За ленинско-сталинскую передовую историческую науку

image_pdfimage_print

Велик и многообразен круг вопросов, над которыми должен работать «Военно-исторический журнал». Прежде всего, одной из основных и главных задач журнала должна явиться научная разработка и освещение истории гражданской войны в СССР, истории Красной Армии и партийно-политической работы в ее рядах.

Уже почти двадцать лет прошло с момента окончания гражданской войны. За эти годы выросло новое поколение командиров и политработников, в силу возраста не принимавших участия в борьбе народов СССР с интервентами и белогвардейцами. Многое забывается, многое же вырисовывается теперь перед глазами военных историков в совершенно новом свете.

Условия, в которых боролась Советская страна в годы гражданской войны, естественно, не могут повториться в будущих войнах: за эти годы изменилась наша страна, ее материальные ресурсы и вооруженные силы. Произошли большие изменения и в стане наших классовых врагов. Но, тем не менее, опыт гражданской войны имеет и будет иметь колоссальное значение как для РККА, так и для трудящихся капиталистических стран. Прежде всего это опыт замечательного стратегического руководства войной со стороны нашей партии и ее вождей — Ленина и Сталина. Далеко не все еще изучено и освоено нами в области этого руководства; задача военных историков тщательно разработать мельчайшие детали грандиозной борьбы большевиков за создание и укрепление РККА, дать сегодняшним армейским большевикам образцы, по которым они должны руководить так, чтобы побеждать.

Оперативный и тактический опыт гражданской войны исключительно богат и многообразен. Революционное творчество масс в ходе гражданской войны на грандиозных пространствах нашей родины делало эту войну подвижной, богатой разнообразными и поучительными оперативно-тактическими формами. На примерах операций и боев гражданской войны мы должны воспитывать смелость, инициативу, решительность командира и бойца — драгоценные качества, необходимые в современной машинизированной войне еще больше, чем в прошлых войнах.

История военных операций гражданской войны неотделима от истории партийно-политической работы в рядах РККА. Человечество не знает другой такой армии, как наша Рабоче-Крестьянская Красная Армия, организатором, созидателем и руководителем которой является коммунистическая партия. РККА — армия диктатуры рабочего класса, армия нового типа; ее органической, составной частью наряду с командным составом является институт военных комиссаров и политорганов.

Первыми комиссарами Красной Армии были товарищи Сталин и Ворошилов. Тысячи и десятки тысяч лучших своих членов бросала наша партия на фронты гражданской войны в качестве комиссаров и политработников. В. И. Ленин, анализируя в 1920 г. пройденный путь борьбы и побед, писал: «Без военкома мы не имели бы Красной армии».1

Верные ученики и соратники Ленина и Сталина — М. В. Фрунзе и К. Е. Ворошилов, развивая на основе богатейшего опыта и теоретического его обобщения ленинско-сталинское учение о нашей армии и войне, неоднократно подчеркивали эту решающую роль военкомов и политорганов.

«Военный комиссар, являясь в Красной армии тем партийно-политическим стержнем, вокруг которого концентрировалось все наиболее выдержанное, политически устойчивое и морально крепкое, фактически был душой армии. Роль военного комиссара во все периоды гражданской войны поистине огромна и многообразна».2

Роль военных комиссаров и политорганов отмечалась и отмечается вождями и руководителями партии и правительства отнюдь не случайно. Этим подчеркивается не только роль военкомов, как героев, а прежде всего характерная особенность Красной Армии как армии нового типа, с присущей ей организационной структурой и вытекающими отсюда особенностями ее стратегии и тактики. «Факт создания ,новой пролетарской государственности… — говорил М. В. Фрунзе в 1922 г., — не мог не отразиться на всем нашем военном деле и в частности на ведении войны. Взять хотя бы организацию нашей Красной армии и ее политотделов, их роль как особого рода оружия, порой более мощного, чем винтовки и пушки».3

К сожалению, история партийно-политической работы в РККА освещается нашей печатью исключительно мало. Разработка истории гражданской войны в СССР, истории РККА и богатейшего опыта работы ее партийных организаций и политорганов, исследование и популяризация полководческого искусства пролетарских стратегов и тактиков — благодарнейшая работа советских военных историков, которую они должны развернуть безотлагательно.

Придавая огромное значение опыту гражданской войны в СССР, мы не должны забывать об уроках первой мировой империалистической войны. Эти уроки сегодня еще отнюдь не потеряли своей ценности. Мировая война 1914 — 1918 гг. была первым из ряда грандиозных военных столкновений эпохи империализма. Впервые на полях сражений появились многомиллионные армии, снабженные многочисленной мощной боевой техникой. Впервые в таком грандиозном масштабе развернулись позиционные сражения, длительность и напряжение которых превзошло все, что до того было известно в истории военного искусства.

Позиционные формы мировой войны иногда рассматривают, как что-то уродливое, «незаконное», как пример деградации военного искусства. Такой взгляд, конечно, неверен. Дело не в позиционных формах, которые сами по себе так же «законны», как и маневренные. Вопрос заключался в том, что буржуазная военная мысль оказалась не в состоянии найти пути преодоления позиционной обороны, а солдатская масса, чуждая империалистическим целям войны, не хотела и не могла проявить разумную инициативу, значение которой для полководческого искусства было так ярко подчеркнуто Энгельсом.

И все же за время первой мировой империалистической войны военное искусство пережило ряд закономерных изменений. Не следует забывать, что именно на полях этой войны, особенно в ее последние два года, появились и впервые получили массовое применение такие современные боевые средства, как авиация, танки и химия. Конечно, за годы, истекшие после мировой войны, произошли новые качественные и количественные сдвиги в вооружении армий; а это повлекло за собой неизбежные изменения в организации войск, в тактике и в оперативном искусстве.

Для изучения этих закономерных изменений огромное значение имеет опыт современных войн, в частности опыт второй империалистической войны в Абиссинии, Испании и Китае. Несмотря на все своеобразие операций второй империалистической войны, они во многом подтвердили опыт первой и, главное, позволили проверить боевое использование новых военно-технических средств борьбы. Поэтому изучение войн эпохи империализма, начиная с войны 1914 — 1918 гг., должно вестись в тесной увязке, комплексно, с сравнительной проверкой более старого опыта на новых примерах, в новой обстановке.

Несомненно, что для развития военного искусства Красной Армии изучение опыта как первой мировой войны, так и всех последующих войн эпохи империализма имеет громадное значение.

Но понять и умело использовать опыт этих войн нельзя без достаточного знания истории международных отношений в эпоху империализма. «Война есть продолжение политики иными» (именно: насильственными) «средствами».4 Поскольку это так, нельзя понимать войну, не зная политики, продолжением которой данная война являлась. Отсюда ясно и то большое место, которое в работе военных историков должны занимать вопросы истории международных отношений.

Исторический кругозор военных историков, командно-политического состава РККА красноармейцев не должен замыкаться войнами XX столетия. Нам, людям эпохи социализма, дорога и близка история народов СССР; славные традиции любви к родине уходят корнями в далекое прошлое. Изучая историю нашей родины, личный состав Красной Армии найдет в ней немало замечательных образцов доблести, достойных подражания.

Вот почему вопросы истории военного искусства всех времен и народов, а особенно героического русского народа, должны также стать предметом работы советских военных историков и найти соответствующее место на страницах нашего журнала. История революционных и национально-освободительных, справедливых войн народов за свою независимость должна при этом пользоваться особенно пристальным вниманием.

Большое значение для боевой подготовки РККА имеет разработка истории родов войск и военной техники. Это особенно относится к «новым» родам войск, в частности к авиационному, химическому в танковому оружию. Их история, правда, очень коротка по времени, но она богата поучительными фактами, знание которых может оказать существенную помощь командирам и бойцам РККА.

Наконец, определенное место в работе советских военных историков должны занять вопросы исторического развития службы штабов и тыла. Управлять войсковыми частями и соединениями в современной войне, а также обеспечивать их материально — дело трудное и требующее высокой культуры от штабных и тыловых командиров всех степеней. Особенное значение имеет тщательное изучение истории разведывательной службы, ибо оно обеспечивает знание командиром возможных приемов разведывательной работы врага, помогает лучшей организации собственной разведки и эффективной борьбе с разведкой противника.

Изучение истории штабов и службы тыла — это важнейшее условие подъема на высшую ступень дела управления войсками и материально-боевого обеспечения РККА.

Таковы, в общих чертах, те основные направления, по которым должна развертываться работа военных историков, а следовательно и содержание «Военно-исторического журнала».

Рабоче-Крестьянская Красная Армия изучает военную историю не для того, чтобы найти в ее анналах какие-то «вечные» принципы, незыблемые законы войны и военного искусства. Таких принципов нет и не может быть, ибо военное дело непрерывно растет и изменяется на основе законов развития человеческого общества. «Вооружение, состав, организация, тактика и стратегия находятся в прямой зависимости от данной степени развития производства и средств сообщения» — говорил Энгельс.5

История войн и военного искусства нужна Рабоче-Крестьянской Красной Армии для того, чтобы облегчить понимание путей дальнейшего развития военного искусства и военного дела в целом. Наша военная история должна, черпая опыт прошлого, освещать нам дорогу в будущее. Лишь тогда она сыграет свою практическую, полезную роль, облегчив претворение в жизнь советской военной доктрины: бить врага на его территории, добиваясь победы малой кровью наших бойцов.

Задачи военно-исторической науки не могут быть успешно решены только силами историков РККА. Военная история отнюдь не узкая область деятельности одних военных; все наши гражданские исторические научно-исследовательские институты, вузы, архивы и другие учреждения ведут и должны еще шире развернуть разработку военных вопросов.

В тесном сотрудничестве военных и гражданских историков, в их совместной дружной работе — залог дальнейшего развития военной истории, залог ее превращения в подлинно передовую отрасль советской науки, «которая не отгораживается от народа, не держит себя вдали от народа, а готова служить народу, готова передать народу все завоевания науки…» (Сталин).

Примечания:

  1. В. И. Ленин. Соч., т. XXV, стр. 302.
  2. К. Е. Ворошилов. Статьи и речи. Партиздат, 1936 г., стр. 235.
  3. М. В. Фрунзе. Избранные произведения. Партиздат, 1934 г.. стр. 111.
  4. В. И. Ленин, Соч., т. XVIII, стр. 197.
  5. Ф. Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр. 6.