ПРОМЫСЛОВАЯ КООПЕРАЦИЯ ГОРЬКОВСКОЙ И КИРОВСКОЙ ОБЛАСТЕЙ В ГОДЫ ВОЙНЫ

image_pdfimage_print

Промысловая кооперация возникла в результате кооперирования ремесленных и кустарных предприятий, проведенного в СССР в конце 1920 — начале 1930-х гг. Значительный удельный вес докапиталистических форм промышленности, характерный для дореволюционной России, сохранялся и в России советской. По данным Всесоюзной переписи, в СССР в 1929 году насчитывалось около 4,5 млн. ремесленников и кустарей, подавляющее большинство из них были кустари-одиночки. Из обследованных в сельской местности РСФСР 12,7 млн. дворов кустарными промыслами занимались 873 тыс. дворов, насчитывавших 1324 тыс. человек.

Кооперация ремесленников и кустарей проводилась одновременно с коллективизацией крестьянства. Не случайно именно в «год великого перелома», в 1929 году в промысловую кооперацию вступили 400 тыс. новых членов. На 1 января 1935 года в системе Всекопромсовета насчитывалось 11 657 кооперативов[1]. К концу второй пятилетки стоимость валовой продукции промкооперации СССР составила 12 727 318 тыс. рублей (в неизменных ценах 1932 года)[2]. Основной задачей артельной промышленности было обеспечение населения товарами широкого потребления и различными услугами.

Однако уже накануне Великой Отечественной войны промкооперация приступила к выполнению оборонных государственных заказов. Более конкретно деятельность промысловой кооперации накануне и в годы войны можно рассмотреть на примере двух областей РСФСР, имевших давние промысловые традиции, — Горьковской и Кировской. Накануне войны по общему объему выпуска продукции и числу рабочих промкооперация Горьковской области занимала третье место среди областей РСФСР. Двенадцать промысловых союзов области объединяли 1894 артели с 2399 предприятиями, представлявшими 422 отрасли промкооперации[3].

В 1940 году на предприятиях промысловой кооперации области трудились 66 873 рабочих. На территории Кировской области насчитывалось 363 артели, объединенных в девять промысловых союзов.

В ходе мероприятий по укреплению обороны страны произошел беспрецедентный для мирного времени рост численности Вооруженных Сил. В 1939—1941 гг. были сформированы 125 новых дивизий и к 1 января 1941 года в Сухопутных войсках, военной авиации, на флоте, в Войсках ПВО было более 4200 тыс. человек. Таким образом, численность Вооруженных Сил выросла за это время в 2,8 раза. К июню 1941 года, с учетом призыва дополнительных контингентов в Вооруженных силах было свыше 5 млн. человек[4]. Одновременно с этим увеличивалась численность пограничных войск и войск НКВД. Все это потребовало огромного количества вооружения и боевой техники. Но существовала еще одна, не менее важная, задача. Пять миллионов бойцов и командиров нужно было обеспечить обмундированием, вещевым имуществом, всем тем, что необходимо для нормальной жизни и службы. Для выполнения этой задачи была привлечена и кооперативная промышленность.

В ноябре 1939 года предприятия промысловой кооперации Горьковской области получили задание на поставку Народному комиссариату ВМФ вещевого довольствия. Заказ по двум наименованиям был выполнен досрочно. В 1940 году предприятия Горьковской промкооперации были привлечены к выполнению крупного военного заказа — как по объему продукции, так и по количеству наименований. Номенклатура вещевого имущества была очень широкой. Это были зимние шапки, красноармейские шлемы, суконное и хлопчатобумажное обмундирование для начсостава и рядовых бойцов, плащи, телогрейки, армейская обувь. Был налажен выпуск специального маскировочного имущества.

Военный заказ 1941 года увеличился по сравнению с 1940 годом и по объему продукции, и по количеству наименований — с 11 до 21 вида[5]. К производству предполагалось привлечь 36 артелей пяти промысловых союзов. Столь быстрый рост оборонного заказа привел к значительным трудностям, и надо отдать должное руководству промкооперации РСФСР: оно верно оценило ситуацию. Вопрос о выполнении спецзаказов кооператорами Горьковской области рассматривался 26 июня 1941 года на совещании у начальника Управления промкооперации при Совете народных комиссаров (СНК) РСФСР. Основными причинами неудовлетворительной работы были названы плохое снабжение сырьем, материалами, отсутствие технической документации. Своевременно принятые меры позволили решить ряд проблем, стоявших перед промкооперацией Горьковской области.

Оборонная работа в промысловой кооперации не ограничивалась выполнением военных заказов. Мало кто знает о деятельности в этом направлении добровольного спортивного общества (ДСО) промкооперации «Спартак». «Спартак», как и другие ДСО, активно занимался военной подготовкой среди широких масс населения.

«Воспитание сильных духом юношей и девушек, готовых встать в любое время в ряды бойцов для защиты социалистической Родины — вот главная задача общества «Спартак». «Военным задачам подчинить массовое спортивное движение», «Подготовить десятки тысяч крепких бойцов для Рабоче-крестьянской Красной армии» — с такими лозунгами выступал журнал «Промысловая кооперация» в те годы. Военно-прикладные и военизированные виды спорта в предвоенный период стали самыми массовыми в деятельности «Спартака». В стрелковых кружках общества было 40 тыс. артельщиков. В 1938 году среди членов артелей промкооперации насчитывалось более полутора тысяч «ворошиловских стрелков» I степени. В том же году в кружках «ворошиловских всадников» занимались более полутора тысяч артельщиков. Огромную роль сыграл «Спартак» в привлечении членов промкооперации к сдаче норм на значок «Готов к труду и обороне» (ГТО). За пять лет, с 1935 по 1940 г., обществом «Спартак» были подготовлены более 150 тыс. значкистов ГТО I и II ступеней. «Спартак» активно развивал лыжный спорт. В зимний сезон 1940—1941 гг. общество вовлекло в лыжный спорт 97 тыс. работников промкооперации и членов их семей. Мощная спортивная база позволила в дальнейшем, в годы Великой Отечественной войны подготовить в системе «Спартака» сотни тысяч лыжников. Общество создавало кружки и секции по подготовке мотоциклистов, летчиков, парашютистов, изучению пулемета и рукопашного боя[6]. Эту масштабную спортивно-оборонную работу промкооперация вела за свой счет. Только в 1940 году отчисления на финансирование ДСО «Спартак» составили 40,5 млн. рублей.

Однако самой значимой функцией промкооперации было участие в производстве продукции широкого потребления. Накануне и в годы Великой Отечественной войны она в значительной степени освободила государственную промышленность от выпуска ширпотреба, позволив ей сосредоточиться на производстве продукции для Вооруженных сил.

Как уже говорилось, Великая Отечественная война поставила перед системой промкооперации новые задачи, появились новые трудности. Только за первые полтора года войны по решениям Государственного комитета обороны (ГКО) и СНК СССР кооператоры передали в ведение оборонных наркоматов 200 наиболее крупных и технически оснащенных предприятий. Эвакуированные из оккупированных областей фабрики и заводы получали лучшие производственные помещения кооперативной промышленности. Число предприятий промкооперации значительно сократилось. Артели почти полностью лишились механизированного и гужевого транспорта и квалифицированной рабочей силы, не имели возможности обеспечить себя топливом, сырьем, инструментами. Большинство предприятий промысловой кооперации, расположенных в западных областях страны, так и не удалось эвакуировать. Все это привело к резкому падению общего объема валовой продукции в 1942 году по сравнению с 1940 годом до 40,1 проц. и до 40,7 проц. по продукции ширпотреба[7]. Сокращение производства товаров широкого потребления связано было также и с освоением промкооперацией выпуска продукции для фронта. Тысячи предприятий начали поставлять Красной армии обмундирование, военно-инженерное, медико-санитарное и общехозяйственное имущество. Развернулось производство боеприпасов, гранат, деталей и частей некоторых видов вооружения. Тысячи мастерских производили ремонт обуви, обмундирования, инвентаря и техники.

Работа велась в тяжелых условиях. Остро встала проблема кадров: десятки тысяч артельщиков ушли на фронт, были переведены на предприятия оборонных наркоматов. Их сменяли женщины и подростки. Но в артелях промкооперации особую роль играют опыт и квалификация мастера, которого часто просто некем заменить. Отсюда резкое падение производства, невозможность продолжения работы в некоторых отраслях. В первый период войны полностью заглохли народные промыслы.

Так, численность рабочих в системе промкооперации Горьковской области сократилась с 66 873 в 1940 году до 32 462 к октябрю 1943 года. Удельный вес женского труда в артелях промкооперации за этот же период повысился с 42,9 проц. до 63,6 проц., пополнение артелей шло в основном за счет молодежи. В целом артели имели обеспеченность рабочей силой не более 50—60 проц., а артели местных промсоюзов и того ниже — 40—50 проц. к штату. Но, несмотря на все трудности, в области был налажен выпуск продукции для фронта. Если в 1940 году было поставлено продукции по военным заказам меньше чем на 43 млн. рублей, что составляло не более 3—6 проц. общего производства, то к концу 1943 года удельный вес продукции по военным заказам составлял 40—45 проц. от общего валового объема. В артелях выпускались ручные гранаты, детали для артиллерийских снарядов, детали к 160-мм минометам. С июля 1941 по апрель 1944 года было произведено 616,1 тыс. кинжал-ножей для разведчиков. Промысловые союзы области организовали производство десятков видов наименований вещевого имущества, начиная от обмундирования, полушубков, сапог и валенок и заканчивая такими специфическими видами продукции, как генеральские шпоры и боевые знамена. В артелях производились медико-санитарное имущество, оборудование и инструменты для полевых госпиталей, войск связи и тыловых частей.

Даже мирная продукция в военных условиях шла на нужды обороны страны. Многие артели по-прежнему выпускали инструменты и инвентарь, но шли они теперь на оснащение танковых войск и войск связи. Так, действующая армия получила от артелей Горьковской области почти 200 тыс. пар лыж. Следует отметить, что, несмотря на все проблемы, в промкооперации среднегодовая выработка на одного рабочего увеличилась с 6778 руб. в 1940 году до 10 944 руб. в октябре 1943 года.

В январе 1942 года СНК СССР указал на необходимость резкого увеличения выпуска товаров широкого потребления, рассматривая эту деятельность как непосредственную помощь фронту. Управление промысловой кооперацией при СНК РСФСР в своем приказе от 9 января еще раз разъясняло председателям областных и краевых исполкомов, что местная промышленность и промкооперация в условиях военного времени, наряду с выполнением оборонных заказов, являются главной базой производства товаров широкого потребления.

К 1943 году промкооперация постепенно наращивает объем как военной, так и мирной продукции. Количество артелей за период с 1942 по 1943 год возрастает с 8784 до 10 189, а сеть ремонтных мастерских расширяется с 16,9 тыс. до 22,9 тыс. Но, несмотря на рост производства, довоенный уровень в годы войны так и не был достигнут. Исключение составили лишь некоторые области в составе РСФСР (Свердловская, Куйбышевская, Новосибирская). К довоенным показателям приблизилась и промкооперация Кировской области.

Рост производства был достигнут прежде всего за счет увеличения производительности труда, повышения выработки продукции работниками промкооперации. В условиях колоссальных трудностей, с которыми столкнулась система в годы войны, артельщики проявили трудовой героизм ради победы. В те годы руководство высоко оценивало их деятельность. Лучшие работники промкооперации за выдающиеся успехи в социалистическом соревновании награждались государственными наградами, ценными подарками. По результатам республиканского соревнования присуждались крупные денежные премии СНК РСФСР. Областные и республиканские системы промкооперации боролись за переходящее Красное знамя СНК РСФСР и Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов (ВЦСПС). В социалистическом соревновании активно участвовала молодежь. Широко развернулось движение фронтовых бригад. К весне 1945 года в системе промкооперации насчитывалось 14 тыс. молодежных фронтовых бригад[8].

В 1956 году система промысловой кооперации была ликвидирована. Это вызвало падение интереса к ее истории, в том числе и к роли в годы войны. Нельзя сказать, что эта тема не освещалась в работах, посвященных деятельности тыла в Великой Отечественной войне. Но эти работы относятся в основном к 1970—80-м гг. и широкому кругу читателей почти не известны.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Яковлев П.И. Промысловая кооперация СССР за 40 лет. М., 1957. С. 19.

[2] Государственный архив Нижегородской области (ГАНО). Ф. 2497. Оп. 1. Д. 386. Л. 5.

[3] Серебрянская Г.В. Волго-Вятский арсенал. Н. Новгород, 1997. С. 63—64.

[4] Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., 1992. Т. 1. С. 338—359.

[5] ГАНО. Ф. 2497. Оп. 1. Д. 490. Л. 4, 5.

[6] Промысловая кооперация. 1939. № 1.

[7] Зируцкая Е.В. Местная промышленность и промкооперация РСФСР // Советский тыл в Великой Отечественной войне. М., 1974. Кн. II. С. 294—295.

[8] Архипова Н.Г. Управление местной промышленностью и промысловой кооперацией в годы Великой Отечественной войны. 1941—1945. М., 1985. С. 70.

 

 

Ломтев Сергей Вениаминович.

Родился 12 января 1969 г. в Горьковской (ныне Нижегородской) области.

Окончил Нижегородский государственный педагогический университет (1994), аспирантуру при нем.

Специалист по современной истории России.

С 1994 года по н.в. — преподаватель истории.