Тройственный союз в истории Европы

image_pdfimage_print

 

A.N. SHCHERBA, S.N. KOVALYOV – «The dangerous enemy of the Russians and Slavs». The Tripartite Alliance in the history of Europe

Аннотация. В статье анализируются события второй половины XIX в., связанные с созданием военно-политического объединения Германии, Австро-Венгрии и Италии, вошедшего в историю как Тройственный союз.

Summary. The article analyses the events of the second half of XIX century, associated with creation of the military-political unification of Germany, Austria- Hungary and Italy, which went down in history as the Triple Alliance.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

 

ЩЕРБА Александр Николаевич — старший научный сотрудник Научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, доктор исторических наук, профессор

(Санкт-Петербург. E-mail: a.n.sherba@mail.ru)

Ковалев Сергей Николаевич — ведущий научный сотрудник научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник запаса, кандидат исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: milhistory@yandex.ru)

 

«ОПАСНЫЙ ВРАГ РУССКИХ И СЛАВЯН»

Тройственный союз в истории Европы

 

Вторая половина XIX века стала временем бурного социально-экономического развития Пруссии, которая, объединив более мелкие немецкие королевства, княжества и вольные города, превратилась в Германию. Новая объединённая Германия быстро трансформировалась в мощную Германскую империю и объективно стала претендовать на гегемонию в Европе. После разгрома Франции в войне с Пруссией на Европейском континенте начали складываться новая расстановка сил и система взаимоотношений. Главным нарушителем старой системы европейского равновесия сил стала Германия, которая стремилась занять в политической системе Европы место, подобающее её многократно возросшему экономическому и военному потенциалу.

С 60-х годов XIX века основным приоритетом во внешней политике Пруссии, а затем и Германии был военно-политический союз с Российской империей. Две державы особенно сблизились после Польского восстания 1863 года, когда выступили единым фронтом против Великобритании и Франции, поддержавших польских повстанцев, что помогло предотвратить новую большую европейскую войну.

Однако по мере роста мощи и влияния Германии векторы интересов двух европейских империй стали расходиться. Россия не позволила Германии завершить разгром Франции во время Франко-прусской войны 1870—1871 гг. Германия, в свою очередь, заняла антироссийскую позицию после победоносной для России Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Недружественную позицию заняла Германия и при определении судьбы Болгарии, освобождённой от турецкого владычества благодаря победам русского оружия1.

Провозглашение Германской империи

Провозглашение Германской империи

Большинство исследователей истории отношений России и Германии не отмечают ещё одного очень важного обстоятельства. Речь идёт об обострявшемся соперничестве на хлебном рынке Европы, где экспансия Германии возрастала быстрыми темпами. Это усугублялось мировым экономическим кризисом, первая волна которого пришлась на 1872—1873 гг., а вторая — на 1875—1876 гг. Спрос на хлебные продукты в Европе упал, что привело к значительному снижению цен2. Доходы русских поставщиков хлеба резко сократились, а немецкая экспансия усилилась. Дело дошло до того, что в начале 80-х годов XIX века Россия вынуждена была ввести таможенные пошлины на германскую рожь3.

Вышеперечисленные события и целый ряд других факторов убеждали Германию в том, что Россия имеет свои чётко выраженные стратегические интересы и приоритеты в европейской политике, и они не совпадают с её интересами. Надеяться же на то, что Российская империя будет покорно следовать в фарватере германской политики, не приходилось. Более того, после демарша Германии на Берлинском конгрессе имперский канцлер князь Бисмарк стал серьёзно опасаться возможного союза России и Франции, направленного против Германии, и даже их совместного нападения4.

Эти обстоятельства заставили Германию искать новых союзников в Европе для достижения своих весьма амбициозных целей. Таким образом, вследствие целого ряда объективных политических и экономических факторов, влиявших на ситуацию в Европе во второй половине XIX века, Германская империя стала на путь целенаправленного разрушения традиционных европейских военно-политических союзов.

Для реализации своих целей германские политические деятели обратили взоры на своего соседа — Австро-Венгрию, разгромленную войсками Пруссии в 1866 году. С тех пор это государство в своей внешнеполитической деятельности придерживалось прогерманской ориентации. Дунайская монархия охотно пошла на сближение с Германией, поэтому той не составило труда связать Австро-Венгрию новыми обязательствами.

Инициатива в этом отношении принадлежала имперскому канцлеру О. Бисмарку, которому удалось, угрожая отставкой, убедить императора Вильгельма I и австрийского министра иностранных дел графа Д. Андраши в необходимости заключения австро-германского военного союза, направленного против России и Франции5.

В содержании союзного договора между Германией и Австро-Венгрией обращают на себя внимание положения, в соответствии с которыми при нападении на одного из участников договора какой-либо державы другой союзник обязывался соблюдать доброжелательный нейтралитет. Если же одна из сторон пакта подвергалась нападению со стороны России, то участники договора обязывались действовать совместно и всеми имевшимися военными силами6. Из этого можно сделать однозначный вывод, против кого был направлен вышеупомянутый договор.

Заключив союз с Австро-Венгрией, Германия получала значительные геополитические преференции. Как известно, собственно германская территория имела выход к морям только на севере континента, вследствие чего Германская империя могла весьма ограниченно участвовать в делах Южной Европы, где в это время проходил главный рубеж противостояния между великими державами. Теперь, имея союзником Австро-Венгрию, Германия приступила к созданию мощного плацдарма для осуществления своей политики на Балканском полуострове. Совместными усилиями новым союзникам удалось привлечь на свою сторону Болгарию, совсем недавно освобождённую Россией от османского ига и ранее находившуюся в сфере российского влияния.

Австро-Венгрия также не скрывала своей всё возраставшей неприязни к России, поскольку обе державы стремились достичь одного и того же — гегемонии на Балканах. Во второй половине XIX века их противостояние приобрело довольно напряжённый характер. После заключения австро-германского союза агрессивность Австро-Венгрии по отношению к России ещё более возросла. Весной 1881 года на обеде в Зимнем дворце австрийский посол заговорил даже о возможной мобилизации «двух или трёх корпусов» для защиты балканских интересов Австро-Венгрии. В ответ на это заявление возмущённый император Александр III взял вилку, согнул её петлёй и бросил к прибору посла со словами: «Вот что я сделаю с вашими двумя или тремя корпусами!»7.

Тем не менее нельзя не отметить крупных внешнеполитических успехов Австро-Венгрии на Балканах. Утверждение австрийского влияния в единоверной славянской стране — Болгарии было очень болезненно воспринято в России. Однако, не имея в то время союзников и не желая нарушить хрупкий европейский мир, Россия не пошла на вооружённый конфликт из-за этой страны. Хотя в Европе и ожидали вооружённого вмешательства России в болгарские дела8.

В значительной мере успехи австрийской дипломатии в проведении собственной политики на Балканском полуострове были обусловлены мощной поддержкой её германского союзника. В свою очередь Германия как более сильная держава, оказывая покровительство империи Габсбургов, приобретала действенные рычаги влияния на Австро-Венгрию. Кроме того, благодаря этому она получила возможность активно участвовать в азиатских делах, что германская дипломатия, опиравшаяся на мощь передовой германской индустрии, в том числе военной, стала весьма эффективно использовать.

Вскоре германской дипломатии, использовавшей рычаги экономической и в особенности военно-технической помощи, удалось привлечь на свою сторону одну из сильнейших держав этого региона — Турцию. Это стало крупным прорывом в европейской политике Германии, так как ранее Османская империя традиционно ориентировалась на помощь и покровительство Англии и Франции. При этом турецкий султан подпал под столь сильное влияние Германии, что в дальнейшем пошёл на установление союзнических отношений.

Как известно, начиная со второй половины XVIII века в результате ряда тяжёлых, но победоносных войн Россия добилась от Османской империи права покровительства над славянскими народами Балканского полуострова. Благодаря этому идеи панславянизма получили широкую популярность в этом регионе. Теперь союзные державы — Австро-Венгрия и Германия объединёнными усилиями стали подавлять славянское движение, которое имело распространение и в некоторых регионах многонациональной империи Габсбургов. Это ещё одно важное обстоятельство, позволяющее утверждать, что военно-политический союз Австро-Венгрии и Германии был направлен в первую очередь против России.

Сама Дунайская монархия во второй половине XIX — начале XX века переживала не лучшие времена и нуждалась в покровительстве своего более могущественного соседа — Германии. Австро-Венгрия имела множество нерешённых внутренних проблем, что не позволяло ей эффективно проводить свою внешнюю политику. Вследствие национального противостояния не все политические силы страны поддержали действия правительства, связанные с оккупацией Боснии и Герцеговины. В августе 1879 года австрийский император призвал к власти правительство графа Э. Тааффе, которому была поставлена задача примирения всех национальностей «лоскутной» державы путём предоставления всем народам равных прав9. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Дебидур А. Дипломатическая история Европы. Ростов-на-Дону: Феникс, 1995. Т. 2. C. 450—469.

2 Тринадцатые петровские чтения. Материалы всероссийской научной конференции 16—17 ноября 2011 г. СПб.: ПАНИ, 2012. С. 95.

3 Покровский М.Н. Русская история с древнейших времен. 4-е изд. Т. 4. М.: Гос. издательство, 1922. С. 271.

4 Иегер О. Новейшая история / Пер., доп. П.Н. Полевого. Т. 4. СПб.: Изд. А.Ф. Маркса, 1894. С. 653.

5 Вопросы мировой войны. Сб. статей / Под ред. М.И. Туган-Барановского. Петроград: Изд. юридич. книжного склада «ПРАВО», 1915. С. 37.

6 Иегер О. Указ. соч. С. 655.

7 Покровский М.Н. Указ. соч. С. 202.

8 Россия в мировой политике. Учебное пособие: В 2 кн. / Под ред. А.Г. Андреева. Кн. 2. СПб.: Изд. Балт. гос. технич. университета, 2001. С. 229.

9 История человечества / Пер. с нем., доп. Е.В. Тарле. Т. 8. Ч. 2. СПб.: Тип. товарищества «Просвещение», 1896. С. 441.