Ученические издания кадет русского зарубежья

image_pdfimage_print

V.N. SELEDTSOVA – «imbued with the spirit of Russia…». Russian cadets’ editions of the Russian abroad

Аннотация. В статье рассматриваются особенности организации внеурочной работы по патриотическому воспитанию в кадетских корпусах русского зарубежья в 1918—1940 гг. Анализируется содержание кадетских ученических изданий, приводятся фрагменты творческих работ, которые дают представление о настроениях русской молодёжи, связанной с офицерской средой в эмиграции.

Summary. The article discusses the features of organisation of extracurricular work on patriotic education in military schools in the Russian abroad in 1918-1940. The article analyses also the contents of cadet pupillary publications, quotes the fragments of creative works, which give an idea of the mood of the Russian youth connected with related officer environment in exile.

 

РУССКОЕ ВОЕННОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

 

СЕЛЕДЦОВА Валентина Николаевна — заведующая кафедрой русского языка Военной академии войсковой противовоздушной обороны ВС РФ имени Маршала Советского Союза А.М. Василевского, кандидат педагогических наук, доцент

(г. Смоленск. E-mail: seledsovavn@rambler.ru)

 

«ПРОНИЗАННЫЕ ДУХОМ РОССИИ…»

Ученические издания кадет русского зарубежья

 

Официальная история детских военно-учебных заведений в России началась в 1731 году с подписанного императрицей Анной Иоанновной по представлению генерал-фельдмаршала Б.К. Миниха именного Указа «Об устройстве Корпуса Кадетов».

За весь последующий период образовательный процесс кадетских корпусов имел целью дать воспитанникам общее образование, культурное развитие, военные знания и навыки, необходимые для дальнейшего успешного прохождения курса военных училищ.

Всего в России за почти 200-летний период были созданы 49 кадетских корпусов, из которых к 1917—1918 гг. осталось 32. Некоторые из них были переведены за границу. Следует отметить, что, пройдя сквозь огонь Гражданской войны и оказавшись на чужбине, кадеты с честью вынесли удары судьбы, сохранили верность сложившимся традициям, приумножили славу русских военно-учебных заведений.

Сегодня неоспоримо, что педагогическое наследие русского зарубежья — это неотъемлемая часть истории образования России. За пределами Отечества была создана новая школа, не зависевшая от каких-либо партийных интересов, свободная от государственного чиновно-административного давления.

В 1920—1940 гг. на территории русского зарубежья действовали 5 кадетских корпусов: Донской Императора Александра III, Крымский кадетский корпус, Первый Русский кадетский корпус, Морской кадетский корпус, Корпус-лицей имени императора Николая II.

Литературно-художественный журнал  кадет «Донец на чужбине»

Литературно-художественный журнал
кадет «Донец на чужбине»

В условиях эмиграции и оторванности воспитанников от их исторической родины педагоги считали необходимым сместить центр внимания с проблем образования на воспитательные аспекты. Так, В.В. Зеньковский указывал, что «школа прежде всего для детей есть уголок России, уголок родной и неповторимой, бесконечно нужной для души русской атмосферы. То, что в школе учат, это ныне у наших детей неизбежно стоит на втором плане; вместе с семьёй (а иногда, по эмигрантским условиям, больше, чем семья) школа является единственным русским уголком, где получает своё питание детская душа. В силу этого к школе устремлены детские сердца с такой удивительной силой, как это нормально нигде не встречается; помимо своей воли, невзирая на всю перегруженность образовательной работой, эмигрантская школа не является только учебным заведением, но стала реальным органом воспитания»1.

Главным объектом воспитательного процесса становилась личность, творческая индивидуальность, формирование которой должно было осуществляться на основе российских традиций. Огромное значение в поддержании и развитии национального образования имела русская литература. Перед преподавателями стояла трудная задача — не только дать детям необходимый объём филологических знаний, но и привить учащимся национальные идеалы, которые в дальнейшем могли бы стать основой их мировосприятия. В условиях чужой страны, диктовавших приоритетность изучения местного языка и культуры, от чего зависело как финансирование учебного процесса со стороны национальных правительств, так и возможность поступления выпускников в местные высшие учебные заведения, педагоги русских школ находили новые формы патриотического воспитания учащихся. В. Перемиловский в работе «Задачи и принципы школьного изучения русской словесности» писал: «Нужно, чтобы изучение в школе русской литературы поддерживало бодрую веру в Россию, любовь к ней и русскому народу, а следовательно, сознание гордости быть русским, уверенность в русском человеке, а значит, и в себе»2.

Поэтому в эмиграции подготовленные до революции знаменитые «игнатьевские» программы подверглись существенной доработке. Были расставлены дополнительные акценты на изучение русской истории, географии и отечественной литературы. Все школьные дисциплины были словно пронизаны духом России.

Особую роль в воспитании патриотизма играли и разного рода мероприятия, проходившие во внеучебное время: художественные выставки, спектакли, литературные чтения, ученические издания, знакомившие учащихся с русской культурой и включавшие их в самостоятельную творческую деятельность.

Сохранившиеся ученические журналы позволяют судить о том, насколько тяжело переживали разлуку с родиной как педагоги, так и их воспитанники. Возможность высказаться на родном языке стала цениться как никогда ранее. Поэтому самодеятельные журналы, получившие широкое распространение в России до революции, стали выходить и в эмиграции в качестве органов кружков, товариществ, учебных заведений. Ученическая печать как никакая другая деятельность способствовала патриотическому воспитанию молодёжи. Для педагогов кадетских корпусов эта задача была особенно актуальной в связи со спецификой учебных заведений.

Один из крупнейших в царской России Русский кадетский корпус, передислоцированный после революционных событий на территорию Югославии, к лету 1921 года переживал не лучшие времена. Директор этого учебного заведения Б.В. Адамович вспоминал: «Из России не было довезено ни одного учебника, ни одного учебного пособия, ни одной тетради. Ни одной книги для чтения, ни классных журналов, ни расписаний, ни инструкций, ни посуды, ни одежды, ни второй смены белья, ни запасной пары ботинок, а были кадеты без белья и без ботинок»3. Разновозрастный состав учащихся — от пятнадцати до двадцати пяти лет — требовал особого педагогического подхода. Успеваемость в 1924/25 учебном году составила 81 проц., сказывались большой перерыв в занятиях, плохая бытовая устроенность кадет.

В сложившейся ситуации нужны были такие формы воспитательной работы, которые смогли бы объединить воспитанников в своеобразное братство, основанное на общей национальной культуре. Делом, интересным для большинства кадет, стало литературное творчество на родном языке, издание собственного журнала. Так появился на свет «Сборник Константиновского литературного кружка Русского кадетского корпуса».

Лейтмотив большинства произведений этого ученического издания — ностальгия по оставленному Отечеству. Об этом свидетельствуют названия: «Тоска по Родине» В. Перлова, «Молитва» А. Погребного, «Родине», «Забытая могила» Ф. Полковникова и т.п.4 Стихотворение кадета Бориса Ушакова, скончавшегося в 14 лет, служит своеобразным эпиграфом к затронутой теме:

Мы Русские люди, мы люди «изгнанья»,

Потомки семей храбрецов, —

Мы изгнаны с Родины, без состраданья,

За грешные нравы отцов…

В кадетских сборниках приводятся переводы Тараса Шевченко, подражания народному эпосу, стихи князя Константина Романова, имя которого носил корпус. Второму сборнику присущ характер домашнего юношеского альбома: «Листок для рисунков на память», «Листок для росписей»… Там же представлена хроника жизни курсантов. Среди записей есть следующая: «27 мая (14 июня) участие Корпуса с 27.06 по 26.07 во второй Босно-Герцеговинской ремесленно-промышленной выставке. Поднесение Королю и Княгине Елене Петровне первого сборника Константиновского литературного кружка»5. Кадеты гордились своими изданиями и считали их достойными внимания королевской семьи.

Секретарём сборника 1925 года значится известный впоследствии поэт, тогда старший кадет VIII класса Алексей Эйснер. Его стихотворение «Плач Руси-Ярославны» — вариация на тему «Слова…» — яркий пример глубокого художественного осмысления темы долга перед родной страной6.

Ещё одним крупным военно-учебным заведением русского зарубежья являлся Донской кадетский корпус, размещавшийся в годы Гражданской войны на территории Египта. Однако уже в 1922 году он был расформирован английскими колониальными войсками. Тогда по согласованию с П.Н. Врангелем приказом Донского атамана от 25 сентября 1922 года учебное заведение было переименовано в Донской императора Александра III кадетский корпус. Донской кадетский корпус был заново воссоздан на территории бывшей австрийской крепости в горах Герцеговины, на границе с Черногорией, около городка Билеча (Югославия) и первоначально насчитывал около 120 учащихся. Во многом благодаря усилиям своего директора генерала А.И. Бабкина в середине 1920-х годов он превратился в признанное военно-учебное заведение, куда стремилась поступить эмигрантская молодёжь.

Уровень обучения в корпусе был достаточно высоким. Наряду с прикладными военными дисциплинами и точными науками преподавался классический курс русской и зарубежной лингвистики. Кадеты писали рефераты по русской и иностранной литературе на заданные и свободные темы, затем читали и обсуждали их в классе. О стремлении руководства к творческому развитию воспитанников свидетельствует тот факт, что при Донском корпусе существовал самодеятельный художественный театр, а также издавались ученические журналы. Один из них — рукописный журнал «Орлёнок»7. Журнал наполняют стихи и проза патриотического содержания: «Распятая Русь» Е. Богаевского; рассказ «За что?» А. Сиркса о судьбе осиротевшего в войну мальчика, ставшего кадетом; стихотворение «Там» Курбатова и др. Статья в журнале «Орлёнок» А. Трофимова содержит призыв к молодому поколению: «А вы, орлята, выше держите голову, смелее смотрите в глаза грядущему! Нас мало, но не в силе Бог, а в правде»8. В журнале имелись и развлекательные разделы: «Загадки» и «Смех и шутки», что нехарактерно для других эмигрантских ученических изданий.

«Донец на чужбине» — ещё один рукописный литературно-художественный журнал Донского кадетского корпуса (редактор-издатель В.К. Алимов). Данное издание стало преемником новочеркасского журнала «Донец», имевшего свою четырнадцатилетнюю историю. Редакционная статья ставит целью издания «…саморазвитие юношества, развитие его умственных, нравственных, эстетических способностей. Вторая цель — скрасить серый, будничный, порою слишком скучный день Донского кадета»9.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Зеньковский В.В. Проблема школьного воспитания в эмиграции // Педагогика российского зарубежья. Хрестоматия. М., 1996. С. 179—186.

2 Перемиловский В. Задачи и принципы школьного изучения русской словесности // Педагогическое наследие русского зарубежья. М., 1993. С. 180—187.

3 Сборник Константиновского литературного кружка Русского кадетского корпуса. Новые кадетские памятки. Сараево, 1929. С. 13.

4 Сборник Константиновского литературного кружка Русского кадетского корпуса. Кадетские памятки. Сараево, 1925.

5 Сборник Константиновского литературного кружка Русского кадетского корпуса. Новые кадетские памятки… С. 17.

6 Сборник Константиновского литературного кружка Русского кадетского корпуса. Стихотворения. Сараево, 1924. С. 24.

7 Орлёнок. Билеча, 1922. С. 17.

8 Донец на чужбине. Измаил, 1920. С. 21.

9 Донец. Билеча, 1922. С. 48.