Уровень жизни армейского офицерства Русской императорской армии в 1905—1914 гг.

image_pdfimage_print

V.N. SURYAYEV – «Military service, in spite of its honourability, is the most unfavorable for its monetary reward.» Standard of living of the army officers in the Russian Imperial Army in 1905-1914

Аннотация. В статье анализируется материальное положение офицеров Русской императорской армии в период, предшествующий Первой мировой войне.

Summary. The article analyses wealth status of the Russian Imperial Army’s officers in the period before the First World War.

СУРЯЕВ Валерий Николаевич — ведущий научный сотрудник государственного учреждения «НИИ Вооружённых Сил Республики Беларусь», полковник в отставке, кандидат исторических наук, доцент (Республика Беларусь, г. Минск. E-mail: sverbihin7@mail.ru)

 

«ВОЕННАЯ СЛУЖБА, ПРИ ВСЕЙ СВОЕЙ ПОЧЁТНОСТИ, ЕСТЬ САМАЯ НЕВЫГОДНАЯ ПО ДЕНЕЖНОМУ ВОЗНАГРАЖДЕНИЮ»

Уровень жизни армейского офицерства Русской императорской армии в 1905—1914 гг.

 

До нашего времени сохранился миф о том, что уровень материального благосостояния офицеров Русской императорской армии позволял им жить не просто безбедно, но чуть ли не в роскоши. Не вдаваясь в рассмотрение причин живучести такого заблуждения, отметим другое: «роскошная» жизнь офицерства — это измышления, совершенно не соответствующие исторической действительности. Прежде всего потому, что средств на подобную жизнь у офицеров не могло быть по определению.

В начале ХХ века (впрочем, как и ранее) русское офицерство никоим образом не было связано с предпринимательством, банковским делом, торговлей, не имело в собственности ни средств производства, ни финансовых капиталов. Что касается земельной собственности, то она была чрезвычайно редким явлением даже среди генералитета: таковой, например, обладали лишь 2 проц. начальников дивизий1 (категория генерал-лейтенант) и 5 человек из 36 командиров корпусов2 (категория полный генерал).

Единственным источником доходов практически у всех офицеров являлось содержание, получаемое на службе3. По терминологии того времени, «постоянные оклады содержания генералам и офицерам» состояли из жалованья, столовых, добавочных, квартирных и фуражных денег4.

Кроме того, существовали выплаты в особых случаях:

прогонные деньги (на перемещение к месту службы, командировки и т.п.);

порционные деньги (на разъезды и питание в ходе полевых поездок, рекогносцировок и т.п.);

суточные деньги (за караулы, походные и лагерные деньги и т.п.)

Сразу оговоримся: выплаты в особых случаях носили эпизодический характер и были столь малы, что говорить об их влиянии на уровень жизни офицеров не имеет смысла. Например, суточные деньги «за караулы» составляли 30 копеек для обер-офицеров и 60 копеек для штаб-офицеров. Выплаты во время нахождения в лагерях и в период манёвров, продолжавшихся более 3 суток, составляли 1 рубль 50 копеек в день для обер-офицеров и 2 руб. 25 копеек для штаб-офицеров5.

Казалось бы, выплат так много, что в совокупности они должны были обеспечивать высокий уровень материального достатка, однако в реальности всё обстояло совершенно не так.

Всем строевым офицерам жалованье платилось по чинам, в том числе тем, кто служил в штабах и управлениях. Исключением были офицеры и генералы, занимавшие так называемые классные должности, то есть должности, которые могли занимать и гражданские чины. Эти офицеры получали жалованье по должностям, независимо от чина. Подобные должности существовали в окружных и главных управлениях, например у интендантов6.

Другой частью содержания являлись столовые деньги, которые выплачивались в зависимости от занимаемой должности. При этом, начиная с должности командира отдельной части, столовые деньги превышали жалованье по чинам. На должностях от командира батальона и ниже столовые деньги были меньше жалованья; субалтерн-офицеры (обер-офицеры ниже ротного командира, подчинявшиеся ему и равным ему начальникам) столовых денег не получали вообще7.

Именно жалованье и столовые деньги составляли ту сумму, которую офицеры могли тратить на себя и семью. Остальные части постоянного содержания офицеров — добавочные, фуражные и квартирные деньги имели иное предназначение: добавочные деньги выплачивались буквально нескольким десяткам человек — командирам корпусов и выше и предназначались на представительские расходы, фуражные деньги шли на прокорм лошади, полагавшейся по службе некоторым категориям офицеров, квартирные деньги выплачивались на наём квартиры.

До 1909 года жалованье и столовые деньги составляли следующие суммы (см. табл. 1). Младшие офицеры в чине поручика и штабс-капитана получали 720 и 780 рублей в год соответственно8.

Отметим, что представители обычных мирных профессий зачастую имели большие денежные доходы, нежели обер-офицеры. Так, учителя женской гимназии в провинциальном городке Царёвококшайск (ныне г. Йошкар-Ола) получали в месяц до 105 рублей (1260 рублей в год, как ротный командир). Заведующий земской больницей в том же городе — 125 рублей (1500 рублей в год). Преподаватель закона божьего в Шуйской женской гимназии — 102 рубля (1224 рубля в год, или в полтора раза больше, чем штабс-капитан). Токари, слесари, фрезеровщики, электротехники на крупных заводах в Санкт-Петербурге — до 120 рублей в месяц (1440 рублей в год, в два раза больше, чем поручик). Начальники почтовых, железнодорожных, пароходных станций в крупных городах имели доходы до 300 рублей в месяц. Например, начальник Орловского почтово-телеграфного округа получал 290 рублей в месяц (3480 рублей в год, то есть вдвое больше, чем подполковник, командир батальона)9.

Какой уровень материального благосостояния обеспечивало тогдашнее денежное содержание офицерства? Анализ источников показывает, что весьма невысокий. Как отмечал современник, «фраза: “офицеру не хватает жалованья” стала аксиомой, в которой никто не сомневается»10.

Положение дел было таковым, что денежное содержание офицеров, вплоть до командиров полков, не позволяло в полной мере удовлетворять даже элементарные человеческие потребности11. Например, большинство офицеров из-за недостатка средств не имели возможности полноценно питаться. Если в кадетских корпусах меню включало бифштексы, пирожки с мясом, котлеты, ватрушки с творогом, супы с клёцками и т.д.12 — разнообразную, но вполне обычную пищу, то для офицеров подобное было недоступно.

Сравнивая рацион кадет и офицеров, журнал «Разведчик» писал: «С такими привычками обыкновенный стол в офицерском собрании покажется скверным, и никаких прибавок к содержанию не хватит на удовлетворение подобных привычек»13. То есть полноценные, но обычные завтраки, обеды и ужины, как в кадетском корпусе, для офицеров выглядели непозволительной роскошью. Заметим, что так было уже после повышения содержания офицерам, произошедшего в 1909 году впервые за много лет.

По воспоминаниям современников, младшим офицерам денег на питание более или менее хватало лишь в первый год службы, когда форма, сшитая по выпуску из училища, была новой. Через определённое время им приходилось обращаться к портным и неизбежно влезать в долги. Начиная со второго года службы, денег на питание не хватало, и офицеры отказывались то от обедов, то от ужинов, «переходя на хлеб с молоком»14.

Один из кавалерийских офицеров так характеризовал финансовое положение своих сослуживцев: «Если офицер привык ежедневно обедать, ужинать и пить чай, то почти всё своё содержание он должен оставить в буфете, а на одежду, обувь… на духовные потребности денег не хватит»15.

По мере служебного роста содержание несколько увеличивалось, но материальное положение офицеров, как правило, не улучшалось. «Если в жизни младшего офицера усматриваем драматические эпизоды, то в жизни семейных старших офицеров эпизоды эти принимают трагический характер. Люди эти… отказывают себе в необходимом, переходя постепенно из больших квартир в меньшие, распродавая обстановку, сокращая расходы на кухню, одежду и т.п.»16.

В 1907 году в печати обсуждался бюджет одного штабс-капитана, имевшего жену и трёх детей. Минимальные расходы в среднем в месяц должны были бы составлять 110 рублей 90 копеек (квартира и её отопление, обязательные полковые вычеты, лечение, военное обмундирование, одежда и питание для членов семьи и т.д.), получал же он 89 рублей 50 копеек (учитывая квартирные деньги). При этом даже в раскладе 110 рублей 90 копеек не предусматривались расходы на гостей, театры, концерты, выписку газет, лакомства для детей, игрушки и т.д. «Мы не знаем, что такое именины, рождение, крестины…»17, — писал офицер.

Если учесть, что на скромное пропитание одного человека в то время в среднем уходило 15 рублей в месяц18, а в семье 5 человек, то можно представить, насколько стеснённо жили семья этого офицера и другие подобные семьи. «Возможность существовать на эти средства (имеется в виду денежное содержание офицеров. — Авт.), особенно в большом городе, для человека семейного, да ещё при необходимости поддерживать некоторую представительность, составляет неразрешимую математическую задачу»19, — отмечал один из современников.

Известный политический деятель той поры А.И. Гучков в своём докладе на заседании Государственной думы в мае 1908 года официально заявил о том, что офицеры живут в бедности, вплоть до того, что многие из них со «…своими семьями переходят… на довольствие из ротного котла». При этом он подчеркнул, что «другие классы» забастовками добились улучшения своего положения, и только офицеры, несмотря на то, что «цены выросли на всё неимоверно», остались с тем же жалованьем20. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Военный сборник. 1898. № 1. С. 17.

2 Зайончковский П.А. Офицерский корпус русской армии перед первой мировой войной // Вопросы истории. 1981. № 4. С. 27.

3 Военный сборник. 1898. № 1. С. 17.

4 Макшеев Ф. О размерах содержания офицерам и военным чиновникам // Военный сборник. 1901. № 8. С. 125.

5 Справочная книжка офицера / Сост. В. Малинко. 7-е изд. М., Типография т-ва А.В. Мамонтова, 1915. С. 125—128.

6 Макшеев Ф. Указ. соч. С. 125.

7 Там же. С. 126.

8 Разведчик. 1906. № 800. С. 137.

9 Широкогоров В. Цены и оклады: дореволюционная Россия. См. интернет-ресурс «Позитивный маркетинг». http://p-marketing.ru (дата обращения: 31 марта 2011 г.).

10 Левинский М. Офицерский бюджет // Офицерская жизнь. 1908. № 101. С. 4.

11 Любимов, штабс-ротмистр. Меры, необходимые для удержания лучших офицеров на службе // Вестник русской конницы. 1907. № 23. С. 1021.

12 Национальный исторический архив Беларуси. Ф. 2613. Оп. 1. Д. 104. Л. 3, 3 об.

13 Разведчик. 1912. № 1117. С. 215.

14 Там же. 1898. № 387. С. 233.

15 Любимов, штабс-ротмистр. Указ. соч. С. 1021.

16 Разведчик. 1898. № 387. С. 234.

17 Там же. 1907. № 855—856. С. 158.

18 Месснер Е., Вакар С., Вербицкий Ф. и др. Российские офицеры // Офицерский корпус Русской Армии. Опыт самопознания / Сост.: А.И. Каменев, И.В. Домнин, Ю.Т. Белов, А.Е. Савинкин. М.: Военный университет; «Русский путь», 2000. С. 145.

19 Мартынов Е.И. Назревшие реформы // Там же. С. 316.

20 Военный сборник. 1908. № 7 (приложение). С. 9.