СЛЕДСТВИЕ ПОД ВРАЖЕСКИМ ПРИЦЕЛОМ

image_pdfimage_print

22 июня 1941 года в небе над Полярным впервые появились немецкие самолеты–разведчики. Советские зенитки быстро отогнали их, но смутные, тревожные ощущения чего-то неотвратимого остались. И с каждым днем, вместе с очередными налетами люфтваффе на нашу военно-морскую базу, эта тревога все более нарастала…

22 июня 1941 года Северный флот вступил в войну. Военный прокурор флота вернулся из отпуска…

Историческая личность

Мухоморов Константин Георгиевич

Мухоморов Константин Георгиевич

Рождение в преддверии Первой русской революции, в 1904 году, будто предвещало Константину Георгиевичу Мухоморову жизнь неспокойную. В одной судьбе почти синхронно с государственными происходили перевороты.

Этот внешне спокойный человек за свои сорок с небольшим попробовал себя во множестве профессий. Простой крестьянский парень в 15 лет он добровольцем принял участие в обороне Петрограда от войск генерала Юденича, а уже через год стал сотрудником линейного управления железнодорожной милиции.

После окончания в 1922 году 14-х Кронштадтских артиллерийских командных курсов, служил в составе 56-й и 22-й стрелковых дивизий Петроградского военного округа в качестве политбойца, старшины и политрука артиллерийской батареи, исполнял обязанности дознавателя.

Своими глазами видел, как меняется ход истории, а с ней и его собственная жизнь. В 1925 году с началом военной реформы Константин Мухоморов уволен в запас – пришлось заниматься хозяйственной деятельностью.

Советский Союз начинает военно-техническое перевооружение армии и флота, постепенно увеличивается численность личного состава армии, в том числе военных прокуратур.

Юристов тогда не хватало, потому брали и без высшего юридического, главное чтобы был опыт работы в правоохранительных органах.

Так Константин Георгиевич в 1934 году стал военным следователем военной прокуратуры Краснознаменного Балтийского флота. В том же году поступил на заочный факультет Всесоюзной Правовой Академии.

Затем – помощник военного прокурора Балтийского флота в 37–ом, военный прокурор военно-строительного корпуса Тихоокеанского флота в 39–ом. А через год стал военным прокурором Северного флота.

 

Следствие ведут «новобранцы»

С началом Великой Отечественной первыми решениями военных прокуроров стало прекращение всех уголовных дел, находящихся в производстве, кроме дел о тяжких, особо опасных преступлениях. Арестованных из-под стражи освободили и вернули в строй на свои корабли и части.

Константин Георгиевич организовал работу подчиненных в условиях войны. В первую очередь наладил ежедневное получение с мест боев оперативных сводок об обстановке.

Несмотря на то, что участие военнослужащих Северного флота в боевых действиях на суше, кроме высадки тактических десантов, не было предусмотрено в довоенное время, Верховное Главнокомандование оборону Рыбачего возложило на Северный флот. Был сформирован Северный оборонительный район, а с ним возникла необходимость создания дополнительных военных прокуратур.

2 copy

В условиях быстроменяющейся обстановки действовать надо было очень оперативно. Вот почему Константин Георгиевич принял самостоятельное решение о формировании военных прокуратур, не входящих в штат флота. Но каким образом это осуществить?

Мухоморов вспомнил себя в 1934-м году: военный следователь без высшего юридического образования. Так он ведь смог!

Решение было принято. В военную прокуратуру стали откомандировывать мобилизованных из запаса политработников. Здесь были и учителя, и журналисты, и комсомольские функционеры. На должности военных следователей назначались матросы и старшины из числа секретарей, делопроизводителей и писарей военных прокуратур.

Из огня да в полымя! По вечерам «вынужденные» юристы проходили теоретическую подготовку под руководством кадровых офицеров военных прокуратур, днем работали все вместе, а ночью проводили следственные действия. На расследование каждого дела давалось не более суток, а то и 10–12 часов.

Условия были тяжелыми. Располагались в землянках, в оврагах. То болотная жижа под ногами, то чернила приходилось размораживать. Спали в унтах зимой, одетые…

К началу 1943 года в составе военной прокуратуры Северного флота насчитывалось 12 военных прокуратур, в том числе нештатных, полностью укомплектованных военными следователями и прокурорскими работниками. Несмотря на трудности, военные прокуроры и следователи Северного флота «держали марку».

Всего два дня потребовалось военным следователю и прокурору под руководством генерала Мухоморова, чтобы закончить предварительное следствие и направить в военный трибунал уголовное дело в отношении командира истребительной эскадрильи капитана Быкова.

В начале войны Быков сопровождал бомбардировщики, наносившие удар по немецкому аэродрому в Луостари. Враг в небе атаковал. Капитан же бросил ведомые им самолеты и сбежал на свой аэродром. Его трусость стоила нашей армии нескольких бомбардировщиков…

Особое внимание уделялось в то время делам, связанным с хищением имущества. Константин Георгиевич даже инициировал создание в конце 1941 года нештатной группы, состоящей из шести–семи офицеров, специализировавшихся именно на этих преступлениях. В качестве примера можно привести случай с главным врачом ВВС СФ подполковником медицинской службы Олейником.

Весной 1942 года у восточного побережья острова Кильдин, спасаясь от немецкой авиации, выбросился на берег американский транспорт типа «Либерти». На борту судна находились дефицитные медикаменты. Олейник, являвшийся одним из членов комиссии по приему грузов, похитил большое количество сульфидина, стрептоцида, хинина и другие лекарства, которыми пытался спекулировать. И тут же был разоблачен.

Благодаря профессионализму и упорству военным следователям удавалось не только заканчивать уголовные дела в предельно сжатые сроки, но и предотвращать факты необоснованного привлечения военнослужащих к ответственности.

Несмотря на нехватку времени и прочие трудности, немаловажной оставалась и надзорная деятельность. Так, например, в процессе строительства аэродрома «Ваенга–1» в 1942 году было много случаев отравления личного состава антифризной смесью для заправки амортизационной системы шасси самолетов. После прокурорской проверки командованием была обеспечена надежная охрана емкостей с жидкостью и вывешены предупредительные плакаты.

С завершением Петсамо-Киркенесской наступательной операции в конце 1944 года активная фаза боевых действий на Севере закончилась. Нештатные военные прокуратуры были расформированы. Кто–то и дальше продолжил юридическую деятельность – их направили на Краснознаменный Балтийский флот, а кто–то вернулся к своей основной специальности.

Большинство работников военных прокуратур флота за участие в Великой Отечественной войне были награждены орденами и медалями. Генерал-майор юстиции Мухоморов – двумя орденами Красной звезды, двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1 степени.

В послевоенное время – с 1945 года – Константин Георгиевич возглавлял военную прокуратуру Тихоокеанского флота, с 1948 года – военную прокуратуру 8-го военно-морского флота на территории Китайской Народной Республики, с 1950 года – военную прокуратуру Кронштадтской военно-морской крепости.

Испытания Великой Отечественной войны не прошли даром. Тяжелейшее физическое и моральное напряжение отразилось на здоровье Константина Георгиевича. Умер он в 1951 году в Ленинграде, немного не дожив до пятидесяти лет.

 

Игорь Бутрим,

Екатерина Панфилова