Кубанские казаки на Балканском театре военных действий. 1877—1878 гг.

image_pdfimage_print

V.N. ZHOLOBOV – Kuban Cossacks in the Balkan theatre of military operations. 1877-1878

Аннотация. В статье исследуется участие кубанских казачьих частей в боевых действия Русско-турецкой войны 1877—1878 гг.

Summary. This article examines the participation of the Kuban Cossack units in combat actions of the Russian-Turkish war of 1877-1878.

История войн

 

ЖЕЛОБОВ Владимир Николаевич — преподаватель кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин филиала Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина», полковник запаса

(г. Краснодар. E-mail: v.zholobov@list.ru)

 

Кубанские казаки на Балканском театре военных действий. 1877—1878 гг.

 

В августе 1877 года в ходе шестидневных кровопролитных боёв с турками русским войскам удалось отстоять захваченный Шипкинский перевал. Не менее важным для нашего командования было овладение городами Никополь и Плевна. Кавказской казачьей бригаде, куда входил 2-й Кубанский казачий полк, в интересах выполнения столь важной задачи приходилось вести разведку или «освещать местность» в направлении Ловча — Плевна — Никополь. Кроме того, ей предстояло захватить переправы на реке Нижний Вид и мост через речку Осму1.

22 июня кубанцы у села Делисун приняли первый бой с черкесской кавалерией, которая была лучшей частью турецкой конницы2. На следующий день Кавказская казачья бригада прибыла к селу Булгарени. Из 6-й сотни 2-го Кубанского полка выставили сторожевые посты у моста через речку Осму, возле которого вскоре произошла схватка с большими силами конных черкесов, стремившимися захватить и разрушить мост3.

30 июня 4-я и 5-я сотни 2-го Кубанского полка под руководством войскового старшины князя В.М. Керканова захватили турецкий обоз, который следовал из Никополя в Плевну, и здесь же нарушили телеграфную линию4. В этот же день разъезд под командованием хорунжего И.Г. Свидина разведал деревянный мост через Нижний Вид у деревни Гулянци. Кроме того, сотни Владикавказского и 2-го Кубанского полков имели перестрелку с черкесской конницей у селений Коюловцы и Бресляницы, после чего противник был вынужден отступить к Плевне5. На следующий день кубанцы, сломив сопротивление противника, уничтожили разведанный мост у деревни Гулянци.

Как уже отмечалось, одной из основных задач Кавказской казачьей бригады в тот момент было наблюдение за Плевной и её подступами. С этой целью полковник И.Ф. Тутолмин принял решение захватить селение Градешти — узел дорог на Плевну, Никополь, Рахово — Виддина6. Оно, насчитывавшее до 250 дворов, расположилось в очень удобном для обороны месте: с западной стороны — болотистая пойма реки Вид, с восточной — почти отвесные склоны гор. Каждый дом в нём был окружён высокими валами с колючим кустарником и глубокими узкими каналами7. Командир бригады решил атаковать Градешти с восточной стороны двумя сотнями казаков Владикавказского полка, усиленных конно-горной батареей, и с южной скрытно подошедшими 1, 2 и 5-й сотнями 2-го Кубанского полка (командир подполковник С.Я. Кухаренко)8.

Получив приказ и выдвинувшись скрытно к исходной позиции, кубанцы быстро спешилась и рассыпались частью по скатам гор, частью по равнине, прячась за холмами и за кустами терновника9. По замыслу командира бригады владикавказцы совместно с конно-горной батареей должны были обстреливать Градешти до тех пор, пока 2-я сотня не спустится с гор, с чем они блестяще справились. Турки, не выдержав обстрела и натиска 2-й сотни, стали отступать в северо-западном направлении вдоль деревни. Их преследовала 2-я сотня кубанцев, усиленная 5-й сотней Владикавказского полка.

Пришло время атаковать противника и 1-й сотне. Кубанский краевед В.П. Бардадым уточнял: «Ей [1-й сотне кубанцев] предстояла сложная задача — наступать по совершенно открытой местности под яростным огнём противника. Но благодаря счастливой случайности и находчивости сотенного командира есаула Пархоменко дело вдруг значительно облегчилось. Спуск с гор 2-й сотни и ружейная пальба испугали стадо буйволов, пасшихся в ущелье, и они с рёвом бросились навстречу 1-й сотне. Есаул Пархоменко мигом поднял людей и обратил буйволов на деревню; воспользовавшись ими как прикрытием, за ними устремились казаки»10. После такого быстрого начала атакующим пришлось затем долго выбивать турецких солдат, которые отчаянно защищались, из каждого двора. Бой продолжался более трёх часов. Всё это время конно-горная батарея стреляла по деревне через головы казаков11.

После захвата селения подсчитали потери Кавказской казачьей бригады: 13 человек убитых и 14 раненых12, из них кубанцев — 5 и соответственно 813. Убыль противника была значительнее. Как отметил в донесении полковник И.Ф. Тутолмин после боя турки вывозили своих убитых на 8 подводах, а раненых на 614. Главным итогом этого боя стало то, что был захвачен стратегически важный дорожный узел, который позволял контролировать все передвижения противника в направлении Плевны. К сожалению, воспользоваться достигнутыми результатами не удалось. Во-первых, со стороны деревни Шамли показалась турецкая пехота с артиллерией, а во-вторых, генерал-лейтенант Ю.И. Шильдер-Шульднер отказался выслать для подкрепления бригады пехоту и приказал отступить15.

Несмотря на то, что в конечном итоге бой у селения Градешти не принёс ожидаемых результатов, военные историки дают ему высокую оценку. К примеру, П.Н. Баженов сделал такой вывод: «Военная история представляет весьма мало примеров, в которых спешенная кавалерия ведёт продолжительный бой с пехотой и притом не оборонительный, а наступательный и при таких трудных условиях, которые были в бою у Градешти. Блестящая доблесть войск славной Кавказской бригады выступает в этом бою с такой яркостью, что она может служить примером для всех кавалерийских частей в подобных случаях… Можно сказать, что бой Кавказской казачьей бригады с турецкой пехотой у с. Градешти составляет такой редкий и поучительный пример, который должен быть хорошо изучен кавалерийскими офицерами и всегда оставаться у них в памяти»16.

Утром 3 июля части Западного отряда (командующий генерал-лейтенант Криденер) одновременным ударом с востока и с запада атаковали никопольскую крепость. Кавказская казачья бригада при этом обеспечивала тыл западной колонны, не допуская прорыва турецких войск из крепости в направлении Плевны. По решению комбригады казаки вели оборону «пешим боем», для чего построили «каре, поставив сотни на четырёх сторонах, имея батарею в середине одной из них». Перед каждым фасом «заложили секрет»17.

Когда к концу дня русские пехотные полки заняли передовые крепости Никополя, турецкие войска, осознав безвыходность своего положения, около 23 часов предприняли попытку прорыва. Уже в полной темноте их авангард в составе шести рот при двух орудиях атаковал позиции Кавказской бригады. В ходе ночного боя казацкие сотни умело оборонялись, вели стрельбу и маневрировали, а в перерыве между атаками даже смогли сменить позиции орудий горно-стрелковой батареи18. В результате, доносил Тутолмин, «спешенным казакам удалось не только отбить два раза повторённую атаку турок, но и заставить их большую часть отступить к Никополю, а меньшую — отбросить к Виду, где потом с ними покончили подошедшие на рассвете… две свежие кавказские сотни»19. Посланные командиром бригады 6-я сотня Кубанского и 2-я сотня Владикавказского полков при преследовании неприятеля «положили более 40 турецких тел», отбили большой обоз с имуществом и провиантом, взяли батальонное знамя и значок, а также стальное крупповское орудие20. В этих боях погибли кубанцы урядник Иосиф Сосов и казак Тимофей Павлов21.

Анализируя вышеописанные схватки у селения Градешти и крепости Никополя, где кубанские казаки в составе Кавказской казачьей бригады действовали как в конном, так и в пешем строю, приходишь к выводу, что и для главнокомандующего Балканской армией, и для царя и его окружения, и для ведущих военных специалистов того времени стало большой неожиданностью «видеть казацкие части в роли пехоты» как в наступлении, так и в обороне. Этот факт свидетельствует также об отличной военной выучке кубанских казаков и их высоких морально-боевых качествах.

Захватив Никополь, Западный отряд четыре дня «простоял на месте в полном бездействии»22, ожидая, когда будут пополнены запасы продовольствия и боеприпасов. Отдельные историки справедливо критикуют генерал-лейтенанта Криденера за трату времени на подсчёт трофеев и празднование победы23, причём тогда, когда из различных частей, в том числе и Кавказской казачьей бригады, поступали сведения о движении к Плевне больших турецких сил. Они под предводительством Османа-паши преодолели за шесть дней (без остановок) 200 км. Проделали это, можно сказать, скрытно, поскольку прошли мимо русских разъездов на удалении всего 10—12 км24. Главнокомандующий же торопил Западный отряд с занятием Плевны. В частности, в телеграмме от 5 июля он настаивал: «Если не можете выступать тотчас в Плевну со всеми войсками, то пошлите туда немедленно казачью бригаду и часть пехоты»25. Исполняя этот приказ, командующий Западным отрядом послал для овладения Плевной три полка 5-й пехотной дивизии и Кавказскую казачью бригаду под общим командованием генерал-лейтенанта Ю.И. Шильдер-Шульднера.

Торопливость высшего руководства без точного знания возможностей противника негативно сказалась на исходе задуманной операции. Ведь все распоряжения, а также их исполнение производились под впечатлением русского командования, что «турки у Плевны слабы»26. Надеясь на скорую победу и не проводя разведку, наступавшие 7 июля на подступах к городу неожиданно для себя попали под сильный артиллерийский обстрел и вынуждены были остановиться. На следующий день два полка (один с севера, другой с востока) снова атаковали укрепления Плевны, занятые превосходившими их в два раза турками, и снова потерпели неудачу. К тому же атака проводилась не одновременно, без введения в бой резервов, да и генерал-лейтенант Шильдер-Шульднер не смог правильно распорядиться кавалерией. Так что даже в самый ответственный момент Кавказская казачья бригада во время боя практически бездействовала. Всё её участие выразилось в вывозе раненых 5-й пехотной дивизии с поля боя27, за что впоследствии её «присутствие» при первом штурме Плевны подверглось критике многими военными специалистами и историками. Прежде всего, упрекали за «запоздалое» вступление в «горячее дело» и «невыход в тыл туркам»28. Досталось бригаде и за то, что ещё до штурма она не смогла полностью выполнить свою главную задачу — следить за шоссе от Софии к Плевне29.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Описание русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Балканском полуострове. СПб., 1901. Т. II. С. 259.

2 Государственный архив Краснодарского края (ГА КК). Ф. 396. Оп. 1. Д. 2475. Т. 2. Л. 247.

3 Бурмагин А.Г., Бузун Ю.Г. Кубанское казачество на рубеже веков (1860—1917). Краснодар, 2010. С. 188.

4 Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877—1878 гг. на Балканском полуострове. СПб., 1898. Вып. 25. С. 98.

5 Описание русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Балканском полуострове… Т. II. С. 262.

6 Там же. С. 264.

7 Бурмагин А.Г., Бузун Ю.Г. Указ. соч. С. 192.

8 Там же.

9 Бардадым В.П. Ратная доблесть кубанцев. Краснодар, 1993. С. 92.

10 Там же.

11 Матвеев О.В., Фролов Б.Е. Страницы военной истории кубанского казачества. Краснодар, 2007. С. 221.

12 Описание русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Балканском полуострове… Т. II. С. 264.

13 Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877—1878 гг. на Балканском полуострове… Вып. 25. С. 99.

14 Там же.

15 Описание русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Балканском полуострове… Т. II. С. 264.

16 Баженов П.Н. Действия русской кавалерии во время Русско-Турецкой войны 1877—1878 гг. на Балканах. СПб., 1904. С. 466.

17 Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877—1878 гг. на Балканском полуострове… Вып. 25. С. 100.

18 Там же.

19 Описание русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Балканском полуострове… Т. II. С. 276.

20 Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877—1878 гг. на Балканском полуострове… Вып. 25. С. 100.

21 Кияшко И.И. Именной список генералам, штаб и обер-офицерам, старшинам, нижним чинам и жителям Кубанского казачьего войска (бывших Черноморского и Кавказского линейных казачьих войск), убитым, умершим от ран и без вести пропавшим в сражениях, стычкам и перестрелках с 1788 по 1908 г. Екатеринодар, 1911. С. 293.

22 Беляев Н.И. Русско-турецкая война 1877—1878 гг. М., 1956. Ч. I. С. 111.

23 Бурмагин А.Г., Бузун Ю.Г. Указ. соч. С. 196.

24 Воскобойников Г.Л. Казачество и кавалерия в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. М., 1997. С. 48.

25 Описание русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Балканском полуострове… Т. II. С. 285.

26 В действительности турецкий гарнизон имел в своём составе 15 тыс. человек, а атаковавшие их русские войска насчитывали только 8,5 тыс. См.: Дружинин К.И. Русско-турецкая война 1877—1878 гг. // История русской армии. М.: ЭКСМО, 2010. С. 633.

27 Воскобойников Г.Л. Указ. соч. С. 49.

28 Там же.

29 Свечин А.А. Эволюция военного искусства. М.; Л., 1928. Т. II. С. 381.