Петровская морская пехота в Северной войне 1700—1721 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследуются наиболее яркие эпизоды действий морской пехоты в ходе Северной (1700—1721 гг.) войны.

Summary. This article investigates the most vivid scenes of the Marine Infantry’s actions during the Northern War (1700-1721).

ИСТОРИЯ ВОЙН

 

АБРАМОВ Евгений Петрович — профессор кафедры оперативно-тактической подготовки Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова, полковник в отставке, доктор исторических наук, доцент (Санкт-Петербург. E-mail: svekla527@mail.ru)

 

ПЕТРОВСКАЯ МОРСКАЯ ПЕХОТА В СЕВЕРНОЙ ВОЙНЕ 17001721 гг.

 

Основы боевого применения отечественной морской пехоты закладывались в процессе длительного исторического строительства вооружённых сил Русского государства, в частности, в ходе Северной войны 1700—1721 гг. Примечателен эпизод, случившийся 12 октября 1706 года. В тот день отряд лодок под командованием сержанта Щепотьева, на которых находились бомбардиры Сенявин, Дубасов, Скворцов и 45 гренадер во главе с капитаном Бахтиаровым, атаковали в Выборгском заливе шведский адмиральский бот «Эсперн». В ожесточённой абордажной схватке морские пехотинцы, овладев заряженными корабельными орудиями, открыли из них огонь по находившимся на палубе шведам. Вынудив их таким образом спуститься вниз, закрыли за пленниками люки. Другое шведское судно, где не подозревали о происходившем, приблизилось к «Эсперну» и тоже было встречено метким огнём. Командир шведского бота, три офицера и 73 нижних чина были убиты, остальные пленены. Русский отряд потерял убитыми капитана Бахтиарова, сержанта Щепотьева, бомбардира Дубасова и 30 гренадер. Бомбардир Сенявин и семь гренадер были ранены. За совершённый подвиг все оставшиеся в живых гренадеры были произведены в офицеры1.

В первый период Северной войны русский галерный флот высаживал небольшие по составу десанты с целью ведения разведки и уничтожения находившихся на берегу объектов противника. Так, 1—6 мая 1707 года отряд бригантин под командованием капитана Демьянова для проведения разведки в районе о. Гогланд высадил на него десант. Захватив пленных и уничтожив находившиеся на берегу военные объекты, десант благополучно возвратился на свои суда2. 6 мая 1708 года отряд гребных судов в составе девяти скампавей и девяти бригантин под командой шаубенахта галерного флота И.Ф. Боциса под огнём шведских батарей высадил в городе Борго десант в количестве 500 человек, который сжёг пригород и уничтожил 16 каботажных судов противника3.

Правильно понимая задачи корабельных сил и особенности театра военных действий, Пётр I как талантливый флотоводец большое внимание уделял строительству сильного галерного флота. Учитывая превосходство шведского линейного, он не стремился к его уничтожению в генеральном сражении, а использовал свой более слабый (корабельный и многочисленный галерный) прежде всего для содействия сухопутным войскам.

Русские морские пехотинцы (фузилёр, гренадер, штаб-офицер) Первая четверть XVIII в.

Русские морские пехотинцы
(фузилёр, гренадер, штаб-офицер)
Первая четверть XVIII в.

Основным типом гребного боевого корабля в русском галерном флоте была скампавея, представлявшая собой облегчённый и более манёвренный по сравнению со средиземноморской галерой парусно-гребной плоскодонный корабль, имевший до 18 пар вёсел и 3—5 пушек 12, 8 и 3-фунтового калибра4. В экипаже скампавеи, насчитывавшем 150 человек, было только 8—10 «морских служителей», то есть профессиональных моряков; остальную его часть составляли офицеры, унтер-офицеры и солдаты десантного корпуса морской пехоты. Как показал опыт войны, эти суда были универсальными для действий в шхерах Балтийского моря. Они успешно использовались для перевозки войск с вооружением и имуществом, артиллерийской поддержки высадки десантов, артиллерийских обстрелов баз, ведения разведки и выполнения других задач.

Русский галерный флот начала XVIII века не был повторением существовавших в средиземноморских государствах флотов. В его состав входили полугалеры, насчитывавшие до 250 человек экипажа, скампавеи (до 150 человек), бригантины (до 70 человек), карбусы (60—70 человек) и лодки (30 человек)5. Наличие такого флота, широко использовавшегося русским командованием для овладения южным и юго-западным побережьем Финляндии, давало значительные преимущества в войне со шведами. Он, не зависевший от ветра и способный действовать в узкостях шхер и мелководных районах, успешно взаимодействовал с сухопутными войсками, наступавшими вдоль морского побережья.

Но как бы ни были значительны стратегические успехи, достигнутые совместными силами армии и флота в районе Невы и Финского залива, исход Северной войны, как и будущее развивавшегося Балтийского флота, в конечном итоге зависел от результата военных действий русской армии против главных сил Карла XII. Полтавская битва (26 июня (27 июля) 1709 г.), ставшая решающим сражением этой войны, способствовала разгрому одной из лучших европейских армий того времени, на которой в течение многих веков основывалось военное могущество Швеции. Вместе с тем победа под Полтавой позволила русскому командованию сосредоточить осенью 1709 года значительную часть войск на берегах Балтийского моря, где был сформирован Ингерманландский корпус генерал-адмирала Апраксина6.

Кампания 1710 года ознаменовалась очередными победами русской армии в Эстляндии и Лифляндии, в результате чего была достигнута основная цель Северной войны, заключавшаяся в завоевании свободного выхода к Балтийскому морю: также была надёжно обеспечена безопасность Санкт-Петербурга. Особое значение при этом приобрела борьба в Южной и Юго-Западной Финляндии, необходимость овладения которыми обусловливалась всей политической и стратегической обстановкой. Только заняв здесь важные в стратегическом отношении пункты, русские войска могли перенести военные действия непосредственно на территорию самой Швеции. Даже поздно начатая и не давшая больших результатов финляндская кампания 1712 года оказалась полезной с точки зрения стратегической разведки сил противника и театра военных действий. Кроме того, она показала возросшее значение галерного флота и морской пехоты для обеспечения наступления армии вдоль побережья Финляндии.

Убедившись в неспособности союзников — датской и саксонской армий — активно и согласованно действовать против Швеции, Пётр I решил овладеть Финляндией, а затем нанести мощный удар по Швеции через Ботнический залив и принудить её к заключению выгодного для России мира. Планом кампании 1713 года предполагалось овладение побережьем Южной и Юго-Западной Финляндии, что позволяло занять важные опорные пункты противника и изолировать часть шведской армии, расположенной в глубине Финляндии. Наступление на этом направлении давало возможность для содействия армии, наступавшей вдоль побережья, активно использовать морскую пехоту, наличие которой составляло одно из основных преимуществ русского флота перед шведским. Особенностью плана было избрание приморского фланга шведской обороны направлением совместного наступления армии и флота. В течение нескольких месяцев велась напряжённая, отличавшаяся исключительной тщательностью и всесторонним обеспечением подготовка к предстоявшей кампании. Петру I и его сподвижникам пришлось почти самостоятельно в кратчайший срок разрабатывать специальную тактику морской пехоты галерного флота, включавшую порядок посадки войск десанта на суда, переход их морем, порядок высадки десанта и его боевых действий на берегу.

Несколько раньше, в марте 1712-го Боцис представил Петру I особые «мемориалы», в которых высказал ценные предложения по организации десантного корпуса7. В этом документе он указал на необходимость закрепления пехотных полков за определёнными судами галерного флота, для чего предлагал составление особого «ординанца», то есть расписания войск по судам таким образом, чтобы после высадки на берег каждый полк сохранял свою организационно-штатную структуру. Боевое расписание судов по полкам было составлено уже к концу марта и передано графом Апраксиным князю Голицыну для исполнения в виде так называемого определения (с организационной структурой десантного отряда)8. Согласно ему галерный флот разделялся на три дивизии (с 1714 г. — эскадры): ардергардию, или ардергардную, во главе с контр-адмиралом корабельного флота Петром I; кордебаталию (адмиральскую эскадру, или дивизию центра), возглавляемую генерал-адмиралом Апраксиным; арьергардию, или арьергардную, под командованием шаубенахта Боциса, а затем генерал-поручика Голицына9. Каждая дивизия включала три эскадры, командирами которых назначались армейские генералы или бригадиры10. Для всех боевых судов, начиная с 1-й эскадры авангардной дивизии и заканчивая последней дивизией арьергарда, устанавливалась единая нумерация, определявшая место каждого судна в походном или боевом порядке. Каждый полк закреплялся за определённой эскадрой, а его подразделения за определёнными судами различных типов, имевшими свои порядковые номера. Десант и команда гребцов состояли из солдат одного полка во главе со штаб-офицером или капитаном11. Каждая из трёх дивизий включала: одну полугалеру, 20 скампавей, 10 бригантин, 20 карбусов и 17 лодок (в дивизии ардергарда — 16). Во всём же галерном флоте насчитывались три полугалеры, 60 скампавей, 30 бригантин, 60 карбусов и 50 лодок12. На судах каждой дивизии планировалось перевозить 5630 человек и 50 лошадей, а на судах всего десантного отряда — 17 000 и 150 соответственно13.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Более подробно см.: Елагин С.И. Материалы для истории русского флота: В 4 ч. СПб., 1868. Ч. 1. С. 120, 121; Веселаго Ф.Ф. Очерк русской морской истории. С. 181, 182; Извлечение из журналов Петра Великого, Екатерины I и князя Меншикова и морские журналы Н.А. Сенявина и графа Апраксина. СПб., 1866. С. 11, 12; Журнал или поденная записка блаженной и вечнодостойной памяти государя императора Петра Великого с 1698 года, даже до заключения Нейштадского мира (Журнал Петра I). СПб., 1770. Ч. I. С. 148, 149

2 Материалы для истории… Ч. I. С. 138, 139; Веселаго Ф.Ф. Указ. соч. С. 185; История русской амии и флота. СПб., 1912. Т. VII. С. 98.

3 Материалы для истории… Ч. I. С. 154—158; Журнал Петра I. Ч. I. С. 165, 166; Веселаго Ф.Ф. Указ. соч. С. 189.

4 История военно-морского искусства / Под ред. Р.Н. Мордвинова. М., 1953. Т. I. С. 153.

5 Мышлаевский A.3. Петр Великий. Войны в Финляндии в 1712—1714 гг. СПб., 1896. С. 156, 157.

6 Боевая летопись русского флота. М., 1948. С. 49.

7 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 233. Оп. 1. Д. 70. Л. 40.

8 Там же. Л. 25.

9 Там же. Д. 251. Л. 101.

10 Мышлаевский А.З. Указ. соч. С. 160.

11 Там же.

12 Там же.

13 Он же. Северная война на Ингерманландском и Финляндском театрах в 1708—1714. (Документы государственного архива). В сб. военно-исторических материалов. СПб., 1893. Вып. V. Прил. 28, 30.