Сотрудничество московского городского головы Н.А. Алексеева с российскими военными

image_pdfimage_print

K.K. POLESHCHYUK – «Heartfelt responsiveness to the glory of army». Cooperation Moscow mayor N.A. Alekseyev with the Russian military

Аннотация. В статье рассказывается о взаимодействии органов московского городского самоуправления и представителей российской армии в конце XIX столетия. Особое внимание уделено личности выдающегося общественного деятеля и благотворителя московского городского головы Н.А. Алексеева, активно сотрудничавшего с военными.

Summary. The article describes interaction of the Moscow city self-government and representatives of the Russian army in the late XIX century. Particular attention is paid to the personality of the outstanding public figure and philanthropist Moscow Mayor N.A. Alekseyev, who actively cooperated with the military.

АРМИЯ И ОБЩЕСТВО

ПОЛЕЩУК Константин Константинович — старший научный сотрудник ГБУК «Музейное объединение “Музей Москвы”»

(Москва. E-mail: konstantpol@mail.ru)

«СЕРДЕЧНАЯ ОТЗЫВЧИВОСТЬ К СЛАВЕ АРМИИ»

Сотрудничество московского городского головы Н.А. Алексеева с российскими военными

 

Одной из славных страниц истории Москвы второй половины XIX века стали взаимоотношения русской армии и Московской городской думы. Реформированное в 1860-е годы городское самоуправление играло заметную роль в общественной жизни Первопрестольной. В стенах думы обсуждалась не только хозяйственная тематика. Не однажды городской голова и гласные высказывались по вопросам внутренней и даже внешней политики. Так, в 1870 году московский городской голова князь В.А. Черкасский обратился к императору Александру II с адресом от лица Московской думы, в котором выражалась поддержка денонсации Россией позорного Парижского мира 1856 года. В военную пору думцы подкрепляли слова плодотворной работой. Так, с началом Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Московская дума пожертвовала на военные нужды 1 млн рублей. Были открыты 8 госпиталей на 1000 мест. Значительные суммы пожертвовал С.М. Третьяков, один из основателей знаменитой галереи, занимавший тогда пост московского городского головы1. Содружество Москвы и армии укреплялось и в последующие годы. Яркий пример тому — деятельность Н.А. Алексеева.

Н.А. Алексеев

Н.А. Алексеев

Представитель известной купеческой фамилии Николай Александрович Алексеев (1852—1893), будучи московским городским головой, стал инициатором реконструкции мытищинского водопровода и создания городской канализации, строительства новых городских боен и торговых рядов на Красной площади2. За годы его деятельности в Москве были открыты 30 городских училищ и несколько больниц. Новое здание городской думы украсило Воскресенскую площадь3. Но, всемерно благоустраивая гражданскую сферу, городской голова не забывал и о людях в погонах. Да, именно погоны и эполеты, аксельбанты и шевроны воинов русской армии сделали Алексеевых одной из богатейших династий купеческой Москвы. С конца XVIII столетия на московской фабрике Алексеевых производили канитель — тончайшую проволочную серебряную или позолоченную медную нить, украшавшую мундирный прибор, воротники, обшлага, петлицы4. Сам же Николай Александрович, по свидетельству современника, чем-то походил на военного: «Высокий, плечистый, могучего сложения, с быстрыми движениями, с необычайно громким, звонким голосом, изобиловавшим бодрыми, мажорными нотами, Алексеев был весь — быстрота, решимость и энергия… Какой-то наблюдательный острослов сказал, что русские председатели бывают двух типов: или отцы-командиры, или сонные вахлаки. Алексеев относился, конечно, к первому типу»5. Предыдущий городской голова, знаменитый юрист Б.Н. Чичерин, так характеризовал своего преемника: «Очень умный, необыкновенно живой, даровитый, энергический, неутомимый в работе… обладающий даром слова, он как будто создан был для того, чтобы командовать и распоряжаться»6. «Отец-командир» установил в Московской думе «алексеевский режим»7, стремясь единолично руководить коллегиальным органом.

Май 1886 года был отмечен знаменательным для москвичей событием — визитом царской семьи. Это было второе после коронации посещение Москвы императором Александром III. Августейшая фамилия возвращалась с юга, где царь совместил семейное путешествие с инспекционной поездкой в отстраивавшийся после Крымской войны Севастополь, присутствовал при спуске на воду новейшего броненосца «Чесма»8. Приветственная речь московского городского головы, обращённая к императору, надолго запомнилась современникам: «Всесословная дума Первопрестольной Москвы бьёт тебе, самодержавный государь, челом…Ты грядешь к нам с благословенного юга, ты возвратил к жизни Чёрное море, и окрыляется наша надежда и крепнет наша вера, что крест Христов вновь воссияет на Святой Софии. Так мыслит, так уповает Москва»9. Эти слова вызвали большой резонанс в придворных кругах. Как некогда князь Черкасский, Алексеев публично выступил по внешнеполитическому вопросу. Опасаясь осложнений, взволновались дипломаты. Министр иностранных дел Н.К. Гирс обратился к министру внутренних дел Д.А. Толстому с просьбой не допустить опубликования этой речи в газетах. Последний не решился говорить с императором по столь щекотливой теме и перепоручил дело генерал-губернатору Москвы князю В.А. Долгорукову. Тот изложил дело царю, но вместо выговора получил неожиданный ответ: поскольку взятие Константинополя составляет цель нашей политики, и это давно всем известно, то нет и препятствия дозволить печатание этого в газетах10. Речь городского головы действительно попала в газеты, в том числе в издававшиеся М.Н. Катковым «Московские ведомости».

При Алексееве в Москве были открыты два воинских мемориала, существующие и ныне, — Кутузовская изба и памятник героям Плевны.

Изба крестьянина А. Фролова, где 1 сентября 1812 года состоялся Военный совет под руководством М.И. Кутузова, сохранялась в подмосковной деревне Фили в течение полувека. В 1850 году семья Фроловых была переселена, а в 1867-м владелец деревни граф Э.Р. Нарышкин подарил историческое здание вместе с землей в количестве 216 кв. сажен Москве. В 1868 году Кутузовская изба сгорела; памятное место пустовало до начала 1880-х годов. В 1884 году Общество офицеров гренадерского корпуса с согласия Московской городской думы установило на месте избы памятный обелиск. В январе 1886 года военные передали монумент в собственность города11. В феврале в Московскую думу поступило ходатайство от «Общества хоругвеносцев московского храма Христа Спасителя», переданное через московского гражданского губернатора. Хоругвеносцы просили думу уступить в собственность общества землю, на которой стояло историческое здание. Общество предполагало воссоздать деревянную избу по сохранившемуся плану Кутузовской избы «для призрения в ней от 2 до 4 престарелых инвалидов»12. Однако ответ городского головы и гласных обескуражил хоругвеносцев. Дума отказала, аргументируя свою позицию тем, что земля под избой была принесена Нарышкиным в дар городу, и нет возможности уступить её частному обществу — с ней «соединено воспоминание о важном в истории России событии». В дело вмешался московский генерал-губернатор князь В.А. Долгоруков, который всемерно покровительствовал храму Христа13 и недолюбливал излишне самостоятельного Алексеева. Долгоруков поддержал новое ходатайство хоругвеносцев о постройке избы без отчуждения земли в собственность общества. Последнее обязалось «все добавочные при доме постройки возводить с… разрешения Московской городской думы». Предложенный генерал-губернатором вариант удовлетворил стороны. В приговоре от 1 июля 1886 года думцы согласились на такой компромисс, но «чтобы памятник, воздвигнутый гг. офицерами гренадерского корпуса, был сохранён». Условия пользования землёй должны были быть выработаны сторонами совместно14. 3 августа 1887 года в Филях состоялось торжественное освящение реконструированной Кутузовской избы. На церемонии присутствовали московский генерал-губернатор, представители военного начальства, Общества хоругвеносцев15. Однако среди высоких гостей не было московского головы и городских гласных — ощущалась недавняя размолвка. Но принципиальность Алексеева и его коллег была оправданна. Москва не утратила прав на принадлежавшее ей памятное место, сохранив обелиск, возведённый гренадерами, содействуя возрождению самой Кутузовской избы.

В том же году в Первопрестольной появился памятник героям-гренадерам, погибшим под Плевной во время Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Чугунная часовня у Ильинских ворот сооружалась по инициативе офицеров и солдат гренадерского корпуса, расквартированного в Москве16. Стремление увековечить память погибших героев нашло сердечный отклик среди москвичей. Городская дума приняла активное участие в торжествах по случаю открытия монумента. По предложению Н.А. Алексеева 10 ноября 1887 года гласные постановили израсходовать из ассигнований на непредвиденные расходы 15 тыс. рублей на угощение воинов17. Торжество состоялось 28 ноября — в десятую годовщину победы под Плевной. Среди многочисленных гостей, собравшихся в Лубянском сквере к 11 ч, были и гласные Московской думы во главе с Н.А. Алексеевым. После парада и церемонии освящения часовни представители военного начальства вручили городскому голове акт передачи военным ведомством памятника Москве. В 16 ч в залах Благородного собрания состоялся торжественный обед, предложенный городом генералам и офицерам гренадерского корпуса и другим частям Московского гарнизона. Колонный зал знаменитого особняка на Охотном ряду был переполнен гостями (присутствовали 1200 человек), украшен зеленью и флагами18. В праздничном меню значились «кулебяка с икрой, борщок с гренками, осетры “по-русски”, жаркое (фазаны и дичь), мороженое, фрукты, кофе, чай»19. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Писарькова Л.Ф. Городские реформы в России и московская дума. М., 2010. С. 267.

2 Верхние торговые ряды — ныне ОАО «ГУМ».

3 Писарькова Л.Ф. Указ. соч. С. 274.

4 Тумский К.И. Канительная промышленность в России и за границей. М., 1901. С. 87; Глинка В.М. Русский военный костюм 18 — начала 20 вв. Л., 1988. С. 223.

5 Богословский М.М. Москва в 1870—1890-х годах // Историография, мемуаристика, эпистолярия. М., 1987. С. 131, 132.

6 Чичерин Б.Н. Воспоминания. Земство и Московская дума. М., 1934. С. 182.

7 Известное определение положения в московской думе, данное историком Г.А. Джаншиевым. См.: Джаншиев Г.А. Эпоха великих реформ. М., 1907. С. 555.

8 Московские ведомости. 1886. 7 мая.

9 Там же. 14 мая.

10 Половцов А.А. Дневник государственного секретаря. 1883—1892. М., 2005. Т. 1. С. 457.

11 Центральный исторический архив г. Москвы (ЦИАМ). Ф. 179. Оп. 21. Д. 815. Л. 2; Анисимова Г.А., Крайванова И.Я., Полонская И.Г. Кутузовская изба. М., 1982. С. 11, 14.

12 ЦИАМ. Ф. 179. Оп. 21. Д. 815. Л. 2—4.

13 Храм был достроен и освящён при Долгорукове. Незадолго до описываемых событий, в конце 1884 г. обер-прокурор Синода К.П. Победоносцев приезжал в Москву, чтобы примирить генерал-губернатора с московским митрополитом Иоанникием. «Претензия митрополита довольно законная. Он хочет, чтобы народ был беспрепятственно пускаем в храм Христа Спасителя, а кн. Долгорукий народу отвёл уголок, церковь же сохраняет для себя и своей важной персоны» (Половцов А.А. Указ. соч. Т. 1. С. 290.)

14 ЦИАМ. Ф. 179. Оп. 21. Д. 815. Л. 6—8.

15 Московские ведомости. 1887. 4 августа.

16 Аникин В.В. Памятник гренадерам, павшим под Плевной. М., 1986. С. 26.

17 Там же. С. 49.

18 Московские ведомости. 1887. 29 ноября.

19 ЦИАМ. Ф. 179. Оп. 21. Д. 900. Л. 38.