К 160-летию начала обороны Севастополя

image_pdfimage_print

V.A. STRELNIKOV – «The spirit of the troops is beyond description… the wonderful time». By the 160th anniversary of the beginning of Sevastopol’s defence

АннотацияВ статье раскрываются факторы, влиявшие на состояние морального духа защитников Севастополя в годы Крымской (Восточной) войны.

Summary. The article describes the factors influencing on the state of morale of Sevastopol’s defenders during the Crimean (Eastern) War.

СТРЕЛЬНИКОВ Виктор Алексеевич — ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук, доцент

(119330, Москва, Университетский проспект, д. 14)

 

«ДУХ В ВОЙСКАХ ВЫШЕ ВСЯКОГО ОПИСАНИЯ… ЧУДНОЕ ВРЕМЯ»

К 160-летию начала обороны Севастополя

 

В 1854 году в ходе Крымской (Восточной) войны (1853—1856) началась героическая оборона Севастополя — главной базы Черноморского флота. Гарнизон и севастопольцы защищались от союзных англо-франко-сардинских и турецких войск. Ожесточённость боёв за Севастополь объяснялась тем, что воевавшие стороны придавали исключительно большое значение этой военно-морской базе на Чёрном море. По этому поводу английская газета «Таймс» в июле 1854 года писала: «Морские державы не могут постоянно держать флот для наблюдения за Севастополем, и поэтому главная цель политики и войны не может быть достигнута до тех пор, пока будут существовать Севастополь и русский флот. Но раз только центр могущества России на юге империи будет уничтожен — рушится и всё здание, сооружением которого Россия занималась сотню лет. Взятие Севастополя и занятие Крыма вознаградят все военные издержки и решат вопрос в пользу союзников…»1.

В данной статье речь пойдёт об обороне Севастополя, его защитниках, выдержавших шесть массированных бомбардировок союзников и проявивших стойкость, волю к победе, патриотизм и исключительную самоотверженность.

Оборона Севастополя ярко и полно описана во многих исторических трудах, поэтому автор ставит перед собой задачу показать лишь то, что способствовало поддержанию у защитников города высокого морального духа и что снижало его, негативно влияло на морально-психологическое состояние воинов.

Прежде всего следует подчеркнуть, что сам характер боевых действий, связанный с защитой Отечества от интервентов, резко менял отношение русских воинов к войне, воодушевлял их на самоотверженность и героизм, на преодоление всех трудностей и лишений, вызванных войной, способствовал укреплению моральных сил. Эту особенность войн давно заметили военные теоретики, полководцы и учитывали при описании и планировании операций. В частности, К. Клаузевиц отмечал: «Воодушевление делом, за которое ведётся война, оживляет воинскую доблесть армии и усиливает её пыл, но не является необходимым её элементом»2.

Высадка англо-французского десанта численностью 61,4 тыс. человек при 128 полевых орудиях в начале сентября 1854 года в Крыму3 с агрессивными целями и первые сражения всколыхнули всю Россию, обострили чувства патриотизма у народа и всех воинов, затронули их самолюбие и воинскую честь, призвали к справедливой войне по защите Отечества.

Так, например, подпоручик Шакальский с началом боевых действий подал прошение на высочайшее имя об определении его из отставки вновь на службу в Алексопольский егерский полк. «В настоящее время, — писал он, — когда царю и Отечеству нужны усердные слуги, некогда думать о частных делах! Я прошу не лишать меня чести и разделить труды и умереть за веру наравне с товарищами моими, храбрыми алексопольцами»4. И таких прошений были тысячи. Старослужащие солдаты, гвардейские офицеры воинских частей внутренних округов ещё с осени 1853 года просили о командировках в действующую армию. Желавших было так много, что командование установило выбор по жребию, по три офицера от полка5. Все добровольцы, как показало первое сражение на р. Альме, воевали с исключительной храбростью и отвагой, своими ратными подвигами доказали верность воинскому долгу, присяге, продемонстрировали высокий моральный дух.

Однако противник почти при двойном перевесе в людях одержал победу, при этом заплатил за неё высокую цену. Командир дивизии вооружённых сил Великобритании герцог Кембриджский по этому поводу сказал: «Ещё одна такая победа, и у Англии не будет армии»6.

Важно иметь в виду, что оборона по сравнению с наступлением в морально-психологическом плане менее выгодна, так как инициативой владеет противник, и обороняющиеся вынуждены подчиняться его воле, быть менее активными. Кто решительно и смело идёт навстречу врагу, говорил А.В. Суворов, тот уже одержал победу. Эту мысль поддерживали и развивали все великие полководцы. Вместе с тем военачальники помнили, что, начиная сражение, они должны быть уверенными в его успехе, так как результаты столкновения могли серьёзно отразиться на дальнейшем развитии событий. Поэтому начальник Евпаторийского отряда генерал-лейтенант барон К.Е. Врангель в январе 1855 года не решился штурмом брать Евпаторию, чтобы облегчить положение оборонявшихся севастопольцев. 27 января (7 февраля) 1855 года он докладывал главнокомандующему сухопутными и морскими силами в Крыму адмиралу князю А.С. Меншикову: «Считаю долгом донести Вашей Светлости, что я не смею отвечать за успех и за последствия этого предприятия. Ничего не достигнув, войска будут расстроены и деморализованы в то время, когда неприятель, ободрённый нашей неудачей, может выйти от Евпатории в больших силах и двинуться на наши сообщения. Начинать это важное дело я не могу решиться без верной надежды на успех»7.

Внутренний вид 3-го бастиона

Внутренний вид 3-го бастиона

В целях укрепления чувства патриотизма и высокого морального духа русское командование стремилось, несмотря на ряд военных неудач, поддерживать в войсках оптимизм, веру в свои силы и успех, используя для этого самые различные возможности и поводы. Так, защитники Севастополя возлагали немало надежд на нового главнокомандующего войсками в Крыму генерала от артиллерии князя М.Д. Горчакова, сменившего в марте 1855 года князя А.С. Меншикова, на его более решительные и продуманные действия против противника, на прибытие с ним сильного подкрепления. «Прибытие Горчакова в Крымскую армию, — писал один из участников кампании, — было благодетельно в первое время: он привёл с собой свежие войска, обширную власть и неограниченные средства, уничтожившие нужды войск (исключая недостаток в порохе и снарядах), а главное — поднял нравственный дух войск. Все надеялись, что он начнёт смелые наступательные действия и сделает блистательный переворот кампании»8.

Первые приказы главнокомандующего давали основание для оптимистических надежд, для повышения настроения. В них Горчаков не только отдавал дань уважения прошлым заслугам воинов, их храбрости и мужеству, но и вселял уверенность в скором успехе русских войск. А надежда и уверенность в победе на войне есть важнейший её залог. «Храбрые воины! Мужеством вашим гордится вся Россия, — писал он в приказе, — а великий государь Николай I при кончине своей с признательностью обратил последний взор на ваши подвиги. Достойный преемник его, царствующий император Александр II в письмах ко мне, от    19-го и 23-го февраля, изволил выразиться следующими словами: “Скажите от имени незабвенного благодетеля нашего храбрым защитникам Севастополя, что он ими гордился и со смертного одра посылает им через меня последнее и душевное спасибо, скажите нашим молодцам, что я их от души благодарю его именем и вполне уверен, что они всегда будут достойны его отеческого попечения. Самое трудное для вас время миновалось. Пути восстанавливаются, подвозы всякого рода запасов идут безостановочно, и сильные подкрепления, к вам на помощь направленные, сближаются”»9.

Важным средством поддержания высокого морального духа у оборонявшихся севастопольцев являлась активность их боевых действий с целью не дать противнику полностью овладеть инициативой и навязывать свою волю. За все 11 месяцев обороны русские войска постоянно наносили англо-французам чувствительные удары как артиллерийскими налётами, так и контратаками.

Активность обороны поддерживалась также вылазками. Они проводились группами численностью от 10 до 300 воинов. Нападавшие врывались в неприятельские траншеи, перебивали и захватывали в плен солдат и офицеров, заклёпывали пушки, разрушали часть осадных сооружений, наводили страх на союзников. «Частые вылазки… — отмечал С. Гершельман, — развивая всё больше и больше удальство и молодечество в войсках, много способствовали поддержанию нравственных сил войск на достигнутой высоте. Такое настроение гарнизона выражалось и в ряде подвигов отдельных личностей, случавшихся почти ежедневно»10. Недостатка в желавших проникнуть на позиции союзников и навести на них страх никогда не было.

Так, например, в ночь на 20 ноября (2 декабря) 1855 года группа из 66 рядовых и 5 унтер-офицеров Волынского пехотного полка под командованием подпоручика Полевого взобралась на Зелёную гору, ударом в штыки выбила караул из английских траншей, захватила трёх пленных, 14 штуцеров и без потерь возвратилась на оборонительную линию11.

Только в июле 1855 года были произведены девять больших и малых вылазок, которые значительно замедлили проведение инженерных работ союзниками. «Хотя при таких вылазках, — пишет Н.Ф. Дубровин, — наши отряды и несли некоторые потери, но, беспокоя противника, мы поддерживали превосходный военный дух в своих войсках»12.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Цит. по: Конференция, посвящённая 145-летию окончания Крымской войны 1853—1856 гг. Симферополь: Таврия–Плюс, 2001. С. 56.

2 Клаузевиц К. О войне: В 3 т. М.; Л., 1932. Т. 1. С. 130.

3 Бескровный Л.Г. Русское военное искусство ХIХ в. М., 1974. С. 252.

4 Страх врагам дух русских чудо-богатырей. Из современной войны с англо-французами и турками. М., 1855. С. 42, 43.

5 Военная история России ХIХ—ХХ вв. Материалы V Международной военно-исторической конференции / Под ред. А.В. Арановича. Санкт-Петербург, 1 ноября. Сб. науч. статей. СПб.: СПГУТД, 2012. С. 67.

6 Цит. по: Бескровный Л.Г. Указ. соч. С. 254.

7 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 846. Оп. 16. Д. 5662. Л. 137.

8 Цит. по: Дубровин Н.Ф. История Крымской войны и обороны Севастополя: В 3 т. СПб., 1900. Т. 3. С. 24.

9 Там же. С. 24.

10 Гершельман С. Нравственный элемент под Севастополем. СПб., 1897. С. 187.

11 Горев Л. Война 1853—1856 гг. и оборона Севастополя. М., 1955. С. 356.

12 Дубровин Н.Ф. Указ. соч. С. 317.