Морская победа пехотных полков

image_pdfimage_print

R.Sh. NEKHAY – Sea victory of infantry regiments

Аннотация. В статье освещаются некоторые подробности Гангутского морского сражения 1714 г.

Summary. The article highlights some details of the naval battle of Gangut in 1714.

Нехай Руслан Шамсудинович — директор Центрального Военно-морского музея, генерал-майор запаса, кандидат политических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: info@navalmuseum.ru)

 

Морская победа пехотных полков

 

300 лет назад набиравший силу русский военно-морской флот (ВМФ) разгромил шведскую эскадру у мыса Гангут1, начав тем самым свою «триумфальную» историю. Это событие стало не только особо значимым для ВМФ, но и знаковым для всего уклада России, который преобразовывался Петром I. Произошло же оно на десятый год так называемой Северной войны между Россией и Швецией, завершившейся в 1721-м2. После победы в Полтавской битве (1709 г.) стратегическая инициатива перешла к русской армии, и она постепенно усиливала свои позиции, вытесняя шведские войска из Прибалтики и Финляндии3. В кампании 1714 года Россия намеревалась окончательно овладеть последней, а в случае отказа шведского правительства заключить мир Пётр I собирался в дальнейшем перенести войну на территорию самой Швеции.

Согласно плану кампании гребной флот вместе с десантом должен был выйти из Петербурга шхерным фарватером и прорваться в Або, где размещался корпус генерала Голицына. Впоследствии русским войскам предстояло занять Аландские острова, чтобы изготовиться к высадке десанта на шведское побережье. Парусному флоту ставилась задача на первом этапе прикрыть переход галерного флота от Котлина до входа в Финские шхеры, а затем, сосредоточившись в Ревеле, не допустить шведские корабли в Финский залив и Аландский район4.

Для выполнения намеченного были выделены: 11 линейных кораблей, 4 фрегата и вспомогательные суда под личным командованием царя; гребные суда (99) различных типов (галеры и скампавеи5); десантный корпус (около 16 000 человек). Гребным флотом и десантным корпусом командовал Ф.М. Апраксин.

Главная роль, как и прежде, отводилась сухопутной армии, флот же предназначался в основном для перевозки войск, припасов и для защиты морских коммуникаций. Объяснялось это наличием у шведов мощных корабельных сил на Балтике, по своей численности, составу и вооружению превосходивших все остальные, участвовавшие в Северной войне. Они имели все возможности для того, чтобы не допустить прорыва русских в Ботнический залив.

Прорыв галерной эскадры у полуострова Гангут, июль 1714 г. Художник П. Пикарт

Прорыв галерной эскадры
у полуострова Гангут, июль 1714 г.
Художник П. Пикарт

В течение зимы 1713/14 года была проведена подготовка к предстоявшей кампании. Русское командование опасалось, что шведский флот с наступлением весны и очищением западной части Финского залива ото льдов может проникнуть в район Котлина раньше, чем гребной флот выйдет из Петербурга. В этом случае он мог воспрепятствовать движению десантного корпуса, что привело бы к срыву намеченных планов. Была поставлена задача ускорить выход в море. Одновременно с этим для своевременного обнаружения шведских кораблей производилась усиленная разведка6: по всему южному берегу Финского залива была развёрнута сеть наблюдательных постов, которые с прибытием противника должны были зажигать маячные огни по числу обнаруженных кораблей или извещать командование об их приближении с помощью конных посыльных. В море были высланы фрегаты с задачей вести разведку вплоть до выхода из Финского залива в Балтийское море.

9(20) мая 1714 года гребной флот вместе с десантным корпусом вышел из Петербурга. Апраксин, получив задачу наладить по прибытии в Або взаимодействие с сухопутными частями Голицына, которые там перезимовали, под прикрытием парусников благополучно совершил переход в Финские шхеры. У Выборга флот разделился: галеры ушли к Гельсингфорсу, а корабли повернули к Ревелю. Из Гельсингфорса галерный флот двинулся шхерным фарватером в бухту Тверминне, расположенную у полуострова Гангут.

Шведский флот, пользуясь тем, что западная часть Финского залива освобождается ото льда быстрее, чем восточная, ещё в апреле вошёл туда. 15 его линейных кораблей, 3 фрегата, 2 бомбардирских корабля и 9 гребных судов под командованием адмирала Густава Ватранга заняли удобную позицию у южной оконечности Гангутского полуострова. Они преградили путь русскому гребному флоту в Або.

Когда в последних числах июня и начале июля Апраксин и Вейде лично произвели разведку со стороны моря, а затем и с Гангутского мыса, то убедились в невозможности беспрепятственного прохода гребных судов мимо шведской эскадры, обладавшей большим превосходством в артиллерийском вооружении. Об этом Апраксин доложил Петру I в Ревель.

У русских было четыре основных варианта дальнейших действий: 1) заплатить датчанам значительную сумму и «арендовать» их флот, чтобы соединёнными силами прорвать шведские порядки; 2) совершить корабельным флотом демонстрацию у Ревеля с целью отвлечь шведские силы и в это время проникнуть к Аландским островам; 3) обойти шведские корабли морем во время штиля (что и было реализовано); 4) остановить кампанию и начать подготовку к зимовке всем галерным флотом, для чего построить крепость7.

Ожидая указаний государя, адмирал установил тщательное наблюдение за шведскими кораблями, заняв Гангутский мыс тремя батальонами гвардии. Там были возведены укрепления и установлены береговые батареи для воспрепятствования возможным десантным операциям шведов. 10 июля с силами Апраксина соединился пехотный отряд Голицына.

Прошло два месяца с начала кампании, развитие которой остановилось. Поскольку морские коммуникации находились под контролем шведов, снабжение десанта и экипажей продовольствием затруднилось. По сути, гребной флот и находившийся на нём десант оказались в ловушке. Дальнейшее промедление грозило срывом намеченных планов и потерей всего гребного флота.

Получив донесение Апраксина, Пётр I из Ревеля прибыл в Тверминне, где лично провёл разведку. Он решил не рисковать корабельным флотом, а осуществить прорыв только с помощью галер. Во время рекогносцировки у Петра возникла идея устроить в узкой части полуострова шириной в 2,5 км «переволоку» из брёвен и перетащить через неё несколько лёгких галер8. Отряд в тылу противника должен был вызвать его замешательство, что позволило бы прорваться галерам и десанту в Або-Аландский район. Речь опять-таки шла о вспомогательной роли флота в решении задач летней кампании.

Пётр I приказал усилить наблюдение за противником, для чего в район Гангутского плёса направили дозорный отряд в составе 15 скампавей, а на берегу развернули наблюдательные посты для контроля за передвижением шведского флота. В то же время, узнав о строительстве «переволоки», адмирал Ватранг направил к месту предполагаемого спуска русских судов в Рилакс-фьорде отряд контр-адмирала Эреншельда (фрегат и 9 гребных судов) с задачей уничтожить русские скампавеи по мере спуска их на море. Другой отряд, под командованием вице-адмирала Лиллье, насчитывавший 8 линейных кораблей и 2 бомбардирских судна, был отправлен для атаки русского гребного флота в Тверминне9.

Воспользовавшись разделением шведского флота и серьёзным ослаблением его позиций у мыса Гангут, а также наступившим штилем, русский флот 26 июля (6 августа) начал прорыв, чтобы выскользнуть из бухты Тверминне10. Его авангард, состоявший из 20 скампавей под командованием капитана-командора Змаевича, получил приказ пройти в разрез между эскадрами Ватранга и Лиллье. Воспользовавшись штилем, он сумел обойти шведские корабли вне дальности огня их артиллерии. Стремясь помешать этому, шведы стали буксировать свои корабли шлюпками в сторону прорыва, что тоже оказалось безуспешным. Вслед за Змаевичем удачно вышел из Тверминне и сторожевой отряд Лефорта (15 скампавей). Первый же из них во время движения вокруг полуострова Гангут встретил шведский отряд под командованием Таубе (1 фрегат, 5 галер, 6 шхерботов), который шёл на соединение с силами Ватранга. Змаевич атаковал его в шхерах. Шведы решили, что перед ними весь русский флот, и повернули обратно к Аландским островам.

Когда царю сообщили о движении шведских кораблей к «переволоке» он приказал прекратить строительство и атаковать шведов. Но Эреншельд уклонился от боя и двинулся к северо-западу, где попал в так называемый ложный фарватер. За ним по пятам следовали суда Змаевича, заблокировавшие шведский отряд.

Чтобы не допустить прорыва остальных русских кораблей в Рилакс-фьорд, адмирал Ватранг вечером 26 июля (6 августа) оттянул свои корабли от берега и расположил их на месте прорыва русского авангарда. При этом он отошёл мористее, совершив новую ошибку — открыл путь у самого берега. Воспользовавшись этим, главные силы русского гребного флота тремя отрядами (в авангарде генерал Вейде, в центре Апраксин, в арьергарде Голицын) утром 27 июля (7 августа), следуя прибрежным фарватером, прорвались у мыса Гангут и присоединились к своим кораблям в Рилакс-фьорде11. Из-за штиля попытки шведов не допустить прорыва русских не увенчались успехом. Не помогла и буксировка линейных кораблей шлюпками. Только одно русское судно село на мель и было утрачено. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Боевая летопись русского флота: Хроника важнейших событий истории русского флота с IX века по 1917 г. М., 1947. С. 56—59.

2 Более подробно см.: Тарле Е.В. Северная война и шведское нашествие на Россию. М., 1958.

3 Военная энциклопедия. СПб.: Издание И.Д. Сытина, 1912. Т. 7. С. 174, 175.

4 Материалы для истории Гангутской операции. Пг., 1914—1918. Вып. I. Ч. 1. С. 50, 51, 54.

5 Галера имела 52 весла и вмещала около 300 человек, на скампавее (полугалера) — 36 вёсел и до 150 человек. Каждая галера оснащалась 24-фунтовой пушкой на носу и несколькими мелкими по бортам.

6 Материалы для истории Гангутской операции. Вып. IV. С. 30.

7 Архив князя Ф.А. Куракина. М., 1902. Кн. 10. С. 147, 148; Материалы для истории Гангутской операции. Вып. II. С. 349, 350.

8 Материалы для истории Гангутской операции. Вып. I. Ч. 2. С. 192.

9 Тельпуховский Б.С. Северная война. 1700—1721. М., 1946. С. 154.

10 Книга Марсова или воинских дел. Санкт-петербургского 1713 г. издания. Вторым тиснением напечатанная в Санкт-Петербурге… 1766 года. С. 187—193.

11 Материалы для истории Гангутской операции. Вып. I. Ч. 2. С. 194.