«За циркулярами законов и бумаг… видеть человека»

image_pdfimage_print

Он родился еще при императоре Николае II, вырос в революционные годы, попал под жернова репрессий, но был реабилитирован, пережил две войны: Советско-финскую, куда ушел добровольцем, и Великую Отечественную, которую встретил под Гомелем военным следователем военной прокуратуры 21-й армии. Под немецкими бомбами с боями отступал в составе 50-й армии до Москвы, участвовал в обороне столицы. Свою первую боевую награду получил за мужество на передовой, а за бой под Калугой был награжден медалью «За отвагу».

Все это – о Валиеве Абдулле Хановиче – заслуженном юристе РСФСР, «живой легенде», как еще совсем недавно называли своего товарища сослуживцы и коллеги. В 2014 году ветерана не стало, он скончался, не дожив до своего 104-го дня рождения всего несколько месяцев.

Жизнь Абдуллы Хановича была связана с юриспруденцией с самой юности. Из 65 лет трудового стажа он без малого почти шестьдесят отдал служению Закону. И ни разу ему не изменил. Прокурорский китель ветерана, тяжелый от заслуженных наград, тому подтверждение.

Карьера А.Х. Валиева началась в августе 1935 года в Татарстане, после того, как он с отличием окончил Казанский правовой институт по прокурорскому отделению. Это было тяжелое для страны время, служить в глухом районе республики приходилось, мягко говоря, несладко. Да и опыта молодому прокурору поначалу не хватало… Однако целеустремленный Валиев ответственно подошел к исполнению своих обязанностей, и уже через год был переведен в Казань, а затем назначен помощником городского прокурора.

Время было тяжелое, непредсказуемое… Неожиданно Валиев стал жертвой доноса и вместе со своими коллегами арестован органами НКВД прямо на рабочем месте по обвинению в… «попытке свержения советской власти». Четыре пункта печально известной статьи 58 Уголовного кодекса не оставили шансов почти никому из числа арестованных в тот день — по ним предусматривалась только высшая мера наказания. Но… уголовное дело Абдуллы Хановича было пересмотрено, а сам он реабилитирован и восстановлен в должности.

2

В конце апреля 1941 года начальника отдела общего надзора – старшего помощника прокурора Татарской АССР Абдуллу Валиева призвали в армию и направили «на маневры» в Белоруссию. Утро 22 июня он встретил в Гомеле.

– Нас, юристов, собралось десять человек [в военкомате], – рассказывал как-то ветеран. – Были работники прокуратуры, суда, адвокаты, юрисконсульты. Я тогда был в звании военного юриста третьего ранга…

Военная прокуратура 21-й армии, где поначалу пришлось служить Валиеву, располагалась в здании Лесного института, а подвал использовался в качестве камеры для содержания заключенных.

Работы, как говорится, хватало.

– В аппарате прокуратуры армии было восемь следователей и два-три помощника прокурора, – делился своими воспоминаниями
Абдулла Ханович. – Каждый день мы вели по пять-шесть уголовных дел, иногда работали по ночам. Спали по несколько часов.

Основную массу дел, которые приходилось расследовать военным следователям, составляли преступления, связанные с неисполнением приказа или отказом их выполнять, самовольным оставлением поля боя, посягательствами на военное имущество, не обходилось без членовредительства и симуляции болезни.

Следователям довольно быстро удавалось разоблачать подобного рода правонарушения, в результате возбуждались уголовные дела, по которым военные трибуналы очень часто выносили один приговор – «расстрелять».

Примерно месяц спустя после начала войны военный прокурор армии пригласил Валиева к себе в кабинет и поставил важную задачу – надзирать за законностью действий работников областного управления НКВД, привлеченных к исполнению таких приговоров.

Дело в том, что в сложившейся обстановке смертные приговоры не доходили до рассмотрения военных советов, как это полагалось в районах, объявленных театром военных действий. В сложнейших боевых условиях, когда фашисты стремительно продвигались на Восток, поступило указание: исполнять приговоры… немедленно.

На прокурорские плечи легла особая ответственность. Нельзя было допустить, чтобы в горячке событий пострадали невинные. По заслугам должны были получить только предатели, изменники Родины и другие отщепенцы.

Это тяжелое поручение Валиев исполнял до тех пор, пока войска и службы обеспечения армии, в том числе военная прокуратура и военный трибунал, не покинули город…

В годы войны военным прокурорам приходилось вникать во все тонкости армейской жизни. Причем, до мелочей. Они должны были знать, как осуществляется доставка продовольствия и боеприпасов, эвакуация раненых, питание солдат, как организуется отдых бойцов и т.д. Абдулла Ханович всегда знал, что происходит в поднадзорных воинских частях, какова обстановка во вверенных ему подразделениях, насколько законно применяются командирами взыскания к подчиненным, накормлены ли солдаты, не нарушаются ли их права.

В апреле 1942 года военной прокуратуре (на тот момент А.Х. Валиев являлся помощником военного прокурора армии) довелось расследовать причины срыва снабжения войск 50-й армии. Войска систематически недополучали продовольствие, горючее, снаряды. Нерегулярное питание в свою очередь осложняло лечение раненых, усугубляло заболевания воинов, и в конечном итоге приводило к самым неблагоприятным последствиям.

Оказалось, что основная доля вины лежала на тыловой службе Западного фронта: начальники тыловых служб армии в дивизии и полки не выезжали, а потому о фактическом состоянии дел с обеспечением воинов всем необходимым не ведали.

1

Приговором Военного трибунала виновные были осуждены, а еще через несколько дней был издан приказ Наркома обороны СССР, где говорилось о тяжелом положении с обеспечением 50-й армии и мерах по предупреждению возможных срывов дальнейших поставок в войска.

Или вот, к примеру, факт реагирования на ненадлежащую организацию эвакуации раненых. Узнав, что в небольшой деревне, расположенной неподалеку от командного пункта, находится позабытый всеми лазарет, Валиев сразу же отправился на место. Никого из местных жителей в поселке не оказалось, они были эвакуированы раньше или разбежались. А в нетопленных домах прямо на полу лежали покалеченные бойцы. Многие из них несколько суток ничего не ели и долгое время находились без перевязки. Медицинские работники при этом отсутствовали.

Вмешательство военной прокуратуры было стремительным. В считанные часы для транспортировки больных были снаряжены повозки и собачьи упряжки. Раненым оказали медицинскую помощь, а начальника санитарной службы привлекли к ответственности…

Время было чрезвычайное, и то, что делали военные прокуроры и следователи, вне всяких сомнений, шло только на пользу. Законы войны требовали немедленного и решительного реагирования на все явления, которые отрицательно сказывались на боеготовности воинских подразделений.

3

А вот эпизод, характеризующий деятельность Валиева с другой стороны. Два «штабных» солдата, не думая о последствиях, устроили стрельбу трассирующими пулями. Проходивший мимо генерал, посчитав, что это может выдать противнику местонахождение штаба, приказал задержать нарушителей, а военному прокурору дал поручение разобраться в случившемся.

Выяснив все обстоятельства (недавно мобилизованные солдаты ни разу не держали в руках оружие, а поскольку соответствующих занятий не проводилось, они сами решили поупражняться в стрельбе), военный прокурор квалифицировал действия военнослужащих как нарушение общественного порядка, не предусматривающее строгого наказания. Можно сказать, спас бойцов, которые, возможно, потом совершили немало подвигов…

– За циркулярами законов и бумаг я всегда старался видеть человека, – объяснял впоследствии свой поступок ветеран.

А.Х. Валиев принимал участие в крупнейших сражениях, оборонительных и наступательных операциях. Он прошел всю войну через Гомель, Минск, Брянск, Варшаву, Берлин и свой боевой путь завершил на реке Эльба в районе севернее г. Магдебурга. Все, что видел и пережил на фронте, он подробно описал в своей книге «Записки военного прокурора».

По окончании военной службы Абдулла Ханович продолжил работу органах прокуратуры. За многолетнюю безупречную службу неоднократно поощрялся руководством, ему было присвоено почетное звание «Заслуженный юрист РСФСР».

Приказом Генерального прокурора Российской Федерации А.Х. Валиев был удостоен знака отличия «За верность закону» I степени.

 

Р.И. Парфенов,

референт пресс-службы

организационного управления

Главной военной прокуратуры