Военные проблемы Новгородско-Киевского государства

image_pdfimage_print

A.V. LOSIK, A.N. SHCHERBA – Military problems of the Novgorod-Kiev State in «The history of Russia since ancient times» by S.M. Solovyov

Аннотация. В статье рассматривается освещение оборонных проблем Руси IX—XI вв. в фундаментальном труде С.М. Соловьёва «История России с древнейших времён».

Summary. The article considers coverage of defence problems of Rus of IX-XI centuries in S.M. Solovyov’s fundamental work «History of Russia since ancient times».

ЛОСИК Александр Витальевич — главный научный сотрудник Балтийского государственного технического университета «ВОЕНМЕХ» имени Д.Ф. Устинова, заместитель главного редактора журнала для учёных «КЛИО», доктор исторических наук, профессор

(Санкт-Петербург. Тел. 8-812-534-28-28)

ЩЕРБА Александр Николаевич — научный сотрудник Научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ, доктор исторических наук, профессор

(Санкт-Петербург. E-mail: a.n.sherba@mail.ru)

 

Военные проблемы Новгородско-Киевского государства в «Истории России с древнейших времён» С.М. Соловьёва

 

Фундаментальное историческое исследование С.М. Соловьёва «История России с древнейших времён», увидевшее свет во второй половине XIX века, содержит сведения об эволюции вооружения, военной техники и взглядов на организацию обороны.

Описывая становление Новгородско-Киевского государства, историк коснулся боевого искусства древних славян. Военные и военно-технические проблемы он осветил в общем контексте исторического процесса как один из его неотъемлемых элементов.

Первое упоминание о вооружении славян относится к середине первого тысячелетия нашей эры. Опираясь на труды византийского историка Прокопия Кесарийского (между 490 и 507 — после 565 гг.), Соловьёв отмечал, что славяне вступали в битву, не надевая лат, подчеркивая этим свою храбрость, а не отсутствие индивидуального защитного вооружения. Он писал: «Вооружение славян состояло в двух малых копьях, некоторые имели щиты, твёрдые и очень тяжёлые, употребляли также деревянные луки и маленькие стрелы»1.

О военном деле древних славян автор упоминал лишь фрагментарно, опираясь исключительно на иностранные источники.

Первое крупное военное событие в истории Новгородско-Киевского государства, которое описывает автор, — поход Аскольда и Дира на Царьград в 866 году. Соловьёв называет его «набегом», хотя с этим определением можно поспорить, так как русские войска преодолели огромное расстояние и прибыли под стены города на 200 ладьях. Военный поход руссов, наделавший много шума, потерпел неудачу2, причины которой историк не сообщает. Он объясняет её, основываясь на сведениях греческих авторов, заступничеством Богородицы — покровительницы столицы Византии.

Значительное внимание Соловьёв уделил военной деятельности преемника Рюрика — князя Олега по объединению русских земель и укреплению границ молодого государства: «Первым делом Олега на Украйне было построение городов, сколько для утверждения новой власти в новых областях, столько же для защиты со стороны степей»3. С тех пор и вплоть до XVIII века — покорения Крымского ханства борьба с кочевыми народами стала важнейшей оборонной проблемой Русского государства и условием его выживания.

В «Истории…» детально освещается деятельность Олега по переносу столицы государства из Новгорода в Киев. Но военные аспекты её переноса остались вне поля зрения историка, как и многих других авторов, хотя они очевидны. Киев должен был стать не только матерью городов русских, но и городом, позволявшим более эффективно управлять значительно расширившимся государством, быстрее собирать войска и оперативнее действовать против постоянной военной угрозы со стороны наиболее грозных противников — Хазарского каганата и Византийской империи.

Русские князья не только укрепляли свои рубежи, но и смело вели наступательные боевые действия. Описывая знаменитый поход князя Олега на столицу Византийской империи Царьград в 907 году, историк отметил, что у русских была судовая и конная рать. Профессионального военного удивляет численность русского войска. Судов было 2000, на каждом — по 40 человек4, что свидетельствует о мощи государства, его способности при исключительно слаборазвитой инфраструктуре мобилизовать такие ресурсы для боевых действий на весьма отдалённой территории.

Древнерусское укрепление

Древнерусское укрепление

Этот самый удачный за всё время существования Новгородско-Киевского государства поход показал возможности русских войск в противоборстве с мощным государством раннего Средневековья — Византийской империей.

Подобный, но менее удачный поход в 941 году совершил преемник князя Олега — Игорь. Причиной военных неудач русских стало применение греками во главе с Феофаном «греческого огня», которым были подожжены русские корабли. На суше русские также потерпели поражение от греческих войск во главе с Вардою5. Но неудачи не подорвали военной мощи Новгородско-Киевского государства. В 944 году Игорь с ещё более многочисленным войском выступил в свой второй поход против Византии. На этот раз византийский император не решился воевать и заплатил русским дань. В 945 году с греками был заключён мир6.

Второй поход против грозной Византийской империи всего через три года после военного поражения свидетельствует о значительных ресурсах, находившихся в распоряжении киевских князей.

В первые сто лет существования Новгородско-Киевского государства устойчивого государственного порядка в нём не сложилось, это едва ли было возможно в условиях быстрого и значительного расширения государственных границ. Поэтому междоусобные войны были частым явлением. Вследствие больших территорий и слаборазвитой инфраструктуры решительный успех в вооружённой борьбе достигался взятием городов, которые были экономическими и политическими центрами земель и княжеств.

Города были хорошо укреплены, для их захвата требовались большие военные силы и длительное время. Так, воевода князя Игоря — Свенельд в войне с угличами три года стоял перед их главным городом Пересеченом и едва взял его7. А войско знаменитой княгини Ольги целый год осаждало главный город древлян — Искоростень, и неизвестно, когда бы он пал, если бы мудрая Ольга не употребила всем известные хитрости8.

Города представляли собой мощные деревянные укрепления, приспособленные для обороны. В крупных городах были разные виды метательных машин для защиты городских стен. Так, при осаде Новгорода войсками Добрыни, прибывшего крестить жителей города, горожане поставили на мосту две камнестрельные машины (пороки)9.

Есть у Соловьёва и упоминания о дальних походах отрядов русских войск с целью захвата добычи, что было в период раннего Средневековья обычной практикой. Но их в отличие от походов на Византию историк не анализирует. В первом томе «Истории…» со ссылкой на иностранные источники упоминает о походе приблизительно в 914 году крупного отряда русских войск на 500 судах по Дону и Волге, через земли Хазарского каганата в Каспийское море, где он опустошил земли Азербайджана10.

В 943 или 944 году состоялся ещё один поход руссов — в область нынешней Армении, Карабаха и до Тебриза, в ходе которого были разгромлены многочисленные отряды местных владетелей11. Конечно, это далеко не полный перечень военных предприятий руссов. Столь дальние походы свидетельствуют о высоком уровне развития их военного искусства и военной техники.

Кроме того, русские вооружённые отряды служили в войсках крупнейших государств мира. Автор вскользь упоминает об этом: «Некоторые отряды руссов, по византийским известиям, бились под императорскими знаменами в Италии»12. А между тем шеститысячный отряд руссов в 988 году прибыл в Константинополь, решил исход сражений при Христополисе и Абидосе, чем фактически спас византийскую монархию от гибели13. Несомненно, служить в армии Византийской империи могли лишь войска, обладавшие очень высокими боевыми качествами.

Анализ показывает, что исключительно важную роль в вооружённой борьбе играли реки, которые были основными транспортными артериями. По ним русские войска на многочисленных судах двигались в далёкие моря и страны.

В целом военный потенциал Новгородско-Киевского государства в самый начальный период его истории был невысоким. Русь являлась не единым централизованным государством, а аморфным союзом племён. Каждый из князей, вступая на престол, подчинял себе племена вооружённой силой. Последующее их единство обеспечивалось постоянными боевыми действиями.

Сплочению служили и упомянутые ранее походы в Византию. Совместные боевые действия способствовали осознанию единства, значительная ежегодная дань и торговые преференции создавали материальные стимулы для формирования государственного единства восточнославянских племён.

В договорах с Византией мы видим чёткую градацию в составе русского войска между варягами, руссами и славянами, подтверждающую, что единства ещё не было.

Историк не мог обойти вниманием военный талант князя Новгородско-Киевской Руси Святослава, который добивался выдающихся военных побед «с помощью одной своей дружины»14, что свидетельствует: Святослав сделал ставку не на количество воинов, а на качество их выучки, профессионализм. Очевидно, это было первое в русской истории профессиональное войско, в котором первым среди равных был князь. За счёт профессионализма достигалась и высочайшая мобильность дружины киевского князя. Она позволила Святославу добиться выдающихся военных побед и стать самым знаменитым полководцем Новгородско-Киевской Руси.

Святославу удалось быстро подчинить свободолюбивых вятичей — единственное славянское племя, не зависевшее от Киева. Под его ударами рухнул и навсегда сошёл с исторической арены мощный и казавшийся незыблемым Хазарский каганат, которому полувеком ранее часть восточнославянских племён платила дань. Затем настала очередь далёкого Северного Кавказа — ясов и касогов, также покорившихся воинственному русскому князю.

Святослав смог коренным образом улучшить геополитическое положение своего государства. После разгрома Хазарского каганата восточнославянские племена соединились со своими южными братьями. В составе русских земель появилось Тмутараканское княжество. Напомним, что ещё В.Н. Татищев уделял внимание истории южного славянства. Он подчёркивал: «Южная часть славянских областей в древности есть между прочим величайшая…»15. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Соловьёв С.М. Сочинения в восемнадцати книгах. Кн. 1. М.: Мысль, 1988. С. 103.

2 Там же. С. 130.

3 Там же. С. 133.

4 Там же. С. 134.

5 Там же. С. 138, 139.

6 Там же. С. 139.

7 Там же. С. 143.

8 Там же. С. 146.

9 Там же. С. 177.

10 Там же. С. 144.

11 Там же.

12 Там же. С. 143.

13 Поппе А. Политический фон крещения Руси (русско-византийские отношения в 986—989 годах) / Пер. с польского // Как была крещена Русь. М.: Политиздат, 1988. С. 241.

14 Соловьёв С.М. Указ. соч. С. 152.

15 Татищев В.Н. История Российская. Т. 1. М., 2005. С. 430.