоящая дама, имевшая прирождённую склонность к хорошим манерам»5. Автор хотел экранизировать роман, но не успел. После разгрома Франции в 1940 году он был арестован в Ницце итальянскими оккупационными властями и выдан немцам. 23 сентября 1943 года Вольф умер в концлагере Заксенхаузен. Однако Ильзе успела повидаться с Вольфом ещё в Париже, где он подарил ей «её» книгу.

Ильзе Штёбе Фото на документы

Ильзе Штёбе
Фото на документы

В ГАЗЕТЕ Ильзе познакомилась с талантливым журналистом Рудольфом Херрнштадтом (Геррнштадт), выходцем из зажиточной еврейской семьи, мечтавшим стать писателем. Симпатизировавший, как и Ильзе, коммунистам, Рудольф в 1930 году вступил в КПГ, где числился в нелегальной структуре под именем Фридриха Брокмана. С того же времени он стал добровольно работать на советскую военную разведку, получив псевдоним Арбин. Контакт с Центром — Разведывательным управлением (РУ) Генерального штаба РККА был установлен через руководителя тайного аппарата КПГ Вилли Мюнценберга. В Праге, куда Рудольф отправился в качестве корреспондента «Берлинер Тагеблатт», на него «вышел» чешский коммунист Людвиг Фрейка (Людвиг Фройнд), познакомивший Арбина с советским «товарищем Альбертом» из РУ. Тот переадресовал Херрнштадта сначала в резидентуру в Вене, видимо, для проверки, а уж оттуда Рудольфа передали на связь резиденту РУ в Берлине О.А. Стигге.

Именно Херрнштадт, с которым, по словам Курта, Ильзе была помолвлена, привлёк её в 1930 году к работе на советскую военную разведку. В Москве Штёбе сначала дали мужской псевдоним Арним. И Рудольф, и Ильзе работали на СССР по идейным мотивам. Они прекрасно понимали, что по-настоящему непримиримым противником нацистов являлся лишь Советский Союз. Отсюда следовал логичный вывод — помощь СССР приведёт к разгрому нацизма. Заметим, что исходя из точно таких же соображений, в 1930-е годы стал сотрудничать с советской разведкой и потомственный британский аристократ Ким Филби, а также десятки людей из «высшего общества» по всему миру.

В июне—ноябре 1930 года Рудольф находился в командировке в Праге, и Ильзе пришлось напрямую контактировать с резидентом Центра в Берлине Яковом Брониным, имевшим псевдоним Абрам6. Херрнштадт представил Бронина своей невесте как «доктора Боша». Свои первые впечатления от встречи с Ильзе Бронин описал следующим образом: «Когда я её впервые встретил, ей шёл двадцать первый год. Стройная, выше среднего роста, с правильными чертами продолговатого лица и живыми серыми глазами, она была, бесспорно, красивой женщиной. На неё обращали внимание, потому что у неё были заметные черты сходства с популярной тогда в Германии киноактрисой Бригиттой Хелм».

Характеризуя позднее нового сотрудника, Бронин сообщал в Москву: «Беспартийная. Симпатизирует коммунистической партии. Работает с нами по убеждению. По профессии секретарь-машинистка главного редактора “Берлинер Тагеблатт” Теодора Вольфа. Связи ограничены составом редакционных работников. Главная связь — хорошие отношения с Вольфом, который ей доверяет и многое рассказывает»7.

В Центре сначала полагали, что задача Ильзе будет заключаться лишь в помощи Рудольфу, но, по достоинству оценив острый ум и аналитические способности девушки, стали думать о её самостоятельной роли. В 1932 году представился случай внедрить Ильзе в немецкую военную разведку, но в конце концов решили не рисковать: уж очень серьёзную проверку проходили кандидаты на службу в абвере.

После эмиграции Вольфа Ильзе лишилась своего главного источника информации. Что касается Херрнштадта, то он в это время находился в качестве корреспондента в Москве, где кураторы из РУ рекомендовали ему писать побольше статей антисоветского содержания, чтобы заслужить доверие новых берлинских властей. Кстати, этому способствовала и «высылка» Херрнштадта из Москвы в качестве адекватного ответа на недопущение журналистов «Правды» и «Известий» на процесс в Лейпциге, где судили лидера болгарских коммунистов Георгия Димитрова. Херрнштадт вернулся в Варшаву: там он работал корреспондентом нескольких немецких газет.

Между тем в самой Германии нацисты начали с удвоенной силой преследовать инакомыслящих, прежде всего коммунистов. Попал в эту мясорубку и сводный брат Ильзе Курт: штурмовики из СА арестовали его и зверски избили, сломав челюсть. Три месяца Курт пролежал в больнице. Гестапо подбиралось и к Ильзе, но компромата на неё не находилось. После бегства Вольфа Штёбе переехала в Бреслау и устроилась на работу в газету «Бреслауэр Нойесте Нахрихтен». Чтобы «понравиться» нацистам, Ильзе начинает писать статьи о «бесправном» положении немцев в странах Восточной Европы. Она пытается устроиться корреспондентом немецких газет в Бухаресте, но безуспешно — её не берут без журналистского образования.

В это время Штёбе по заданию Стигги, несмотря на плохое состояние здоровья, посещает в качестве курьера различные европейские страны — Австрию, Швейцарию, Францию, Италию, Польшу, Румынию, Чехословакию8. Одна из командировок в Прагу заканчивается международным скандалом, который, как ни странно, идёт разведчице на пользу. Дело в том, что газета «Лидове листы» заподозрила Ильзе Штёбе в сотрудничестве с фашистами, о чём и опубликовала заметку «Красивая дама из Берлина — сообщница гестаповского агента Бертольда». Правда, 9 ноября 1935 года газета извинились перед Штёбе, скандал замяли, но Центр решил командировки в Чехословакию прекратить. Для девушки это был удар: во время посещения Чехословакии она иногда встречалась с Херрнштадтом.

В ИЮЛЕ 1936 года, во время летних Олимпийских игр в Берлине Ильзе познакомилась с богатым швейцарцем, главным редактором газеты «Тургауэр Цайтунг» Рудольфом Хубером, который был старше её на 12 лет. Они начали встречаться. Хубер, очарованный умной и красивой девушкой, предложил ей руку и сердце. Ильзе могла принять предложение и уехать в спокойную, сытую, нейтральную Швейцарию, но она решила продолжить борьбу. В 1938 году Хубер серьёзно заболел, и Ильзе навещала его в Швейцарии. 7 января 1940 года он скончался у неё на руках. Позднее Ильзе вспоминала, что последние мысли и слова Хубера адресовались ей. Впрочем, не только слова.

Хубер оставил Ильзе практически всё своё имущество. Он писал в завещании, что с радостью назвал бы Ильзе своей женой9. Родственники Хубера всеми силами старались не допустить, чтобы наследство уплыло в чужие руки, и написали на Ильзе анонимку в полицию, обвинив её в шпионаже в пользу Польши. Чтобы не раздувать скандал, Ильзе вернула издательский дом семье Хубера, однако загородный особняк, судя по кадастровым записям, остался за ней. Впрочем, жить ей в нём не довелось.

В ноябре 1935 года Центр направил разведчицу в Варшаву на помощь, а в случае необходимости, и на замену Херрнштадту, который вот-вот мог лишиться работы. Дело в том, что министерство пропаганды Геббельса потребовало увольнения всех журналистов евреев, но посол Германии в Польше фон Мольтке, как многие немецкие аристократы недолюбливавший «выскочек-нацистов», ценил Херрнштадта и не спешил выполнять геббельссовские указы. Однако в марте 1936 года «Берлинер Тагеблатт» все же вынуждена была Рудольфа уволить.

Над Ильзе также нависли неприятности. Кроме швейцарских, она хотела работать и на германские газеты, что значительно улучшило бы их с Рудольфом материальное положение, но то же ведомство Геббельса, несмотря на ходатайство пресс-атташе германского посольства в Варшаве, не только отказало в этой просьбе, но и предписало установить наблюдение за Штёбе, писавшей для запрещённых в рейхе швейцарских газет. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Р. Мосс (1843—1920) занялся издательским бизнесом ещё в 60-е гг. XIX в. и основал целый ряд влиятельных берлинских газет и журналов. После прихода Гитлера к власти всё имущество концерна Мосса было экспроприировано нацистами.

2 Т. Вольф (1868—1943) был родственником Мосса и работал в его концерне с 19 лет.

3 Вышел из партии в 1926 г., когда часть её членов поддержала усиление цензуры СМИ.

4 Она выведена в романе под именем секретарши из «берлинского пролетариата» Герды Рор.

5 Интернет-ресурс: http://rosalux.de.

6 Настоящее имя Яков Григорьевич Лиштенштейн.

7 Лота В. Секретный фронт Генерального штаба. М., 2005. С. 76.

8 Там же. С. 78.

9 Интернет-ресурс: http://rosalux.de.