Некоторые оперативные выводы из последних войн (часть 1)

image_pdfimage_print

«Военно-исторический журнал»- №1 1939 г. Одним из органических пороков буржуазной военной науки в эпоху империализма является ее консерватизм, неумение извлечь выводы из нового боевого опыта и быстро сделать эти выводы достоянием теории и практики военного дела. Так было, в частности, с уроками русско-японской войны 1904—1905 гг., совершенно недостаточно учтенными как русской, так и иностранной военной мыслью. Опыт же первой мировой империалистической войны, изложенный в сотнях и тысячах томов военно-исторических описаний, до сих пор отражен в большинстве иностранных военных уставов без учета поправок, вносимых в него современностью.

Уроки первой мировой войны и по сей день не потеряли своей громадной ценности. Особенно большое значение для современного оперативного искусства имеют решающие операции заключительного этапа войны, развернувшиеся на французском фронте. Германская армия в первой половине 1918 г. организовала и провела четыре «таранных» наступления (мартовское, на р. Лис, на pp. Эн и Вель и «Вторая Марна»); это были фронтальные удары, приведшие к крупным оперативно-тактическим успехам, которые не переросли, однако, в оперативно-стратегические. Эти операции «упущенных возможностей» не позволили Германии разрушить оперативную оборону Антанты.

Во второй половине 1918 г. вооруженные силы Антанты, добившись превосходства в численности и технике за счет американцев, нанесли германской армии три мощных фланговых контрудара (у Виллер-Коттере, Амьена и С.-Миеля). Вырвав инициативу из рук противника, армии союзников перешли в общее наступление. Союзное командование применялопоследовательные операции на фронте в 400 км, причем подготовка каждой последующей операции обеспечивала непрерывность их ведения, т. е. между операциями не было разрыва во времени.

Последовательные операции союзников привели к полному разгрому Германии. Ее войска были отброшены на 100 км от основной «позиции Зигфрида». При этом средний темп наступления войск Антанты составил всего лишь 2 км в сутки. при ударах исключительно фронтальных. Отступавшие германские войска широко применяли заграждения, снижавшие темп операции союзников, затруднявшие и приостанавливавшие работу их тыла. Некоторые из произведенных немцами разрушений были исправлены французами лишь на третий год после окончания войны.

Таким образом, «последним словом» оперативного искусства первой мировой империалистической войны явилисьпоследовательные операции Антанты, проведенные в условиях подавляющего превосходства сил союзников. В этом заключительном периоде войны крупную роль уже играли танки, химия и оперативные ВВС, хотя качества нового оружия (особенно танков и самолетов) еще далеко не достигали необходимой высоты.

Победоносная гражданская война в СССР была школой, формировавшей оперативное искусство и тактику Красной Армии и придавшей им своеобразные черты, присущие военному искусству победившего пролетариата. Это искусство впитывает в себя лучший опыт прошлого, осмысливая его по-новому, в соответствии с изменяющимися условиями ведения войны, операции и боя. Вот почему для нашей военной мысли, непрерывно движущейся вперед, задача изучения операций второй империалистической войны сейчас приобретает исключительное значение.

Правда, эта война протекает в формах и в обстановке, значительна отличающихся как от 1918 г., так и от гражданской войны в СССР. Но, по существу, впервые после мировой войны на орошенных кровью полях Абиссинии, Испании и Китая нашли массовую боевую проверку такие важные факторы современных операций и боя, как скоростная боевая авиация, мощные танки, массовый автотранспорт, механизированные военно-инженерные средства и средства ПВО.

В какой мере эта новая боевая техника, примененная в своеобразных условиях Абиссинского, Испанского и Китайского театров военных действий, повлияла на характер, формы и темпы современных операций? Что нового вносит современный опыт в теорию военного искусства, подтверждает ли он или опровергает опыт первой мировой и гражданской войн? Советская военно-научная мысль обязана возможно полнее изучить опыт новых войн и дать ответ как на эти, так и на ряд других животрепещущих вопросов, Это нужно для того, чтобы своевременна учесть все новое, вносимое в военное искусство ростом техники и изменением условий борьбы, чтобы использовать это новое для дальнейшего повышения боеспособности Рабоче-Крестьянской Красной Армии, для более быстрой и решительной победы ее над врагами в будущих боях.

Отнюдь не претендуя на исчерпывающий анализ всего боевого опыта последних войн, мы попытаемся в настоящей статье исследовать общий характер важнейших операций в Испании и Китае и сделать на этой основе ряд оперативных выводов.

ОПЕРАЦИИ В ИСПАНИИ

Наибольший интерес в смысле извлечения оперативных выводов из опыта последних войн, несомненно, представляет героическая борьба испанского народа.

Анализируя важнейшие операции, развернувшиеся на фронтах Испании, необходимо учитывать, что на их характер влиял горный театр военных действий, а также своеобразие населенных пунктов с их каменными жилищами и такими же массивными оградами.

Боевые действия в Испании развернулись на фронтах общим протяжением до 2 000 км. Между тем Восточно-европейский фронт в первую мировую империалистическую войну (после выступления Румынии? в 1916 г.) имел протяжение около 1 400 км, а Французский во второй половине 1918 г. — 750 км. Если Франция (общая площадь которой составляет примерно 550 тыс. кв. км) в мировую войну 1914 г. на 1 км фронта располагала до 500 кв. км территории, то республиканская Испания имела 125 кв. км территории на километр фронта. Таким образом, тыл республиканской Испании был в 4 раза ограниченнее тыла Франции.

Республиканская армия Испании создавалась в процессе войны. Из разрозненных, плохо вооруженных, необученных милиционных отрядов, не имевших единого командования в начале войны, армия испанского народа выросла в регулярную вооруженную силу, вполне отвечавшую требованиям современности. Однако техническое оснащение республиканской армии на протяжении всего периода войны значительно уступало вооруженным силам интервентов. В начале 1939 г. численность республиканской армии доходила до 500 тыс. человек, что по отношению к численности армий Антанты на Западном фронте в первую мировую империалистическую войну (4 млн. бойцов в конце 1918 г.) составляет около 12 проц. Между тем фронт республиканской армии в 1939 г. достигал 1 500 км, тогда как фронт армий Антанты в 1918 г. равнялся 750 км. Отсюда ясно, что насыщенность фронта республиканской армии была несравненно меньшей, чем средняя насыщенность фронтов мировой войны. Это приводило к созданию сгустков сил на оперативно-важных направлениях. Промежутки же между ними обе стороны укрепляли, ограничиваясь здесь только позиционными формами войны.

Оперативной целью фашистов в первый период войны являлся захват Мадрида. Их войска, распределенные в общем на две основные группы — северную (генерал Мола) и южную (генерал Франко), после захвата Бадахоса соединились на юго-западных склонах хребта Сиерра Гвадаррама. Отсюда в начале сентября 1936 г. мятежники начали наступление на Мадрид.

На подступах к Мадриду республиканцы укрепили три оборонительных рубежа. Как было впоследствии установлено, инженерное усиление их производилось вредительски, расположение укреплений стало известно фашистам. Инженер, производивший оборонительные работы, в решительную минуту сбежал к фашистам. Мятежники вынуждены были прорывать позиции республиканцев, нанося фронтальные удары. Между тем республиканцы, частично используя подготовленные рубежи, задерживали врага действиями по флангам. При подходе фашистов к Мадриду создалось критическое положение для республиканцев. Вследствие ряда предательств возникла реальная угроза падения этой цитадели республиканской Испании. Но в решающий момент коммунистическая партия Испании организовала оборону Мадрида, создав из него неприступную крепость, остановившую* натиск врага.

Основные показатели Толедо-Мадридской операции: участок фронтального наступления фашистов — 40 км; продолжительность операции— 40 дней; глубина—70 км; суточный темп наступления доходил до 2 км. Оперативная плотность войск фашистов на основных направлениях на 1 км фронта составляла 500 человек, 5 танков, 25 орудий и 5 самолетов.

В конце 1936 г. внешние союзники Франко перебросили на помощь мятежникам довольно значительные силы. ОперацияВальдеморильоПосуэбло (3—9 января 1937 г.) проводится уже силами интервентов. Целью операции было захватить Мадрид с северо-запада или хотя бы лишить его воды и электроэнергии. Контрударом республиканцев маневр фашистов был приостановлен и сорван. Республиканцы, однако, не могли развить успех вследствие недостатка артиллерии. Учтя неудачи фашистов, пытавшихся дважды овладеть Мадридом, республиканцы подготовились к осуществлению охватывающего маневра северо-западнее и южнее этого пункта с целью ликвидации основной группировки врага. Республиканским командованием было выработано два варианта операции: по первому намечалось нанести главный удар западнее Мадрида, а по второму -— южнее его.

Фашисты в начале 1937 г. в общем делают две попытки найти стратегическое решение войны в Испании захватом Мадрида с юго-востока и с северо-востока. Для этого они проводят две операции — на р. Харама и в районе Гвадалахары. Прежде всего германо-итальянское командование решает упредить республиканцев и ударом в районе р. Харама (февраль 1938 г.) отрезать Мадрид от Леванта, блокировать и захватить город. Фронтальным и фланговым ударами республиканцев наступление фашистов было сорвано.

Основные показатели Харамской операции: фронт атаки фашистов равнялся 15 км; главный же фронтальный удар наносился на участке 6 км; продолжительность операции—13 дней; глубина — 8 км; суточный темп наступления — 0,5 км; оперативная плотность фашистов на 1 км — 2 500 человек, 10 танков, 12 орудий, 10 самолетов.

Освободившийся после падения Малаги (8 февраля 1937 г.) итальянский экспедиционный корпус приступил к выполнениюГвадалахарской операции (8—20 марта 1937 г.) с целью овладения Мадридом с северо-востока. Эта операция была связана с усиленной демонстрацией у Кордовы, новыми наступательными попытками на р. Харама и усилением диверсионной деятельности троцкистов и анархистов в Валенсии и Барселоне. Фашисты не сумели достичь оперативной внезапности. Республиканские войска быстро и отлично организованным фронтальным и фланговым ударами наголову разгромили итальянский корпус. Успех операции был обеспечен правильным использованием оперативных резервов, переброшенных на автомашинах из района Мадрида. Особую роль в разгроме вторых эшелонов итальянцев (оперативных резервов) сыграли прекрасно действовавшая республиканская авиация и легкие (пушечные) танки.

Основные показатели Гвадалахарской операции: итальянские фашисты наносили внезапный фронтальный удар на участке в 25 км; глубина операции равнялась 40 км; продолжительность—13 дней; средний суточный темп в первые два дня достиг 20 км. Оперативная плотность интервентов на 1 км фронта была равна до 1 500 бойцов, 19 орудий, 7,5 танка и 5 самолетов; последние не действовали в первые дни операции, якобы вследствие дождливой погоды и размыва аэродромов.

Потерпев жестокое поражение на р. Харама и под Гвадалахарой, интервенты с апреля 1937 г. отказались от попыток быстрого захвата Мадрида и перешли к методическому отсеканию оперативно-важных зон территории республиканской Испании. Фашистское командование прежде всего обратило внимание на Северный фронт, где действовали слабо управляемые, плохо снабженные и недостаточно технически оснащенные части басков и астурийцев. Вокруг Бильбао еще зимой 1936/37 г. был сооружен «железный пояс». Однако эти укрепления в июне 1937 г. были взяты итальянскими фашистами и мятежниками. Укрепления «железного пояса» были плохо применены к местности. Они имели большие промежутки и мертвые пространства, не обстреливавшиеся на пересеченной горной местности. Инженерные сооружения не были развиты в глубину. Успеху фашистов способствовало также и то обстоятельство, что укрепления «железного пояса» были заняты малочисленной, плохо обученной и слабо вооруженной иррегулярной пехотой. Большую роль в этой операции сыграло техническое превосходство интервентов. Их войска наносили удар на узких, наиболее слабо обороняемых участках. . Фашистская авиация расстраивала подходившие из глубины оперативные резервы республиканцев. После овладения Бильбао началось наступление фашистов вдоль побережья Бискайского залива с темпом в среднем 1 км в сутки; это наступление привело к ликвидации Северного фронта.

С целью отвлечения внимания фашистов от Северного фронта республиканцы предприняли операцию у Брунете (6—27 июля 1937 г.), имевшую задачей окружение интервентов в секторе Мадрида. Но вследствие недостатка сил они провели операцию лишь западнее Мадрида.

В ночь на 6 июля республиканцы нанесли внезапный фронтальный и затем фланговый удар на фронте 12 км, но сил для развития прорыва у них было недостаточно, да и прорыв был произведен на узком фронте. Это позволило фашистам, подтянувшим резервы, приостановить развитие успеха республиканцев.

Основные показатели этой операции: главный удар производился на участке в 12 км; глубина—18 км; длительность операции — 22 дня; суточный темп наступления (в первый день)— 15 км. Оперативная плотность республиканцев в отношении живой силы — небывалая для того» периода войны в Испании: она достигала на 1 км фронта до 3 300 человек, 8 орудий, 7 танков, 2 бронеавтомобилей, 10 самолетов.

Весьма поучительной является Теруэльская операция (15—27 декабря 1937 г.), которая была задумана республиканцами с ограниченной целью, для срыва ожидавшегося наступления фашистов. Республиканцы решили нанести короткий удар по Теруэльскому выступу, являвшемуся ближайшим исходным районом для выхода интервентов к восточному побережью моря (100 км от побережья). Скрытность сосредоточения в зимних условиях и внезапность удара с целью захвата Теруэля были достигнуты. Однако республиканцы не использовали своего успеха. Необходимо было продвинуться от района Теруэля на 40—50 км на запад, что сократило бы фронт и ликвидировало бы постоянную угрозу фашистов с этой стороны. В силу ряда причин этого не было сделано. Превосходство в живой силе и в технике позволило фашистам в феврале 1938 г. восстановить положение.

В проведении Теруэльской операции интересны следующие моменты: Теруэль, все еще занятый фашистами, остался в тылу, окруженный республиканцами; задача ликвидации противника в Теруэле легла, кроме пехоты и артиллерии, на саперные войска, которые блестяще провели ускоренную минную борьбу, закладывая местами заряды в 1,5 т. Операция проводилась зимой; морозы доходили до 20° С, при сильных метелях. Для фашистов в таких условиях операция явилась совершенно внезапной. Пути подвоза не были подготовлены к переброскам крупных оперативных резервов в зимних условиях. На дорогах создавались пробки. Не были приняты меры борьбы с обледенением дорог, отсутствовала служба регулирования движения.

В Теруэльской операции участвовало 3 республиканских корпуса, Ширина участка атаки равнялась 20 км; глубина операции— 15 км; продолжительность — 7 дней; темп наступления в первый день — до 8 км. Оперативная плотность республиканцев на 1 км фронта — до 4 батальонов, 16 орудий (на некоторых направлениях), 8 танков и 20 бронемашин.

К концу февраля 1938 г. фашисты вновь овладели зоной Теруэля. За 12 дней после февральской Теруэльской операции фашистское командование успело пополнить свои войска, сосредоточить их и обеспечить, оперативную внезапность широко задуманной Восточной (Арагонской) операции.

Для выполнения ее фашистами было сосредоточено 24 пех. дивизии (до 250 тыс. человек), 1 800 орудий (считая и малокалиберные), 250 танков и танкеток и 700 самолетов. Оперативная внезапность была достигнута дезинформацией республиканцев и демонстративными атаками в Андалузии, Эстремадуре и на Центральном фронте. Между тем . республиканское командование ожидало удара на Гвадалахару. Наступление на Восточном фронте республиканцы первоначально приняли за «демонстрацию». У республиканского командования отсутствовал твердый план использования оперативных резервов, составлявших так называемую «маневренную армию», что повело к их разброске.

Первый этап операции (с 9 по 21 марта) характерен концентрическим фронтальным ударом 3 корпусов фашистов в составе 13 пех. дивизий, силой до 200 батальонов, 350 орудий и 100 танков. На этом этапе фронт прорыва к югу от р. Эбро (прикрывавшей операцию с севера) составил 90 км; глубина прорыва — до 100 км; длительность этапа — 13 дней; суточный темп наступления — 7 км. Средняя оперативная плотность на 1 км — до 1 батальона, 4 орудия, 1 танк и 10-15 самолетов. На направлениях главных ударов плотность артиллерии достигала 60-70 орудий и 10—15 танков на 1 км фронта.

Второй этап операции (с 21 по 29 марта) характерен фронтальными и фланговыми ударами, наносимыми с целью ликвидировать угрозу со стороны республиканцев с севера. Дополнительно было введено в бой 7 пех. дивизий. Фронт прорыва расширился до 250 км; глубина операции достигла 120 км; длительность — 9 дней; суточный темп наступления— 13—15 км.

В третьем этапе операции (с 29 марта по 5 апреля) фашисты наносили фронтальный и фланговый удар при ширине фронта в 80 км и глубине операции 45 км; длительность этапа — 7 дней, суточный темп наступления — 6—7 км.

Наконец, в четвертом этапе операции (с 5 по 15 апреля) также наносятся фронтальные и фланговые удары на фронте в 40 км и при глубине операции в 20 км; длительность этапа достигает 10 дней при суточном темпе наступления в 2 км.

Мы видим, что операция фашистов на этот раз носила последовательный характер. В Восточной (Арагонской) операции фашисты впервые применили форму комбинированных фронтальных и фланговых ударов на широком фронте, используя подвижные корпуса горного типа (Марокканский, Наваррский и Итальянский) и оперативные ВВС. Эти действия привели к решительным результатам, так как связывались с выходом во фланг и в тыл республиканцам. В ходе операции нарастание сил фашистов шло за счет подаваемых на Арагонский фронт оперативных резервов. Как в ходе этой операции, так и в последующих, пехотные дивизии обычно сменялись через 1—2 дня, переходя из первого эшелона во второй.

Решающая роль в переброске оперативных резервов обеих сторон принадлежала автомобильному транспорту. К началу Восточной операции в распоряжении республиканского командования имелось крайне ограниченное количество автомашин. Автопарк был рассредоточен между армиями фронта. В ходе боев обнаружилось, что в тылу республиканцев имелась лишь одна укрепленная позиция по р. Сегре и западнее Гандесы. Между тем на реках Сегре и Эбро находился ряд старых укреплений, которые могли послужить остовом для инженерного усиления республиканского тыла в Каталонии. Отходившие войска были слабо информированы о наличии укрепленного рубежа, поэтому они его почти не использовали. Оперативные резервы вводились республиканцами «пакетами» и с опозданием. Кроме того, каталонцы не использовали выгодного момента для флангового удара от Бухаралоса на Ихар.

В результате Франко, хотя и не достиг полностью поставленной цели и не сумел уничтожить армию республиканцев, все же добился разрыва республиканского фронта и создал серьезную угрозу Каталонии и Валенсии.

Для того чтобы ослабить нажим фашистов на фронте Леванта, республиканцы предприняли операцию на р. Эбро (25—31 июля 1938 г.). Операция была начата ночным форсированием р. Эбро республиканской армией. Республиканское командование отлично изучило все детали переправ и провело специальные занятия с войсками. Тщательная подготовка обеспечила внезапность и полный успех первого удара. Населенные пункты, приведенные фашистами в оборонительное состояние, республиканцы обходили. Во вторых эшелонах были выделены части для ликвидации противника в обнаруженных очагах сопротивления. Однако авиация фашистов начала усиленно уничтожать мосты. Это повело к отрыву артиллерии и обозов от республиканских войск и к замедлению дальнейшего продвижения. 26 июля фашисты открыли шлюзы на р. Синке (впадающей в реки Сегре и Эбро), и все мосты оказались смытыми, что задержало развитие операции.

03_001

Обстановка на фронтах Испании в марте 1938 г. — феврале 1939 г.

Общий фронт наступления в операции на р. Эбро достиг 90 км; главный удар наносился на фронте в 14 км; глубина операции — 30 км; продолжительность — 7 дней; темп наступления в первый день — до 25 км. Оперативная плотность республиканцев на 1 км фронта-.— 2—4 батальона, 16 орудий, 4 танка, 5 бронеавтомобилей и 5 самолетов. Чтобы оттянуть резервы фашистов из района Гандесы, республиканцы предприняли вспомогательную операцию на р. Сегре (9-18 августа 1938 г.) силами до 4 пех. дивизий с 21 танками и 27 бронеавтомобилями. Река Сегре имеет ширину до 100—150 м, глубину 0,5—2 м; на реке есть броды. Переправа по бродам началась 9 августа в 4 часа 30 мин., а уже в 6 час. 40 мин., т. е. почти через 2 часа, фашисты открыли шлюзы в верховьях реки. В 10 час. 45 мин. все броды на реке; закрылись и фактически форсирование ее было сорвано.

Последней, крупнейшей операцией войны в Испании явилось наступление фашистов на Каталонском фронте, начавшееся 23 декабря 1938 г. Эта операция имела целью полную ликвидацию Каталонского фронта, захват Барселоны и прекращение связи республиканской Испании с Францией. Каталонская операция, как и Арагонская, была проведена по типу последовательных операций с маневрами в глубине во фланги и тыл республиканцев. В последнем этапе Каталонской операции фашисты широко применяли обходы против республиканских войск, которые при отсутствии в горах твердой линии фронта и связи с соседями принуждены были отступить к французской границе.

В этой операции фашисты имели превосходство в живой силе в 2 раза; в артиллерии, танках и самолетах — в 10 раз. Общий фронт наступления фашистов равнялся 250 км; глубина операции — до 150 км; продолжительность — 33 дня; суточный темп наступления — до 5 км, а в конце операции — до 12 км.