Судьба флагмана 2 ранга Г.В. Васильева

image_pdfimage_print

S.S. BLIZNICHENKO – «Service was the purpose of my life.» The fate of Flagman 2 Rank G.V. Vasilyev

Аннотация. В статье показан жизненный путь первого командира бригады подводных лодок советского Черноморского флота (1931—1937 гг.) флагмана 2 ранга Г.В. Васильева, необоснованно репрессированного в 1938 г.

Summary. The article shows the trajectory of life of the first submarine brigade’s commander of the Soviet Black Sea Fleet (1931-1937) Flagman 2nd Rank G.V. Vasilyev, unreasonably repressed in 1938.

ИМЕНА И СУДЬБЫ

 

БЛИЗНИЧЕНКО Сергей Сергеевич — доцент кафедры транспортных сооружений Кубанского государственного технологического университета, кандидат технических наук

(г. Краснодар. E-mail: flagman.flota@yandex.ru)

 

«СЛУЖБА БЫЛА ЦЕЛЬЮ МОЕЙ ЖИЗНИ»

Судьба флагмана 2 ранга Г.В. Васильева

 

Среди пионеров создания подводных сил Рабоче-крестьянского Красного флота (РККФ) выделяется фигура первого командира бригады подводных лодок (БПЛ) Черноморского флота (ЧФ) флагмана 2 ранга Г.В. Васильева, выпускника Морского кадетского корпуса, участника Первой мировой войны, оставшегося служить во флоте и после Октябрьской революции. Г.В. Васильев много сделал для восстановления подводного флота страны и его дальнейшего развития, однако в годы «большой чистки» был репрессирован и закончил свой жизненный путь, как и многие бывшие офицеры русского флота, в ГУЛАГе.

Григорий Васильевич Васильев родился 28 декабря (10 января) 1893 года в Вятке в многодетной семье надворного советника, чиновника окружного акцизного управления Василия Серапионовича Васильева. В 1908 году он поступил учиться в Морской кадетский корпус, который окончил в 1913-м 49-м по списку, получил Золотой знак об окончании курса и приказом № 105 был произведён в гардемарины с пожалованием светло-бронзовой медали в память 300-летия царствования дома Романовых.

Флотская служба Григория Васильевича началась на линейном корабле Черноморского флота «Пантелеймон» (бывший «Князь Потёмкин-Таврический»). После получения необходимого плавательного ценза состоялся экзамен, и 5 октября 1913 года высочайшим приказом по Морскому ведомству № 1219 Г.В. Васильев был возведён в мичманы, а чуть позже назначен флагманским минным офицером в бригаду миноносцев (БРМ) Сибирской военной флотилии, где прослужил до 1915 года и был награждён орденом Св. Станислава 3-й степени.

В 1915 году Г.В. Васильева вернули на Балтику. Здесь он окончил Минный офицерский класс в Кронштадте, получил звание лейтенанта, встретил Февральскую революцию, был арестован вместе с другими офицерами, но через две недели освобождён по ходатайству команды тральщика «Проводник», которым он тогда командовал1.

Г.В. Васильев

Г.В. Васильев

Через некоторое время Г.В. Васильев получил назначение на должность минного офицера 2-го отряда тральных сил Балтийского флота, базировавшегося в Ревеле. Здесь его застала вторая революция — Октябрьская. По словам Васильева, далее произошло вот что:«При взятии Ревеля немцами я в силу сложившихся обстоятельств не мог уйти из Ревеля вместе с кораблями и по приходу немцев был заключён в концлагерь как военнопленный. Находясь в лагере, мне стало известно, что немецкое командование всех русских кадровых офицеров из числа военнопленных направляет в обязательном порядке в Россию для укомплектования формировавшихся белых армий… Через свои немецкие связи в Ревеле жена [Зинаида Михайловна] достала мне подложный паспорт на имя Берзина Августа и разрешение немецких властей на выезд в Петроград. Вскоре после приезда я решил вернуться обратно на флот и был принят на должность флагманского минёра дивизии траления Балтийского флота, а оттуда вскоре был переведён по личному ходатайству в дивизию подлодок»2. Из этих слов можно заключить, что Васильев легко принял новую, советскую, власть, а та, в свою очередь, охотно приняла его.

В 1918—1920 гг. Г.В. Васильев служил в должности минного специалиста в 1-м дивизионе подводных лодок (ДПЛ) Флота Балтийского моря, участвовал в боевых действиях против интервентов. В 1920 году Григорий Васильевич окончил класс подводного плавания Специальных курсов флота и получил назначение на должность помощника командира подводной лодки (ПЛ) «Тигр». Однако на этой должности он долго не задержался. Уже в ноябре его назначили командиром минного подводного заградителя «Ёрш», которым он командовал по 1 октября 1925 года. За отличные служебные показатели Григорию Васильевичу в 1922 году было присвоено звание «Герой труда Морских сил Балтийского моря»3. Возможно, свою роль в этом награждении сыграло и то, что Васильев службу на «Ерше» успешно совмещал с преподаванием в минном классе Высших курсов усовершенствования командного состава флота, что, конечно же, являлось признанием его высокой квалификации в области минного дела.

Начальник дивизии подводных лодок Морских сил Балтийского моря (МСБМ) Я.К. Зубарев, бывший капитан 2 ранга, в годы Первой мировой войны командовавший подводными лодками «Тигр», «Стерлядь», «Змея», кстати, при советской власти дослужившийся до капитана 1 ранга, высоко ценил командирские способности Г.В. Васильева и, как мог, продвигал его по службе4. По его представлению 9 декабря 1925 года Григория Васильевича назначили командиром 2-го дивизиона ПЛ с оставлением по совместительству и командиром «Ерша»5.

Зубарев, скорее всего, содействовал и поступлению Г.В. Васильева на Курсы усовершенствования высшего начальствующего состава (КУВНАС) при Военно-морской академии (ВМА), по окончании которых в 1928 году его направили на Чёрное море командиром Отдельного дивизиона подводных лодок (ОДПЛ)6.

Дивизион, который в течение трёх лет возглавлял Г.В. Васильев, имел свою историю. Сформированный 21 октября 1920 года, на 1 января 1922 года он состоял из пяти подводных лодок, четыре из которых были приобретены ещё царским правительством в США, и плавбазы «Георгий». При этом в строю находились всего две субмарины — АГ-23 и АГ-24, их американские «соплеменницы» АГ-25 и АГ-26 стояли в достройке (вступили в строй действующих в 1922 и 1923 гг. соответственно), а «Нерпа» (типа «Морж») — в ремонте. В начале 1923 года все лодки получили новые названия и тактические номера на рубки: «Нерпа» — «Политрук» (№ 11), АГ-23 — «Шахтёр» (№ 12), АГ-24 — «Коммунист» (№ 13), АГ-25 — «Марксист» (№ 14), АГ-26 — «Политработник» (№ 15), а плавбаза «Георгий» стала «Березанью»7.

Первым командиром Отдельного дивизиона был А.А. Иконников, в 1924—1928 гг. — Н.Н. Головачёв, А.Н. Бахтин, Н.А. Жимаринский. Последнего и сменил Г.В. Васильев.

Что касается материальной части, то в ноябре 1929 года «Политрук» из-за ветхости пришлось вывести из боевого состава. Спустя год ему на смену после восстановительного ремонта пришёл «Металлист» № 16 (бывшая АГ-21), поднятый со дна моря в мае 1928 года. Он пробыл в составе флота чуть больше полугода и в результате столкновения 8 июня 1931 года с эсминцем «Фрунзе» (командир М.З. Москаленко) во время выполнения учебной торпедной атаки снова затонул. Из экипажа субмарины спаслись только 9 человек (из комсостава — помощник командира А.А. Кузнецов). Командир подлодки М.И. Бебешин и ещё два члена экипажа пропали без вести. Всего погибли 23 человека8. Однако лодку и на этот раз подняли и 1 января 1932 года ввели в строй9.

Забегая несколько вперёд, отметим, что в марте 1931 года, накануне вступления в строй первых черноморских «декабристов» (подлодок типа «Д»), отдельный дивизион переформировали в бригаду подводных лодок МСЧМ. Первоначально она состояла из двух дивизионов. Первый уже летом 1931 года укомплектовали тремя новыми подводными лодками: Д-4 (командир Н.К. Моралёв), Д-5 (М.В. Лашманов) и Д-6 (И.Д. Кулешов); в состав второго дивизиона вошли все бывшие «АГ». БПЛ численно постоянно росла: в конце 1933 года «Ленинцы» составили 3-й дивизион, в течение пяти последующих лет из «щук» и «малюток» сформировали ещё три дивизиона. С сентября 1934 года все лодки получили литерно-цифровые названия. Командиром БПЛ остался Г.В. Васильев10.

Но возвратимся в 1928 год. Едва Григорий Васильевич успел пообвыкнуть на новом месте, В.М. Орлов, возглавлявший в то время Морские силы Чёрного моря (МСЧМ), спланировал проведение больших двусторонних манёвров на акватории, охватывавшей прибрежные районы Севастополя, Одессы, Николаева и Евпатории. С обеих сторон в манёврах участвовали по три крейсера и эсминца, по четыре канонерские лодки и тральщика, шесть сторожевых катеров, пять подводных лодок, семь торпедных катеров, два гидрографических судна, а также шесть отдельных авиационных отрядов, авиационная эскадрилья, артиллерия береговой обороны и сухопутные войска. Хотя в ходе манёвров отрабатывались действия против превосходящих сил противника при обороне Крыма и северо-западного побережья, причём с высадкой десанта, определённые задачи были поставлены и перед подводниками, которые они под командованием Г.В. Васильева успешно выполнили11. Естественно, это не осталось не замеченным командованием.

После манёвров продолжились учебные будни. Боевая подготовка подводников в те годы имела свои особенности, обусловленные как состоянием материально-технической базы, так и квалификацией личного состава.

В первой половине лета на полигоне, расположенном в прибрежной полосе, почти у самого Севастополя, напротив селений Кача и Бельбек, и разделённом на зоны «А» и «Б» — ходить далеко считалось опасным, ибо море было нашпиговано минами, оставшимися со времён Первой мировой и особенно Гражданской войн, — отрабатывались всем надоевшие однообразные задачи: срочное погружение, чтобы в случае обнаружения противником быстро уйти на глубину. Но как черноморцы ни старались, меньше чем за три—четыре минуты погрузиться не удавалось. Впрочем, такие результаты считались хорошими.

Экипажи выходили из Севастополя ежедневно, кроме субботы, воскресенья и понедельника, и возвращались к ужину — к 18 часам. И.К. Кожанов, ряд лет командовавший ЧФ, вспоминал о том времени: «Когда подводные лодки работали в “квадратах”, они выходили в 8 часов утра и возвращались в 18 часов, пока дойдут до квадрата — 11 часов, погрузятся, пообедают, полтора часа поныряют и уходят в базу обратно»12.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Государственный архив социально-политической истории Кировской области (ГАСПИ КО). Ф. 6799. Оп. 5. Д. СУ-6166. Т. 1. Л. 21, 21 об., 25.

2 Там же. Л. 23, 24.

3 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. Р-108. Оп. 1. Д. 46. Л. 21 об.

4 Там же. Ф. Р-107. Оп. 2. Д. 152. Л. 24.

5 Там же. Оп. 1. Д. 129. Л. 267.

6 Список начальствующего состава Военно-Морских Сил Рабоче-Крестьянской Красной Армии / Сост. Управлением кадров УВМС РККА. М., 1932. С. 103.

7 Морозов М.Э., Кулагин К.Л. Советский подводный флот 1922—1945 гг.: О подводных лодках и подводниках. М.: АСТ; Транзиткнига, 2006. С. 339.

8 Боевая летопись Военно-Морского Флота 1917—1941. М.: Воениздат, 1993. С. 580.

9 Морозов М.Э., Кулагин К.Л. Указ. соч. С. 339.

10 Список начальствующего состава… С. 103.

11 Штаб Российского Черноморского флота (1831—2001 гг.). Исторический очерк. Симферополь: Таврида, 2002. С. 43.

12 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 493.